Вверх страницы
Вниз страницы

Fate/Splinters of Wishes

Объявление


Fate:Stay Night Fansite Рассылка Ролевой курьер Сайт о аниме Blood Plus - Кровь+ Сайт о аниме Code Geass - Код Гиасс


Третьи игровые сутки

Город Фуюки

• Дата: 5 Августа 2005г.
• Время: 00.00 - 07.00
• Облачно, дует легкий свежий ветерок, над всей частью города и его пригорода, пройдет кратковременный дождь; температура воздуха +16º

Погода на неделю




Приветствуем, случайно и не случайно заглянувших к нам на огонёк! Вы попали на ролевую игру по мотивам визуальной новеллы Fate/Stay Night. Наш проект постоянно растёт и развивается, и мы стараемся сделать игру еще более интересной и удобной (всё для вас). Fate/Splinters of Wishes идёт с 4-го апреля 2010 года, и странные события начинают раскрываться. Но, конечно, же не всё сразу, должна же быть интрига? Так вот, Вы проходите, не стесняйтесь, поосмотритесь тут, а если понравится, то милости просим в наш премилый коллектив.



В нашей Библиотеке открыта для чтения статья про демонов. Также были обновлены статьи про Грааль, Слуг и Ассоциацию магов и дополнен Глоссарий.

Мы вернулись. Живы. На реконструкции. Сюжет всё тот же. Кто остался, тот остался. Подробнее в новостях.







Гид по игре Fate/Splinters of Wishes

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Fate/Splinters of Wishes » Архив игры » Темница замка [Англия]


Темница замка [Англия]

Сообщений 1 страница 30 из 31

1

Темница замка

http://storage6.static.itmages.ru/i/12/1227/h_1356555108_8215055_a42704a9c5.jpeg

Сырое и мрачное подземелье - темная сторона величественного замка Камелот. В этой темнице томилось немало преступников, предателей короны, врагов королевства и прочих неугодных личностей. Многие встретили свою смерть здесь, не выдержав ужасных условий содержания, или же расстались с жизнью в пыточной комнате, которая тоже наверняка была где-то неподалеку.

0

2

В темнице замка Камелот, томится истинный Король Англии - Король Артурия Пендрагон. То, чего она так хотела, её желание...оно исполнилось. И теперь у её страны другой правитель, а она оказалась заперта в темнице. Героическая Душа, имя которой Александр Македонский, рассказал её о её исполненном желании, и о том что страной правит другой правитель. И, конечно же, Артурия пожелала знать кто же это, и еще она спросила кто является Мастером Искандера. Что же её ответит Герой?

Очерёдность: Искандер, Артурия, Диармайд

0

3

- Эх, как бы я не хотел, но не могу пока ничего тебе толком рассказать обо всём происходящем. Да, и прости, за столь неуютные условия твоего здесь пребывания, но ничего пока не поделаешь...
- Так, что это я отвлёкся. Как ты поняла желание твоё сбылось, но теперь настали другие времена для этих земель. Кстати, про эти земли, мне так наскучили эти туманные пейзажи, когда-то я прошёл полмира, но в те далёкие времена я осознал, что лишь родные картины природы согревают мне душу. И что это я разболтался не по делу, хотя мне ещё частенько не хватает хорошего общения. Но не будем о моих бренных проблемах, как я тебе сказал, сообщить тебе мне пока можно немного, мой Мастер запретил оповещать тебя о нынешних событиях.

  После столь длительной речи Искандер на пару секунд замолчал, тяжело вдохнул тяжелый и сырой воздух каземата, однако, он не сдвинулся с места, казалось он прирос к каменной кладке темницы.
"Пожалуй, хоть что-то ей назову, Мерлин не запрещал мне раскрывать его, как моего Мастера."
Спустя миг герой снова приготовился продолжить свою речь для Артурии.
- Я скажу тебе одну вещь, Артурия Пендрагон, моего Мастера, а ты его  должна хорошо знать, зовут его - Мерлин.
На этом длинная речь Искандера была окончена и он остался стоять в темнице, ожидая ответа Артурии.

0

4

Лицо Сэйбер отражало полную серьезность и сосредоточенность на словах Искандера. Она немного прищурилась и подалась всем телом вперед, от чего толстые цепи лязгнули. Этот звук, казалось, не такой уж и громкий, но от него Сэйбер вздрогнула. Наверно, если бы в ее руках сейчас был меч, она, несомненно, подняла его, воинственно посмотрев за плечо, ища врага, посмевшего приблизиться и выдать свое присутствие. Но ни врага, ни меча не было. Сэйбер прикрыла на пару мгновений, словно переведя дух, вновь обратившись в слух. То, что мог сказать ей Искандер слишком важно, чтобы пропускать его слова мимо ушей.
Эх, как бы я не хотел, но не могу пока ничего тебе толком рассказать обо всём происходящем. Да, и прости, за столь неуютные условия твоего здесь пребывания, но ничего пока не поделаешь…
Сэйбер неосознанно посмотрела на свои запястья, закованные в тяжелые цепи. Если она пленница, преступница, то хорошие условия содержания выглядели бы, по меньшей мере, глупо, если не бредово.
Как ты поняла желание твоё сбылось, но теперь настали другие времена для этих земель.
«Настали другие времена?» - лицо девушки прояснилось, в ее голове мелькнула светлая мысль, что теперь  Британия благоденствует. «Но почему я здесь?»  - подумала Артурия, радость с ее немного уставшего лица исчезла так же быстро, как и появилась.
Но не будем о моих бренных проблемах, как я тебе сказал, сообщить тебе мне пока можно немного, мой Мастер запретил оповещать тебя о нынешних событиях.
-Верно, королю не пристало говорить о своих проблемах, - решительно заявила девушка с присущей только ей харизмой – Почему мне нельзя знать обо всем? Кто король? Как теперь живет Британия?  Что вообще происходит? – У Сэйбер словно замок с уст слетел, и она начала допрос Искандера. Не грубо, не слишком напористо, словно сетуя и проявляя интерес. Она немного расстроено опустила брови, словно и не спрашивая вовсе, а рассуждая. Артурия посмотрела на Искандера. Тот стоял в некой задумчивости, словно не решаясь что-то сказать. Сэйбер ожидала, услышит ли она еще что-либо, что быть может действительно важно и необходимо, или поможет выбраться. По видимости Искандер не собирался помогать ей.
- Я скажу тебе одну вещь, Артурия Пендрагон, моего Мастера, а ты его  должна хорошо знать, зовут его - Мерлин.
-Мерлин? – немного оторопевши, переспросила она. Артурия не могла поверить в то, что сказал ей Искандер – Этого же не может быть!

+1

5

Промозглый воздух, едва коснувшийся своей приятной прохладой безмятежного лица третьего заключенного, понемногу привел его в чувства. Со стороны молодой воин казался неподвижным, но его мыслительный процесс, пробудившийся незадолго до начала разговора меж двумя незнакомцами, мерно воспринимал окружение. Звуки постепенно приобретали смысл: знакомая интонация и, главное, голос - Диармайд узнал двух людей, чьи слова эхом отзвучивали от древних стен тюремного коллектора. И в подтверждение своей догадки, вальх открыл глаза. К счастью, как это обычно бывает, в помещении не оказалось ни единого источника яркого света, а потому визуальное восприятие воина почти сразу свыклось с полумрачной атмосферой. Прежняя догадка подтвердилась, в одной камере молодой фенний оказался вместе с Артурией, Королем Рыцарей, и Искандером, великим Королем-завоевателем. В прошлом двое этих благородных Героических Душ были ценными союзниками для Лансера, сыгравшие непосильную помощь в победе над Кастером. Но не стоило забывать и того, что, прежде всего, они являлись его врагами. Ими, в конце концов, и остались... Четвертая война. Это бесславное событие, раскрывшее прежнюю, глубокую рану в сердце Диармайда О'Дуйвне, как очевидно уже давно минуло. Настал черед нечто нового, на этот раз загадочного и незвестного. Возможно, новой Войны Святого Грааля, а возможно нечто большего, чем просто срежния в битве за осуществление собственных желаний. И вновь молодой воин, чьи стремления изменить тяжкий рок прошлого, казалось, должны были иссякнуть ещё в прошлой битве, вернулся к жизни в этом чуждом мире и получил право на ещё один шанс. И первый его вопрос, ответ на который скрывался за дальним перекрестком окутанного мраком будущего, был таков: «Неужели и в этот раз я встречу тяжелую, предательскую смерть подле своего господина, которому от всего сердца желаю служить верой и правдой?..»
Тяжелые оковы содрогнулись, возвещая о присутствии третьего лица. Лансер простер перед собой правую руку, проверил прежнюю хватку и прочность оков на запястьях. Крепкие. Воин грустно улыбнулся, устроился в сидячем положении и поднял на сокамерников свой спокойный взгляд, в котором промелькнул самый разумный вопрос: «Почему мы здесь?». Перебивать разговор воителей не входило в планы вальха, он решил спокойно выслушать всё до конца, и, возможно, в их словах услышать ответ на свой вопрос.

0

6

- Почему мне нельзя знать обо всем? Кто король? Как теперь живет Британия? Что вообще происходит?
- Мастер запретил мне....говорить лишнее о новом Короле, и так же, идти против его приказов, - Искандер нахмурился, и недовольно поморщился, - Он применил Командное Заклинание!, - Фраза гулким эхом пронеслась по коридорам темницы, было ясно, что это вызывало огромное недовольство у Слуги. Еще бы, ограничение действий было, пожалуй, худшим для столь любознательного и экспансивного человека как Александр Македонский. Видимо сейчас, он был не в лучшем положении, чем Артурия или Диармайд, ведь клетка не всегда может быть материальной и осязаемой.
- Думаю, для твоей страны настали не лучшие времена..., - Несколько неоднозначно проговорил рыжеволосый здоровяк, - Мне так думается, - Он о чём то напряженно размышлял, видимо не зная, что и как лучше рассказать Сэйбер, видимо что-то было под запретом, и он пытался его попросту обойти, - Ты ведь была хорошим Королем, я почему-то думаю, что была. Ведь ты понимала, что значит быть Королём, и, что Король не должен позволять помыкать собою, и позволять решать что-то за себя... Ведь так?, - Слова Слуги были несколько туманны, но он пытался хоть что-то рассказать Артурии, ибо считал, что это необходимо.

- Мерлин? Этого же не может быть!
- Не может?, - Искандер слегка прищурился, - Это почему?, - Но не дожидаясь ответа девушки, он произнёс, - Хотя, думаю ты лучше его знаешь. Ведь так?, - С какой-то трудно воспринимаемой интонацией произнёс он, на самом деле, всё это время он пытался понять своего Мастера, и пытался понять, что же ему остается делать в сложившейся ситуации, ибо сидеть сложа руки, он явно не собирался.

0

7

- Мастер запретил мне....говорить лишнее о новом Короле, и так же, идти против его приказов, - - Он применил Командное Заклинание!
Артурия опустила глаза. Командное заклинание…Да, это то, против чего Слуга никогда не пойдет, чтобы ни случись. Но как, как узнать обо всем? Искандер, этот большой, рыжий, немного неотесанный, все еще зовущий себя, самым великим королем, был единственным окошком,  дающим немного представления о мире, об Англии.
- Думаю, для твоей страны настали не лучшие времена...,
Артурия подняла на него глаза. Плохие времена? Она проговорила эту фразу про себя. Встрепенулась. Сэйбер желала достойного короля, почему же сейчас Англия бедствует? –
Ты ведь была хорошим Королем, я почему-то думаю, что была. Ведь ты понимала, что значит быть Королём, и, что Король не должен позволять помыкать собою, и позволять решать что-то за себя... Ведь так?,
-Да, это так. Я до конца следовала пути короля, - ответила Артурия – Значит королем помыкает кто-то…Но кто? Пальцы с силой сжимали яблоко, ногти впивались в кожуру. Сок капал на одежду, но девушка, казалось, даже не замечала этого. Она теперь старалась понять, что еще может сказать ей полезного Искандер.
- Хотя, думаю ты лучше его знаешь. Ведь так?
Глаза Артурии пытались зацепится за что-нибудь в темноте камеры. Не выходило.
-Думала, что знаю, - не менее туманно ответила Сэйбер, глядя теперь куда то перед собой. Она старательно собирала в голове все кусочки мозаики слов, сказанных ей, не особо задумываясь, о том, что говорит вслух.
-Англия в беде... Король просто марионетка…Им помыкает кто-то очень сильный…Он же решил посадить меня сюда, чтобы я не мешалась…Мерлин хозяин Искандера, возможно, именно он управляет Англией из тени…Не могу в это поверить,- губы двигались, но звук пропадал.
Сэйбер посмотрела на рыжего здоровяка, искренне желая услышать еще что-либо.
Она не такого желал своей стране. Потому, нужно отсюда сбежать. Но как? Не важно, просто нужно…открыть замки на оковах, дверь…Пусть все, что она напридумывала, не правда, Англия сейчас нуждается в сильном правителе, она его найдет, не смотря ни на что, пусть не с помощью грааля, найдет. Как ни странно, сама она обратно на трон, упрямо не хотела. Нет. Она даже не думала о таком.

0

8

Как было ясно из разговора двух королей, желание Сэйбер исполнилось, но на лице озабоченного благополучием своей страны короля было написано, что структура желаемого сильно отличалась от результата. Страной управлял некто, не имеющий возможности действовать из личных убеждений, а вынужденный принять сторону, возможно, не лучшую для блага государства. Ситуация возбудила в разуме молодого воина события из его прошлого; он вспомнил принцессу, дочь короля Ирландии, вынужденную выйти замуж поперек своей воли, и горестные её мольбы о желании покинуть замок своего отца до свершения брака. Не смотря на состояние легкой ностальгии, Диармайд спокойно воспринимал разговор двух слуг. Заметно раздосадованный Король Завоевателей поведал имя своего мастера, что, в свою очередь, вызвало сильное удивление у Сэйбер, которая, как могло показаться со стороны, не могла поверить словам Александра. На самом деле информации, полученной в ходе призыва в четвертой войне, едва ли хватало, чтобы узнать имя противника, раскрывшего сущность своего Небесного Фантазма, чья жизнь проистекала задолго после смерти Диармайда. Знания касательно героев британского эпоса ограничивались посредственными сведениями о ключевой фигуре, о короле Артуре, бессмертная слава которого навсегда оставила очерк в мировой истории. Из этого следовало, что об истинной сущности Слуги-Сэйбер Диармайд имел большее представление, чем о её наставнике. Однако история имела наименьшее значение в нынешнем расположении вещей. Фундаментом неясности до сих пор оставалась причина, по которой Диармайд, лицо не связанное с дилеммой британского государства, оказался заключенным в темнице замка рядом с Артурией и Александром. В случае с последним, впрочем, ключевую роль играла связь «мастер-слуга», поэтому нельзя было сказать, что Райдер находился в том же положении, что и Диармайд. Неясность, как правило, худший враг, смириться с браздами которого, значит, отринуть всякую истину, чего копейщик допустить никак не мог. Потому главной задачей, которую он поставил перед собой, значило преодоление преграды неясности, за которой пряталась возможность разобраться во всём происходящем. Начал он, впрочем, с самых существенных вещей.
   - Из всего следует, что ныне британское государство в незавидном положении, - спокойно озвучил свою мысль Диармайд, до этого молчаливо наблюдавший за разговором двух сокамерников, - Под гнетом могущества узурпатора король наверняка сломлен и положение его безнадежно.
Молодой воин нахмурился, словно его же слова взывали в нем к справедливости, затем обратил свой взгляд к статному богатырю напротив Артурии.
   - Вижу, Король Завоевателей, тебя также не устраивает положение. - Лицо вальха приняло задумчивый вид, - Используя власть Командного Заклинания, волшебник выявляет ряд вполне очевидных фактов, основываясь на которых можно сказать, что он являет собой ключевую фигуру некого замысла внутри государства, либо является прямым посредником такого человека, либо... - догадку о противостоянии он оставил на интуитивном восприятии, решив сразу перейти к главному вопросу:
   - Какую связь имеет происходящее со священным ритуалом Войны Грааля?
Точного ответа на свой вопрос Диармайд, конечно же, не ждал. Он понимал положение двух воителей, заключенных в одной камере вместе с ним, и полагался скорее на коллективное мнение о ситуации, чем на какой-либо конкретный ответ. Не спроста же случилось так, что он, сын О'Дуйвне, оказался под одной крышей с этими людьми.

0

9

Значит королем помыкает кто-то…
Хмуро опустив голову, и вдохнув глубоко сырой воздух темницы Искандер сохранил молчание, так как не мог ничего сказать, хотя, возможно, и желал этого.
-Англия в беде... Король просто марионетка…Им помыкает кто-то очень сильный…Он же решил посадить меня сюда, чтобы я не мешалась…Мерлин хозяин Искандера, возможно, именно он управляет Англией из тени…Не могу в это поверить.
На следующую реплику Артурии рыжебородый здоровяк собрался с мыслями, однако озвучить их он по-прежнему не мог. Это сильно удручало бывшего властителя почти всего мира, он сохранил хмурый вид лица, но открыл уста, чтобы промолвить, то , что было и так ясно.
- Прости, но больше я не могу тебе поведать. Озвучив короткую фразу, которая вертелась в голове у Искандера, он уже собирался уходить, но внезапно он услышал голос другого узника, который обратился к нему.
- Из всего следует, что ныне британское государство в незавидном положении.Используя власть Командного Заклинания, волшебник выявляет ряд вполне очевидных фактов, основываясь на которых можно сказать, что он являет собой ключевую фигуру некого замысла внутри государства, либо является прямым посредником такого человека, либо...
Райдер направил свой суровый взгляд на Лансера.
- Какую связь имеет происходящее со священным ритуалом Войны Грааля?
Грааль исполнил желание Короля Артура, поэтому теперь всё так. Думаю Мастер знает больше, но вот делиться подобной информацией он со мной не желает. Так что я знаю о происходящем немного.Как видишь я тоже своеобразный заложник всех этих событий.Проговаривая последнее слово, Искандер уже развернулся и направился к узкому проходу каземата, оставив узников, размышлять о всём происходящем.

Отредактировано Iskander (27.02.2011 21:49)

0

10

- Прости, но больше я не могу тебе поведать
- Но..., - всё, что сорвалось с уст Короля Рыцарей, она просто должна была знать больше, просто обязана...
Девушка пребывала в замешательстве, она не могла понять, как же могло всё так обернуться. Её желание состояло в том, чтобы сделать свой народ и свою страну счастливее, она желала лучшего, чем она сама, правителя, при котором царило бы процветание. А сейчас же что? В стране происходит что-то неладное, и возможно, что дальше будет хуже. Как же так? Неужели новый Король оказался не достойным своего ответственного поста? И кто, в конце концов за ним стоит? Её просто захлёстывали эмоции, они её топили, не давая нормально дышать, казалось, что она оказалась в открытом море в шторм, и берега ни с одной стороны не видно. Её мечта сейчас с шумом трескалась и рассыпалась на мелкие осколки, и эти осколки впивались ей в душу, раня больнее чем острый меч.
Нужно было что-то делать, нельзя сейчас поддаваться эмоциям, в своей жизни она через многое прошла, и сейчас, поддаться нахлынувшим эмоциям было непозволительной роскошью. Она сейчас не чувствовала свою силу Слуги, точнее будто что-то тяготило её, что-то невидимое, и что-то сдерживающее.
"Барьер?"
Конечно же, уровень мастерства Мерлина позволял ему делать во истину уникальные вещи. Артурия помнила каково было мастерство этого волшебника, он даже в детстве уже предсказывал будущее.
"Будущее! Возможно он знал, что я здесь появлюсь? Мне нужно с ним поговорить!"
Тут до ушей девушки донеслись слова, по всей видимости другого из узников, находящихся в этом подземелье. Она услышала, что тот тоже интересовался происходящим, и голос, такой спокойный и мягкий, ей показался знакомым...
- Диармайд?, - несколько неуверенно от удивления, произнесла она, подойдя к решетке и крепко ухватившись за железные прутья. Увидеть того кто был в другой камере она не могла, потому, что та камера располагалась не напротив, а рядом слева.
"Как он здесь оказался? Неужели так же как и я?"

+1

11

Величие Короля Завоевателей значительно померкло. Прежняя улыбка и уверенность, часто сопровождавшие лицо импозантного гиганта, сейчас сменяла покаянность в том, что он не мог поведать двум узникам всей правды. Искандер выглядел мрачно... принужденно. В сумерках угрюмой, тюремной отчужденности это показалось Диармайду особенно явственно. Молодой вальх понимал его чувства, поэтому не озвучил в след высокой, гордо удаляющейся фигуре те вопросы, к которым до сих пор искал ответы. Вопреки этому в его воображении постепенно складывалась мозаика событий, но её главная, ключевая деталь как и прежде отсутствовала. Волей-неволей он, вероятно, стал соучастником некой реформации, зачатки которой, как ему казалось, явят себя очень скоро. Он отчетливо помнил упорство и непоколебимую волю, с которыми Король Рыцарей прежде сражалась за своё желание, потому его уверенность в том, что Сэйбер и в этот раз проявит твердые рыцарские качества, уже сменилась незыблемой убежденностью. В особенности сложившейся ситуации, действия в которой как раз подразумевали к этому. Ну а что до него, Диармайда... похоже, выбор его изначально был невелик. Поскольку он оказался сокамерником Сэйбер и отчасти разделял её намерения, подразумевающие благополучие великой державы, со всей вероятностью можно было сказать, что он примет именно её сторону, если ситуация потребует такой выбор. Хотя бы из собственных принципов.
Цепи устало звякнули, Диармайд приник к грубой, холодной стене, вглядываясь в перспективу угрюмого коллектора, выход из которого был окутан непроглядной тьмою. В этот момент до его ушей донесся удивленный голосок сокамерницы, расположившейся по соседству, которая, казалось, также была озадачена новым, но порядком знакомым узником. Вальх привычно поприветствовал девушку жестом руки, отчего от холодных стен отзвучало глуховатым, металическим шелестом слегка поржавевших цепей.
  - Я тоже рад слышать твой голос, Король Рыцарей. - На его лице промелькнула усталая улыбка, хотя заметить её было нельзя, интонация голоса молодого воина о ней открыто поведала, - И, пожалуй, озадаченность моя сравнима твоей.
Не без отчаянного вздоха он дал сокамернице понять, что также не ведает причин, по которым оказался в этом месте.
  - Но думаю я о другом, - развеяв прежнюю задумчивость, он примкнул плечом к металу решетки, рассматривая в свете ближайшего факела кандалы, прочно закрепленные на обоих запястьях. -Негоже Королю сидеть в угрюмой темнице, когда страна его охвачена смутой. Есть идеи, как нам выбраться отсюда, Сэйбер?
  Как уже можно было понять из недалеких, но оптимистичных планов Диармайда, тот отчего-то решил отринуть оставшийся туман неясности, с надеждой уповая, что время рано или поздно развеет путь или хотя бы узенькую, но длинную и ясную тропку ко всем сокрытым истинам.

+1

12

- Я тоже рад слышать твой голос, Король Рыцарей. И, пожалуй, озадаченность моя сравнима твоей.
- Я рада компании истинного война, с которым прежде имела подлинную честь скрестить оружие и сражаться плечом к плечу, но, признаться по правде, я бы предпочла встретиться в более приятной обстановке, - Сэйбер начала в задумчивости мерять камеру шагами, по крайней мере, насколько ей это позволяли злосчастные цепи, воплощения той беспомощности, которая тяжелым камнем висела на её душе. Железные оковы раздражающе звякали и шуршали по грязному каменному полу, когда она, достигая одной стены, резко разворачивалась, чтобы взять курс на другую. - Однако меня, право, твое присутствие больше настораживает, нежели озадачивает. Не пойми меня неправильно. Просто мне кажется странным - если не подозрительным - то, что в одном месте оказались сразу три Героические Души, некогда сражавшиеся в одной Войне за Грааль. Я чувствую за этим скорее чью-то злую волю, нежели случайное стечение обстоятельств. Ведь это результат моего желания, ни ты, ни Искандер здесь совершенно ни при чем. Но тем не менее, величие, честь и гордость могучего Короля Завоевателей вновь попрана услужением очередному Мастеру, а Диармайд заточен в казематах вместе со мной, сам не зная, за что... Одно можно сказать с уверенностью: если с Искандером всё понятно, то ты также прямо или косвенно связан с тем, что творится в моем королевстве, хотя пока и не понятно, как именно...
Выдав всё, как на духу, Артурия постепенно начала набираться непоколебимой решимости вновь исправить то, что произошло по её вине. Она уже осознала, что её желание было не более, чем проявлением низменного эгоизма. Почему же она решила, что была недостойным королем? Да, её правление было не идеально, но теперь ей стало казаться, что, несмотря на те горести, постигшие её народ по её вине, она принесла им ничуть не меньше благ. Но вместо того, чтобы осознать свои ошибки, извлечь из них урок для себя и уверенным взглядом встреить грядущие времена, она решила вмешаться в уже мало что значащее прошлое, пожелав своим подданным другого правителя и проявив тем самым непозволительное для короля и для рыцаря малодушие.
Моё правление не было мудрым... но я старалась быть справедливым королем. Теперь мне вновь предстоит исправлять последствия собственной слабости.
- Негоже Королю сидеть в угрюмой темнице, когда страна его охвачена смутой. Есть идеи, как нам выбраться отсюда, Сэйбер?
Внезапные слова Лансера с такой поразительной точностью озвучили её мысли и намерения, что Сэйбер невольно подумала, что он каким-то непостижимым образом заглянул ей в голову.
Её зрение уже достаточно привыкло к полумраку, чтобы разглядеть цепь, толстой змеёй, ползущую следом за ней. Не придумав ничего лучше, она рухнула на колени и стала перепирать в руках сдерживающие её путы. Тонкие пальчики девушки проворно перебирали массивные звенья, выискивая малейшую трещинку, малейшую слабину, которая могла бы стать её слабой надеждой на избавление... Однако цепь, как назло, попалась прочная, а её звенья - без малейшего изъяна. Не теряя решимости и развивая свою мысль, Сэйбер уперлась взглядом в кольца на стене, к которым крепились цепи. несколько быстрых шагов - и вот она уже скользит ладонями по холодной каменной кладке.
Сэйбер не верила в удачу, но тот, что оба кольца были заметно расшатаны, а камень - потрескавшийся и крошащийся, приятно её удивил.
- Сейчас любая здравая мысль может стать нашим путем к свободе, мой друг. Возможно, я смогу избавиться от цепей, но надо будет ещё как-нибудь выбраться из камеры...
Пометавшись по своему тесному узилищу, она, наконец, нашла в углу пару отколовшихся от старой кладки булыжников и, подскочив к кольцам, стала воодушевленно долбить крошащийся камень. Спустя минуту она с удовлетворением почувствовала, что непрочная кладка совсем чуть-чуть, но всё же поддалась её усилиям.
- Скажи, Диармайд, - произнесла она, вставляя слова в перерывы между равномерными стуками камня о камень. - Ты тоже чувствуешь, как что-то подавляет твои силы? Ты ведь не можешь дематериализоваться?

0

13

Диармайд усмехнулся в знак одобрения, ощущая примерно то же самое. Как фенний он безусловно хотел закончить прежнюю схватку с Королем Рыцарей, считая это своим незавершенным долгом. Тем не менее, он также понимал, что при теперешних обстоятельствах эта схватка не приблизит его ни на шаг к исполнению желания, ради которого он сражался в Четвёртой войне. Отсутствие мастера негласно утверждало, что теперь вальх сам по себе. И как бы ни было сложно признать, означало это лишь бездействие на пути к желанному. С грустью вздохнув, Диармайд О'Дуйвне перелистнул страницу с бременем прошлого, вернувшись к насущному. Краешком сознания он до сих пор отчаянно уповал, что, возможно, в этой иллюзорной, кратковременной реальности, где он был лишь призраком прошлого - конспирирующейся Героической Душой Копья, у него вновь могла появиться возможность перебороть гнет нелегкой судьбы, искренне сослужив верную службу своему будущему покровителю.
- Быть может, так и есть, - согласился Лансер, наконец отринув прочь пыльный фолиант нерадостных воспоминаний, - Одно ясно наверняка - покуда не покинем это злосчастное место, обо всём остальном нам остается только гадать.
Тщательно осмотрев кандалы в бархатном свете ближайшего факела, Диармайд отметил, что болты, скрепляющие железные кольца вокруг запястий, были порядком поржавевшими и выглядели ненадежно в отличие от той же цепи. Из соседней камеры тем временем послышался приглушенный стук, словно Сэйбер решилась пойти напролом. В духе Короля Рыцарей, подумал Диармайд, напористо скользнув по ближайшему выступу грубой каменистой стены облаченным в сталь запястьем. С проблеснувшими искрами вальх обнадеживающе признал, что при некоторых усилиях сможет стереть поржавевшие шапки креплений. Этим он и решил заняться в ближайшее время, и по тюремному каземату расплылась грубая мелодия из тяжелых постукиваний и не особо приятного металлического поскальзывания.
- На подкоп у нас времени нет, - меж тем не особо оптимистично прозвучал ответ, - Отсутствие караула, впрочем, тоже едва ли на руку...
Вопреки тщетной надежды, что могла существовать хоть какая-то вероятность выудить у стражников ключи от камер, в отличие от холодной и безразличной решетки Диармайд имел при себе некоторые ухищрения, что могли бы пригодиться в случае с караулом.
Последующее предположение Сэйбер застало молодого воина на мысли, как бы неплохо было использовать Небесный Фантазм, которому по силам рассечь злосчастную решетку и цепь в два счета.
- Пожалуй, - уже задумчиво откликнулся Диармайд, сбив один из болтов на правом запястье, - Прежде я счел причину слабости в отсутствии мастера. Но теперь мне кажется, что нечто, возможно волшебного характера, с успехом подавляет наши силы... С Искандером вы говорили о Мерлине. Он - волшебник?
Уже догадываясь о предусмотрительности человека, что со всей вероятностью пересек всякую нехитрую попытку к побегу, Диармайд предположил, что этот некто был умельцем среди волшебников, поскольку его волшебство даже пересилило магическое сопротивление Сэйбер. Если дела обстояли действительно так, то выбираться им придется, руководствуясь умом и силой, позабыв о невероятных способностях Слуг. Впрочем, как гласила не раз подтвержденная истина: лучшее средство против волшебника - не волшебство, но  физическая сила и ум, который позволит правильно ею воспользоваться.

Отредактировано Diarmuid Ua Duibhne (20.04.2011 10:02)

0

14

Протяжное звяканье металла о камень подсказало Артурии, что молодой вальх также решил уделить самое пристальное внимание сдерживающим его оковам и, судя по всему, принялся выбивать болты из кандалов. Сетуя на свою недогадливость, девушка прервала свою разрушительную деятельность и скользнула взглядом по своим запястьям, но, как назло, ржавчина всего лишь едва тронула металлические штырьки, которые прочно засели в железных оковах. Цыкнув языком от досады, Сэйбер с удвоенной силой стала обрушивать камень на непрочную стену каземата. Грязно-серая пыль клубилась в затхлом воздухе, набиваясь в нос, но девушка не обрашала на это совершенно никакого внимания, чувствуя, как кольцо, грубо вбитое в стену уже вовсю ходит ходуном.
- Никто не смеет сажать на цепь Короля Британии! - вскричала Сэйбер, чувствуя, как в душе закипает праведный гнев, и, обхватив цепи обеими руками, изо всех сил потянула на себя. Мускулы заныли от напряжения, однако тренированное тело закаленной во многих сражениях воительницы продолжало сопротивляться неведомой злой воле, которую олицетворяли эти оковы. Протяжный стон поддающегося металла музыкой отозвался в возликовавшей душе девушки, и в следующий миг она совсем не по-королевски растянулась на полу, когда изрядно погнутое кольцо вылетело из стены, словно пробка из бутылки. Вскочив на ноги и не обращая внимания на головокружение, Артурия вцепилась в кольцо и не удержалась от победной улыбки. Мало того, что она вырвала крепление из стены, так кольцо было ещё достаточно источено влагой и временем, чтобы значительная его часть не выдержала напряжения и обломилась.
Сэйбер проворно освободила сдерживавшие её путы и критично осмотрела себя. Теперь с её запястий свисала пара цепей, каждая длиной примерно по полтора метра. Пожав плечами, девушка принялась неторопливо наматывать их на свои предплечья, здраво рассудив, что таким образом у неё, лишенной доспехов и меча, будет хоть какое-то средство для ближнего боя.
- Отсутствие караула настораживает ещё больше, - задумчиво произнесла Артурия в ответ на высказанную вслух несколько секунд назад мысль Диармайда. - Когда я занимала трон, здесь всегда стояло на страже двое охранников, которые сменялись каждые двенадцать часов. Сейчас же мне кажется, что мы с тобой - единственные живые существа в этой темнице. Непозволительно! Что за пренебрежительное отношение к долгу!
Принципиальная девушка, полностью подчинявшая букве долга и рыцарскому кодексу чести, не могла поверить, что своевольные стражники бросили ввереных им под надзор заключенных. Непримиримое плямя праведного гнева разгоралось в душе Короля Рыцарей все сильнее, грозясь вскоре обрушиться на занимавшего её законное место узурпатора и стоящую за ним темную личность.
- Прежде я счел причину слабости в отсутствии мастера. Но теперь мне кажется, что нечто, возможно волшебного характера, с успехом подавляет наши силы... С Искандером вы говорили о Мерлине. Он - волшебник?
- Да, самый могущественный волшебник этого времени. Он был моим учителем и наставником, мудрость и знания его не ведали границ. Поэтому я не могу поверить, что за всем этим стоит именно он, иначе он не стал бы посылать сюда Искандера. Это в его стиле - скармливать подсказки одну за другой, словно с ложечки. Мерлин никогда бы не допустил, чтобы в королевстве случилась смута, а это значит, что либо с ним самим что-то случилось, либо он пока просто не имеет возможности поведать нам больше, чем сказал Искандер.
Сэйбер на минуту замолкла, погрузившись в размышления. И всё же не стоит забрасывать версию того, что Мерлин был причастен ко всему происходящему самым что ни на есть прямым образом. Однако была ещё одна личность... Вот уж Артурия тогда не удивилась бы, если бы она стояла за всем этим...
- Вот Моргана, сестренка моя заклятая, вполне может быть причиной охвативших мое королевство несчастий, - Сэйбер раздраженно обрушила на решетку удар обмотанной цепью руки, наполнив темницу неприятным гулким лязгом. - Однако бессмысленно строить предположения... Надо развеять их, чтобы добраться до настоящей истины.

0

15

Высвободив правое запястье, на котором остался алеющий шлейф от грубого металла, Диармайд с некоторым успехом проделал то же самое и с левым. Болты, лишенные плоских шапок, постепенно соскакивали, но каждый из их числа стоил немалых усилий, словно вальх непосильными рывками пытался сдвинуть булыжник, в два роста превышающий его самого. Порядком затравленный этим делом, в какой-то момент он даже захотел разделить гнев Короля Рыцарей и также, стремительно пронзив тишину угрюмого подземелья звучным голосом, дать острастку пленившим их злоумышленникам. Но впоследствии отказался от этой затеи, заставив себя сбивать ржавые болты ещё с большим упорством. Из соседней камеры тем временем прозвучал шум, и Диармайд сразу понял, что Артурии удалось справиться с оковами. Не смотря на хрупкое женское тело, чуждое для суровых ратных приключений, молодой воин знал, насколько в действительности была сильна бриттская воительница, с которой некогда он имел честь скрестить оружья. Поэтому его едва ли удивило то, что Сэйбер преуспела с тяжкими кандалами даже быстрее, чем он сам. И ко всему прочему, последний из болтов, намертво скрепляющий толстые, полукруглые наручи, победно слетел следующим же мгновением. Отбросив тяжелые путы в сторону, Диармайд явственно ощутил себя птицей, способной беспрепятственно распахнуть свои крылья. Тем не менее, это решило лишь полпроблемы. Угрюмая решетка, пересекающая отчаянный шаг к свободе, как и прежде стойко прорастала из камня по всему своему периметру.
  - Сомневаюсь, что стража своевольно оставила пост. - Растирая порядком онемевшие запястья, огласил свою мысль уже осматривающий решетку копейщик, - Если это непредумышленная задумка, то кто-то явно посчитал, что караул излишен.
  Грубый металл тяжелых оков, непреодолимая решетка, каменные стены и, в завершении, волшебный барьер, преуменьшающий силы призрачных существ – можно предположить, что большего и не требуется, чтобы сдержать двух отчаянных героев во мраке угрюмой темницы. Но если взять в оборот пояснения Сэйбер относительно Мерлина, то можно предположить, что заправский волшебник, бывший некогда наставником юной Артурии, радушно подсобил двум узникам. Впрочем, считать это чем-то большим, чем простой догадкой Диармайд не счел нужным.
После углубленного повествования Артурии про мудрого чародея, Диармайд непроизвольно вспомнил Ангуса, своего благородного покровителя, который ни разу не оставлял его в беде. Вальх с пониманием отнесся к словам Сэйбер, искренне веря, что Мерлин действительно не являл ключевую фигуру недоброго замысла, которому им вскоре предстояло противостоять.
  - Будем надеяться на лучшее, но на всякий случай подготовимся к худшему, Сэйбер, - ободряюще улыбнулся копейщик, пытаясь разглядеть, насколько глубоко ушли в камень крепления толстой решетки. Вместе с этим воин обзавелся твердым желанием как можно быстрее достичь всех истин, что скрывались за укрытым непроглядной тьмой выходом из мрачного каземата. - Петли створчатой решетки выглядят наглядно поржавевшими. - Окликнул Диармайд, наощупь удостоверившись в этом, - Навскидку могу сказать, что они ненадежные в отличие от замка. Как у тебя?

0

16

Факт того, что стражи поблизости нет и не предвидится в скором времени, естественно не прибавил ситуации оптимизма. Сэйбер начала мерять свою камеру быстрыми шагами из угла в угол, стараясь собраться с мыслями. Однако полумрак и присущее всем темницам гнетущее уныние всё ещё давили на сознание Короля Рыцарей, мешая ей сосретоточиться на главном - на освобождении, а мысли то и дело уплывали в сторону, вновь возвращаясь к тому, почему же всё так обернулось. Цепи легонько звякнули, когда Сэйбер энергично потерла лицо грязными ладонями, чтобы сосредоточиться.
- Петли створчатой решетки выглядят наглядно поржавевшими, - послшался возглас её товарища по несчастью, который с готовностью подхватило гулкое эхо темницы. - Навскидку могу сказать, что они ненадежные в отличие от замка. Как у тебя?
Ага, раз внимание переключилось на решетку, значит, от кандалов смекалистый вальх уже каким-то образом тоже избавился. Минуту назад Артурия слышала характерное бряцанье цепи, но, погруженная в раздумья, не придала этому особого значения. Ещё один шаг на пути к истине был сделан ими четко и в ногу. Понемногу надежда вновь стала согревать душу девушки, снимая оцепенение с её разума, и Сэйбер, улыбнувшись, тоже уделила решетке своей камеры самое пристальное внимание.
- Я не такая удачливая, как ты, - в голосе её не чувствовалось разочарования, поскольку пальчики Сэйбер, скользившие по прутьям решетки, то и дело наталкивались на выщербины и царапались о грубую поросль ржавчины, - однако состояние самой решетки столь же плачевно, как и наше. Думаю, я смогу пробраться сквозь неё.
Дальнейший план освобождения уже созрел в её голове, намертво приклеив к её губам уверенную улыбку, которую не смог согнать даже явный недостаток средств для его реализации. Пальчики девушки вновь чуть ли не с нежностью пробежались по источенному временем металлу прутьев. Их толщина вовсе не смущала девушку, она на собственном примере уже знала, что размеры порой не имеют никакого значения.
Следующие её действия были идеально выверены и полны непоколебимой уверенности. Её душа рыцаря просто не могла смириться с поражением, а несгибаемая воля вырезала на корню сомнение и неуверенность.

Удовлетворенный щелчок пальцев, обнаруживших слабину в одной из решеток... Пронзительный треск разрываемой ткани - подол покрытого грязью некогда голубого платья укоротился примерно на треть... Быстрые шаги в угол камеры, где стояло небольшое деревянное ведро с мутной застоявшейся водой... Слабый плеск... Отлично, пропитанная влагой ткань выдержит большую нагрузку...

- Хья-я-я! - звон металла заунывной песней разнесся по казематам, когда небольшая решетка, закрывавшая слив для воды в основании одной из стен, испытала на себе всю непреклонную решимость Артурии и тяжесть уже проверенного в деле булыжника. Разбитая кладка вокруг отверстия, свидетельствовавшая о немалых усилиях к освобобождению сотен предыдущих обитателей этого узилища, не выдержала таких испытаний судьбы, и вскоре старания девушки были вознаграждены прочным железным прутом примерно с предплечье длиной.
Сэйбер вновь преисполнилась подозрениями. Было ли случайностью то, что её посадили в настолько измученную временем  камеру с проржавевшими решетками и крошащейся кладкой, или же опять чьим-то умыслом? Однако думать об этом прямо сейчас было бессмысленно.
- Надеюсь, это сработает, - пробормотала Сэйбер, обернув сырой тканью два прута решетки и приспособив к ней в качестве рычага с таким трудом добытую железку. Глубоко вздохнув, Сэйбер начала вращать прут. Ткань быстро скрутилась тугой спиралью, и теперь все усилия Артурии уходили на то, чтобы стянуть друг к другу выбранные прутья решетки.
Двадцать оборотов... Тридцать... Сорок... Мышцы девушки ныли от чудовищной нагрузки, но она лишь упорно стискивала зубы и продолжала крутить рычаг, оборот за оборотом. Ткань трещала от напряжения, но ещё держалась, и Сэйбер от всей души надеялась, что некогда её портные знали свое дело.
Пыхтя от натуги, девушка сделала ещё один оборот, и прутья, издав протяжный стон, согнулись на дюйм. Артурия облегченно выдохнула и, собрав силы для последнего рывка, вновь налегла на рычаг.
Её крепкие мышцы пронизывали раскаленные иглы боли, пот струился по её напряженному лицу, но спустя минуту, она уже смогла просунуть голову в расширившуюся щель между прутьями решетки, а затем проскользнуть полностью.
Темница радушно встретила её светом развешанных по стенам факелов. С непривычки глаза ощутимо резануло, и с минуту Сэйбер беспомощно терла глаза тыльной стороной ладони. Когда звездочки, мелькавшие перед её взором, успокоились и сошли на нет, девушка поспешила к соседней камере.
- Диармайд! - воскликнула она и невольно улыбнулась, увидев, что молодой воин тоже времени зря не терял.

0

17

Оптимизм Сэйбер придал Диармайду некоторую уверенность в собственной задумке, которую молодой вальх, сказать по правде, особо успешной в плане реализации отнюдь не считал. Сталось так, что другого выбора просто не оказалось, а непростой и, скажем так, порядком муторный вариант был первой и единственной надеждой шагнуть сквозь толстые створы угрюмой решетки. Диармайд удрученно вздохнул и тщательно оглядел песочный настил, стараясь приметить не слишком малый, продолговатый и - главное - достаточно тяжелый камень. К счастью, кельтскому воителю даже не потребовалось собирать экспедицию с целью археологических раскопок, и нужный валун отыскался почти сразу, как назло укромно спрятался под ложе, торчком упираясь в подушку. Стоило порадоваться, что воину не пришлось очнуться, лежа на грязной ткани с зияющим отпечатком от грубого камня на лице. Лансер подхватил булыжник, проверил его прочность, прикинул шансы на успех и, поблагодарив благосклонность царицы удачи, поспешил к решетке. Присев подле ржавых створов запертой на замок двери – единственного пути наружу, он протиснул сквозь грязные прутья правую руку с булыжником и, навскидку прицелившись, не жалея сил вдарил по ржавому креплению нижней петли. Гранитная крошка разлетелась по сторонам, упор наполовину сдвинулся в нужную сторону – вальх улыбнулся незначительной продуктивности своей задумки и, как можно сильнее поддав решетку вверх, продолжил сбивать крепление. 
   Тем временем Сэйбер тоже огласила свою задумку, которая, признаться, не только удивила Лансера, но и слегка озадачила. Изначально копейщик подумал, что Сэйбер упорно решила протиснуться сквозь бреши между стальными прутьями, полагаясь на собственную миниатюрность, которая в их случае могла сыграть ей на руку. Но оглядев решетку и прикинув ширину, которой явно не хватало для того, чтобы протиснулся человек, разумно решил, что воительница огласила лишь часть своего плана. Следом из соседней камеры прозвучал гулкий шум и скрежет, эхом объяв подземелье тяжелой мелодией. Диармайд также продолжил нелегкие попытки сбить упоры на петлях, вторя настойчивым стараниям Сэйбер. Спустя некоторое время затраченные силы и упорство одержали победу над креплением нижней петли; оно звонко вылетело, освобождая напряженную втулку, сдерживающую на себе вес тяжелой решетки. Оставалось проделать то же самое и с верхней петлей и тогда, приложив непосильные усилия, можно попытаться снять железную дверь с петель, игнорируя при этом запертый замок. К счастью, конструкция решетки позволяла это проделать, поскольку очевидное препятствие – верхняя и нижняя фиксация двери – отсутствовало.
   Из соседней камеры слышался треск натянутой до упора ткани, и до Диармайда постепенно дошел весь смысл задумки, которую Сэйбер в семи потах воплощала в реальность. Вот что значит настоящее рыцарское упорство! Сам он, к сожалению, последовать задумке Артурии не мог, поскольку в его случае пришлось бы гнуть прутья по обе стороны и до невозможных результатов, которые бы позволили протиснуться стройному, но статному воителю. Вместо этого он, взобравшись на решетку и, налегая всем телом, стараясь поддать её как можно выше, упорно выбивая крошащимся булыжником упор с верхней петли, который постепенно поддавался его стараниям. Наконец, и он, ржавый и осыпанный свежей крошкой, вылетел из втулки, позволив тяжелой решетке слегка осесть. Вальх спрыгнул на песок, с торжеством размяв уставшие мышцы, и в этот момент снаружи показалось запыхавшееся, но определенно довольное своим прежним успехом лицо Сэйбер.
   - Похоже, удача в этот раз сопутствует отнюдь не мне. - Та улыбка, с которой Лансер произнес эти слова, обрела такую же надежду, которая мерцала во взгляде воительницы. - Решетка порядком разболтана, крепления на петлях сбиты. - Диармайд посмотрел на Сэйбер, как на боевого товарища и затем продолжил: - Не хочу показаться невеждой, но от помощи не откажусь, поскольку щеколда крепка и без ключа замок не сбить – но он не помеха, если нам удастся преодотель длинну стержней, на которых крепится решетка.
   Не дожидаясь ответа, что со всей вероятностью твердо и настойчиво прозвучит из уст Короля Рыцарей, Диармайд обхватил со стороны петель горизонтальную планку, скрепляющую металлические прутья тяжелой решетки, и со всей силы подал вверх.

0

18

- Конечно, сейчас я помогу, - Сэйбер согнулась, упершись в колени грязными ладонями, чтобы перевести дух. Через несколько секунд грудь, которая буквально минуту назад с немалым трудом протискивалась сквозь прутья решетки перестала ныть, и девушка, подскочив к решетке, за которой вовсю трудился над своим освобождением Диармайд, и скрежетнув о прутья обмотанной вокруг руки цепью, начала толкать верхнюю горизонтальную планку.
Пусть они с копейщиком и были врагами в Войне за Грааль, но ирландец был честным и благородным войном, воплощавшим в себе все те качества рыцаря, которыми так гордилась сама Сэйбер. Вдобавок теперь, не связанные контрактами и приказами, они не имели никаких причин сражаться друг с другом, поэтому в сложившейся ситуации Диармайд мог стать хорошим другом и ценным союзником. Отец когда-то сказал ей: "Конечно, враг моего врага - всего лишь ещё один враг, но отворачиваться от потенциальных союзников - верх неблагоразумия".
"Ко всему прочему, похоже я слишком много времени провела рядом с альтруистом Широ."
Её обутые в латные сапоги ноги прочно уперлись в припорошенный пылью каменный пол, посылая весь импульс прилагаемой силы в хрупкие на первый взгляд, но очень сильные руки Артурии.
Какое-то время тишину и полумрак темницы оглашали лишь тяжелое от напряжения дыхание двух воинов и жалобный скрежет металла о металл, пока, наконец, снятая с петель решетка не лязгнула о каменный пол.
- Фух, - облегченно вздохнула девушка, и на её губах заиграла победная улыбка. - Мы выбрались, но впереди ещё много проблем.
Артурия в задумчивости прикусила кончик ногтя большого пальца:
- Надо вести себя как можно тише, пока не выберемся с подземных уровней, - проговорила она, выстраивая в своём сознании примерный план подземелья и замка, - в противном случае нас просто зажмут здесь и задавят числом. Ещё нам надо раздобыть оружие, - она с сомнением посмотрела на опутывающие её предплечья цепи, которые в принципе могли сготиться для боя, но использовать их в серьёзном бою было просто нелепо, - и выяснить насколько далеко простирается сдерживающий наши силы барьер. Сомневаюсь, что даже Мерлин может поддерживать такую сильную магию на большой площади... Я пойду первой, - и в подтверждение своих слов, Артурия, едва слышно шурша сапогами по камню, скользнула к тускло освещенному факелами проёму лестницы, ведущей наверх. Поставив ногу на первую ступеньку, она с выжиданием посмотрела на вальха:
- Ты со мной, Диармайд?

Отредактировано Arthuria (27.04.2011 13:31)

0

19

Диармайд не чувствовал неловкости, огласив свою просьбу – им действительно нужно спешить. Краешек сознания, тем не менее, задела отдаленная мысль, негласно намекающая, что было слегка неудобно просить помощь у Артурии, особенно с такой нелегкой задачей. Как и любой фенний впрочем, Диармайд уважал своих боевых товарищей, а поэтому его отношение к Сэйбер пересекало всякую предпосылку на её женственность. Кроме того, отказаться от помощи Сэйбер могло означать неуважение к ней, как к боевому товарищу. А этого молодой вальх никак допустить не мог. Быть рыцарем на самом деле довольно непросто, да.
  Под общими усилиями решетка со скрипом грохнулась на пыльный пол каземата, эхом отчеканив от стен мрачное дребезжание. Первый шаг наружу был сродни глотку чистого воздуха посреди лесной чащи. Впрочем, угрюмый запах земли и сырости, который часто сопутствовал подземельям, чистым воздухом и отдаленно назвать нельзя. Но благие ощущения, подразумевающие свободу действия, которой уже не мешали угрюмые створки темницы, были похожими.
   Его прежняя коллега по несчастью тем временем сразу перешла к делу. Точный и серьёзный подход нравился Диармайду, иного он от Сэйбер и не ожидал. Если в замке осталась стража, с ней им в любом случае придется пересечься. В каких именно условиях – зависит от их осторожности.
   – Ты права, Сэйбер, – кивнул он, – Бдительность – залог осторожности.
   Впрочем, нельзя было сказать, что вальх не испытывал некой неопределенности. Стража являла собой прежний эскорт Короля, обеспечивая порядок в его государстве. Несложно представить, что будет чувствовать Артурия, если им придется столкнуться с её прежними подчиненными. Кроме того – это хитрое волшебство, имеющее далеко не самое лучшее воздействие на сервантов... Если им придется противостоять волшебнику, чьих рук этот замысловатый барьер, – Диармайд не отказался бы ощущать в обоих ладонях надежный вес своих копий.
   – Если барьер имеет воздействие на всех слуг, то Искандер скорей всего в том же положении, что и мы, – меж тем заметил копейщик.
   Встреча с Королем Завоевателей могла подразумевать сражение, надо сказать, достаточно непростое, особенно в их случае, когда отсутствует жизненноважная поддержка от мастера.
  Последняя реплика Сэйбер добавила копейщику некоторой уверенности в том, что у них всё получится. И, надо сказать, было разумно, что воительница выбрала позицию ведущего. Как-никак, ей этот замок был родным домом.
   – Никак не могу смириться с причиной, по которой я оказался в этом месте, – усмехнулся Диармайд, – Кроме того, я перед тобой в долгу за помощь с решеткой.
   Легкий, практически бесшумный шаг уверенно проследовал вверх по лестнице, вслед за Королем Рыцарей. Они шли наверх – туда, где есть ответы на все интересующие их вопросы.

0

20

Тяжелые шлепки по полу гулким эхом разносились по длинному каменному коридору. Относительно небольшая рептилия лениво топала вдоль сырых стен в поисках приятного времяпровождения. Вытянутая морда медленно поворачивалась из стороны в сторону в поисках возможных ответвлений или же помещений, в которых могли скрываться хлеб и зрелища. Невозможность полностью выпрямить кожистые крылья вовсе не смущала животное, будто оно привыкло к тесноте естественных коридоров своей родной пещеры.
Вдруг дракон замер на месте и втянул ноздрями затхлый воздух подвала. Он чувствовал силу… А там, где сила и серьезный противник, непременно найдется и развлечение. Зверь широко расставил лапы и замер на месте в ожидании, когда жертвы сами придут к нему в пасть. Даже шумное дыхание рептилии стало тихим. Опытный дракон знал, что терпение всегда приносит свои плоды, поэтому научился ждать… Он выбрал прекрасное место для своей охоты: коридор в этом месте неожиданно становился шире и выше. Вдоль стен стояло несколько столов с лавками, видимо, эта комната служила чем-то вроде обеденного зала для охраны подземелий. Однако нехитрое убранство помещения вовсе не интересовало зверя. Янтарные очи с узкими зрачками уставились в темноту противоположного коридора, откуда шел манящий запах приключений.

0

21

Сэйбер стрелой взмыла на вершину лестницы и, аккуратно выглянув за угол, убедилась, что поблизости нет ни души. И снова девушку посетило мимолетное удивление: если отсутствие стражи непосредственно в темнице ещё было вполне объяснимо, то почему же она отсутствует здесь? Это могло означать только одно: у Мерлина явно в рукаве было больше козырей, чем казалось на первый взгляд, для того, чтобы не выпустить незадачливых героев из подземелья. Неприятное предчувствие раскаленной иглой заскребло основание её черепа, и Артурия внутренне собралась и сосредоточилась, всегда предпочитая верить собственному чутью, а оно ей подсказывало, что расслабляться ещё рано.
Тенью следующий за ней Диармайд мимолетом обмолвился о Искандере, и душу Короля Рыцарей кольнуло сожаление и горечь о незавидной участи связанного контрактом и командными заклинаниями Короля Завоевателей. Жаль, он мог бы стать ценным союзником... Несмотря на всю его высокомерность и заносчивость, он был гордым, благородным и, в то же время, простым и добродушным парнем, на которого можно было расчитывать в сложной ситуации.
- Неприятно это говорить, - пробормотала девушка, - но сейчас он, пусть даже сам не желая этого, - наш противник. Вполне вероятно, что барьер влияет на него так же, как и на нас, но едва мы покинем его пределы, это превратится в сражение Слуг. И мы, не имея подпитки от Мастеров, будем побеждены.
Произнеся это, Сэйбер выскользнула из лестничного проема и устремилась вдоль по коридору. Они без всяких приключений миновали ещё два подземных этажа, уверенно ведомые Артурией, знавшей замок, как свои пять пальцев.
В какой-то момент девушке пришла в голову мысль, что некоторые её бывшие подданные могли до сих пор быть лояльны ей, и замерла на месте, сообразив, что они вполне могут пострадать в процессе их побега.
- Диармайд, - обратилась она к следующему за ней вальху. - Я бы хотела попросить тебя не использовать силу сверх меры, если мы встретимся со стражниками. В конце концов, они мои подданные, и некоторые могут быть всё ещё верны своему прежнему королю. Кроме того, эти люди не виноваты в той распре, в которую мы ввязались, пусть они и выбрали не ту сторону...
"Интересно", вдруг подумала девушка, "а как же мои верные рыцари? Где же сейчас Галахад, Борс и персиваль, хвастун Кей и благородный Ивейн?... По прежнему ли они верны той клятве, которую они когда-то мне давали? Надеюсь, они в порядке..."
Коридор, по которому они продвигались, через пару десятков метров должен был резко расширяться, вливаясь в просторный зал - солдатскую столовую. Но что-то не давало Сэйбер покоя. Нехорошее предчувствие упрямым колокольчиком наполняло звоном её разум. Девушка сбавила ход. Она не могла понять, что же её тревожит. Возможно, она просто слишком напряжена, но её чутье в отчаянии било тревогу, и не прислушаться к нему она просто не могла.
- Нет, - прошептала она и, повернувшись, неуверенным взглядом посмотрела на Лансера: - Что-то здесь не так... Всё слишком просто. Я просто уверена, что у пленившего нас есть в запасе ещё что-то, чтобы сдержать нас... ...И опять чутье меня не подвело, - медленно закончила она, когда краем взгляда заметила огромный силуэт в дальнем конце столовой.
Артурия тряхнула руками. Извиваясь подобно змее, цепи начали раскручиваться, витками сползая с ее предплечий, пока её тонкие пальцы не сомкнулись на примыкавших к кандалам звеньях.
- Приготовься, мой друг, - мрачно произнесла она решительным тоном, со свистом рассекая цепями застоявшийся воздух подземелья, - нас ждет не совсем обычное сражение.

0

22

Диармайд, как уже было верно подмечено выше, тенью проследовал за Сэйбер, уделяя внимание каждой вещи, которая хотя бы отдаленно могла напоминать оружие. Конечно, его воинская выучка позволяла при злополучных обстоятельствах вступить в рукопашный бой, однако, согласитесь, встречать неведомого врага с голыми руками – не самое лучшее из того, что можно придумать. Темные и сырые тоннели нижних уровней подземелья сменялись уже более обжитыми каменными коридорами, где, по крайней мере, можно было заметить табурет и небольшой столик – караульный пост. Судя по корке грязи, которая образовалась вокруг некогда опрокинутой деревянной кружки, стража взяла долгосрочный отгул или некто, решивший сократить ряды на вахте, счел за разумное, что в карауле потребность напрочь отсутствует. Заметная настороженность Артурии только утвердила Диармайда в том, что здесь что-то нечисто...
Перспектива схлестнуться с Королем Завоевателей тоже особого оптимизма не добавила. Но навскидку вальх предположил, что если этой битве и быть, то лучше дать бой Искандеру непосредственно на территории волшебного барьера, поскольку в целях экономии магической энергии выигрывает битва людей, нежели слуг. Артурия тем временем сноровисто прокладывала им путь через паутину однотонных каменных коридоров, в которых, надо сказать, Диармайд имел полноценную возможность частично заплутать, ежели у него оказалось бы столь драгоценного проводника.
   - Я понимаю, Сэйбер, - в ответ на просьбу Короля Рыцарей учтиво произнес вальх, - Я бы тоже не осмелился всерьёз поднять оружие на своих бывших друзей.
Стоило ли считать таковыми приспешников Финна Мак Кумала, который отчаянно пытался остановить их с Грайне?.. Этот вопрос Диармайд задавал себе очень много раз. Но поскольку все его верные друзья среди зеленых фенниев поддержали молодого воина в тот раз – в битве при Бруга на Бойне, Диармайд перестал об это думать лишний раз.
   Впереди каменный коридор резко расширялся, образуя просторный зал со столами и стульями, выставленными ровными рядами по периметру стен. Солдатская столовая – очередное покинутое место, однако… Диармайд насторожился, замечая, как Сэйбер, шествующая в двух шагах спереди, неожиданно сбавила темп – тоже почуяла неладное. Лансер уже хотел поддержать её опасения, выказав некоторые сомнения, но, поспешно заметив мрачный силуэт, отдаленно не схожий по пропорциям с человеком, отбросил эту затею.
   - Осмелюсь предположить, что этот парень явно не один из твоих подчиненных?.. – в ответ тихонько поинтересовался Диармайд, подхватив старенький, порядком поржавевший канделябр – один из четырех, стоявших в каждом углу просторной залы, – и, разделяя боевой настрой своей спутницы, примерил у себя в руках новое оружие.

0

23

Когда глаза Артурии, наконец, пообвыклись с царящим в столовой полумраком, силуэт их противника начал вырисовываться все четче, пока девушка не сообразила, что перед ними некая разновидность ящера. Явно злобная и голодная, к тому же.
"Дракон? Что, вот это? Нее, язык даже не поворачивается называть это существо так."
Девушка уткнулась носом в сгиб локтя, едва сдерживая внезапно накатившую волну смеха. Да, этот ящер был довольно крупен, но он не шел ни в какое сравнение с древними и мудрыми как сам мир представителями одной из величайших иллюзорных рас. Будь здесь настоящий дракон во всей своей красе, они бы уже лежали ничком на грязном полу, раздавленные одной лишь аурой его присутствия.
Едва Сэйбер собралась и вновь обратила все свое внимание на ящера, сосредоточенно сматывая цепь на правой руке кольцами на манер аркана и уже выстраивая шаг за шагом ход сражения - естественно, расчитывая на помощь Диармайда, как тихий вопрос Лансера заставил её обернуться с удивленным лицом.
- Осмелюсь предположить, что этот парень явно не один из твоих подчиненных?
- Нет, - губы девушки исказила довольно неприятная ухмылка, живописно обрисовывающая дальнейшую и отнюдь незавидную участь ящера, - но на такой лошадке я бы прокатилась, благо этому созданию вполне подходит участь рыцарского скакуна.
Артурия одобрительно кивнула, заметив, что Диармайд взвешивает в руках длинный канделябр. Конечно, эта железка не могла сравниться с изящными и смертносными копьями вальха, но, учитывая силу и непревзойденное мастерство Диармайда управляться с оружием подобной длины, сама Артурия, будь она на месте предполагаемого противника Героя Копья, сперва подумала бы дважды, а то и трижды, прежде чем схлестнуться с ним в бою.
Артурия посмотрела на свисавшую с запястья длинную цепь и невесело усмехнулась.
"Конечно, хлесткое оружие вовсе не мой конек, но...
Цепь зазвенела неровной мелодией, вырисовывая в воздухе сложный узор. Взмах, другой - и вот она уже мирно покоится, словно спящая змея, затейливо свернувшись в ладони девушки, готовая взвиться в любой момент.
...но это не сложнее, чем управляться с клинком."
- Военный совет, - едва слышно бросила Артурия и, взяв под локоть Диармайда, уволокла его за угол. Ящер уже если не заметил, то почуял их, но здесь проход резко сужался, сводя на нет любые его возможные попытки протиснуться сюда.
- Есть идея, - шепнула девушка вальху. - Отвлеки его внимание, а я тем временем зайду со стороны и попытаюсь оседлать его, - она позвенела цепями. - У таких существ уязвима пасть. Я попробую раскрыть его челюсти, за тобой остается лишь мощный и точный удар, - Артурия уверенно улыбнулась и посмотрела в глаза молодому войну. - Ничего лучше я не придумала. Может, тебе что-нибудь придет в голову?

0

24

Из неосвещенного коридора, которым заканчивалась просторная солдатская столовая, прямо по курсу неторопливо, но с острасткой проступал гротескный силуэт неизвестного зверя. Диармайд с бесстрастием, но оттого не менее настороженно всматривался в его непропорциональные очертания, наощупь оценивая старенький канделябр на предмет заостренных подсвечников и меж тем поймав себя на мысли, что без ухищрения эту зверюгу явно не преодолеть. Сэйбер, стоящая рядом, первой определила породу зверя, отчего еле сдержала заметную усмешку. Диармайд же напротив - веселым отнюдь не казался, поскольку краешком сознания испытывал легкое разочарование в собственной смекалке. Прежде молодой вальх уверенно предположил, что толстенький и четырехногий силуэт с хвостом, крыльями и вытянутой мордой явно принадлежал грифону. Но, увы - увидал кельт впереди не пернатого могучего летуна, а рептилию, чья чешуйчатая кожа навскидку казалась прочнее ржавого "трезубца".
Диармайд усмехнулся в ответ на желание Короля Рыцарей обзавестись собственным мифическим скакуном. Изъяви товарищ дракон свою покорность, как ездовое животное, им бы не пришлось сейчас делать незапланированную остановку в этой столовой, где даже обглоданная косточка не просматривалась - куда уж говорить о полноценной еде. Мгновением следом Артурия неожиданно созвала военный совет, дислоцируясь вместе с вальхом в тень ближайшего коридора, узкий проход в который не позволял фантазменному зверю насытиться бывшими заключенными уже за пределами трапезной. Диармайд, признаться, тоже хотел предложить ухищрение, которое позволило бы им с Сэйбер реализовать численное преимущество. Лоб в лоб сражаться с мифическим зверем, пусть и далеким в отношении пропорций от своих предков - перспектива далеко не из лучших. Кроме того надо сказать, что любая задержка стоила времени, которое отнюдь не в избытке. Выслушав план Артурии, кельт кивнул и навскидку прикинул их шансы, с надеждой согласившись, что те отнюдь не малы. 
   - Нет, план замечательный, - взгляд Диармайда выразил одобрение, - Прочность канделябра намного уступает копью, на что с уверенность можно сказать, что как оружие его надолго не хватит . Но ежели атаковать, как предложила ты, я с уверенностью могу судить, что подобная затея имеет все шансы на успех.
   Янтарный взгляд воина полыхнул, ознаменуя готовность принять бой. Вальх с уверенностью обхватил наизготовку металлический прут канделябра. - Я постараюсь выгадать наиболее удобный момент, Сэйбер, - И с этими словами его силуэт стремительно вынырнул из тени коридора, устремившись навстречу голодному зверю, который уже успел, принюхиваясь, оказаться в центре просторной залы. Легкий и сноровистый бег по скрипучим и трещащим столам, выстроенным вдоль стен трапезной, позволил молодому воину в короткое время оказаться за спиной могучего зверя. "Трезубец" встряхнулся, с провокацией отзвучивая от стен металлический щебет подрагивающих подсвечников. Если мифический зверь минутой ранее не заметил Артурию, то у Лансера были все шансы улучить тот самым момент, когда его боевой товарищ с успехом смогла бы оседлать голодную рептилию.

0

25

Артурия едва заметно улыбнулась, когда Диармайд с готовностью принял ее полный белых пятен план. Хотя с другой стороны у молодого воина не было особого выбора: чертова рептилия своей тушей блокировала выход из столовой, и не оставалось ничего, кроме как победить её. А способа, отличного от предложенной Сэйбер задумки, Диармайд, похоже, тоже не знал.
Едва Лансер вырвался из коридора, девушка тотчас же отбросила прочие мысли, полностью сосредоточившись на предстоящем сражении. Прижавшись к стене, Артурия терпеливо ждала, пока Диармайд сделает свой ход. Едва импровизированный "трезубец" с невероятной легкостью бежавшего по ветхим столам Лансера выбил дребезжащее стаккато из своих стоящих вдоль стен залы "собратьев", девушка, кивнув сама себе и пару раз вздохнув, выскользнула из коридора.
Тотчас же поле её зрения заполонила чешуйчатая фигура ящера, уже начавшего поворачиваться на игравшего роль приманки копейщика. Стрельнув взглядом влево, Артурия метнулась вбок и поспешно принялась огибать зал с другой стороны. Девушка бежала изо всех сил, надеясь, что стук её стальных сапог по каменному полу не отвлечет зверя от намеченной им цели. выщербленные столешницы со свистом проносились мимо, зрение её слегка смазалось, сфокусировавшись лишь на заранее намеченном ей маршруте. Если повезет, она сможет взбежать по спине ящера и...
Массивная черная тень накрыла девушку, и Артурия судорожно охнув, успела в самый последний момент кувыркнуться вперед, спасаясь от хвоста разворачивающегося чудища, с оглущительным треском обрушившегося на бесхитростную обстановку столовой. Пространство вокруг распластавшейся Сэйбер взорвалось шрапнелью острых и увесистых деревянных щепок. Молниеносно вскочив на ноги, девушка заметалась из стороны в сторону, призвав на помощь всю свою воинскую сноровку, чтобы уйти в сторону от довольно опасных "снарядов", однако несколько щепок все-таки впились в её бедро, окрашивая багрянцем голубую материю её платья.
На то, чтобы вытащить щепки, напрячь мускулы и обнаружить, что ранение не повлечет за собой потерю подвижности, у девушки ушла едва ли секунда. Торопливо размотав цепь на правой руке, Сэйбер вновь отскочила в сторону, спасаясь от толстого хвоста. Бросив взгляд на филейную часть рептилии, Артурия раздосадованно цыкнула. Она не знала, что там вытворял Диармайд, но зверюга с таким остервенением размахивала хвостом, что первоначальная задумка Сэйбер тут же потеряла всякий смысл. Девушка в отчаянии забегала взглядом по столовой, выискивая хоть какую-нибудь ниточку, которая могла бы привести их к победе. Из-за того, что она потеряла темп, молодой копейшик оказался в затруднительном положении и вряд ли долго продержится против ящера, даже несмотря на всю свою силу и ловкость. Нужно было срочно что-то предпринимать, иначе она могла потерять друга.
Сэйбер своей железной волей привычно подавила отчаяние и вновь поднырнула под очередной взмах хвоста. Её разум воина строил десятки всевозможных комбинаций, но девушка отбрасывала их все прочь, замечая малейшие намеки на промедление или изъян. И вот, когда взгляд её изумрудных глаз метнулся вверх, её лицо озарила уверенная улыбка.
"Что ж, иного пути я просто-напросто не вижу. В худшем случае меня просто размажет по стене..."
Ящер странно хрюкнул и взбрыкнул, попытавшись расправить крылья (что ему удалось примерно наполовину). Артурия улучшила момент, когда его хвост вновь начнет чертить свою смертоносную дугу, и вспрыгнув на ближайший чудом уцелевший стол, взвилась в воздух. Совершив изящный пируэт, девушка приземлилась точно на хвост зверя, когда тот остановился в крайней точке замаха. Очевидно веса Сэйбер было недостаточно, чтобы привлечь внимание ящера, потому что тот, словно радостный щенок, вновь принялся размахивать своим отростком. Артурия присела, дабы не упасть со столь непрочного насеста и, почувствовав под ногами толчок, изо всех сил напрягла мускулы и прыгнула.
Инерция, приправленная собственными силами девушки, вознесла Сэйбер под потолок. Ветхая люстра, усеянная свечами, словно еж иголками, приближалась с опасной скоростью, однако Сэйбер, заранее просчитавшая все мелочи, только ухмыльнулась. Её грязные ладошки сомкнулись на обруче люстры, вызывая дождь из заплывших огарков, но Артурия не обратила на это ровно никакого внимания. Крепежная цепь натужно заскрипела, когда повисшая на люстре Сэйбер, описав широкую дугу, расцепила хватку, ласточкой перелетая на соседнюю люстру, нависшую прямо над широкой спиной гигантской рептилии.
- Эй, земноводное! - крикнула Артурия и по-мальчишечьи залихватски свистнула. Ящер отвлекся от Диармайда и запрокинул голову, выискивая новый источник шума и оглушительно шипя. В следующий миг на него с колоссальным грохотом обрушилась люстра , а следом - яростно сверкавшая глазами Сэйбер. Оглушенный ящер даже не сообразил, что произошло, когда цепь, хищно скользнув под шеей, легла поперек его пасти. Артурия ловко соскользнула по гладкой чешуе ящера и удобно устроилась на его спине, прочно закрепившись между костяными наростами. Шея зверя выгнулась дугой, когда девушка, прилагая неимоверные усилия, натянула цепь, притягивая голову ящера к себе, и, упершись латным сапогом в его нижнюю челюсть и обхватив руками верхнюю, медленно, но упорно раскрыла его пасть.
Артурия не удержала болезненного стона, когда зубищи существа глубоко впились в её предплечья, и тем не менее отчаянно закричала, чувствуя, что сил её надолго не хватит:
- Бей точно, мой друг! Вот он наш шанс!

0

26

Обратив внимание фантазменного зверя на себя, Диармайд с расчетом и осторожностью принял роль отвлекающего. С ловкостью гепарда он сноровисто и резво уходил от попыток быть схваченным или загнанным в угол, поддерживая относительно безопасную дистанцию (насколько это было возможно), и надо сказать, что с каждой секундой игра в приманку становилось только сложнее и опаснее. В отличие от своей “закуски”, здоровенная рептилия не обращала никакого внимания на предмет интерьера, сокрушая и обращая в щепь абсолютно всё, что поневоле оказывалось в перспективе её янтарно-голодного взгляда. Мясистая лапища зверя, вооруженная острыми, словно крюки, когтями, при первом же контакте обратила сымпровизированный “трезубец” в неудачный “двузубец”. С отчаянной мыслью о невозможности воспользоваться Га Диргом, Диармайд улучил момент, чтобы перевести дыхание, и сразу ушел в сторону, нутром ощутив мимолетную угрозу тяжелой пятерни. Мускулистая лапища существа со свистом пронеслась едва ли не в трёх-пяти сантиметрах от его лица, так, что молодой воин вспотевшей кожей ощутил нахлынувший прилив прохладного воздуха, всколыхнувшийся от стремительности рептилии, словно пронёсшейся мимо него старухи смерти. У Сэйбер тем временем дела обстояли скверно. Краем глаза вальх заметил её мелькающую иссиня-черную тень, что упорно противостояла неукротимому хвосту зверя. Надо отметить, что дракон от души забавлялся ловлей прыткого копейщика, словно игривый котенок с клубком ниток, усердно виляющий в такт своим хвостом. Несложно представить, насколько это могло помешать Сэйбер и их плану, в особенности если учесть общую длину и толщину хвоста рептилии, что в совокупности с подвижностью выстроили самую настоящую неприступную линию обороны. Однако Диармайду ничего не оставалось, кроме как положиться Короля Рыцарей, продолжая провоцировать рептилию. Измученный “двузубец” в конце концов обратился тонким железным прутом, и на его замену молодой воин подхватил свободной рукой второй канделябр, длинны которого хватило, чтобы хорошенько заехать по вытянутой и слюнявой драконьей морде. Зверь не на шутку взбесился, испустив утробный рёв, и с рьяной прытью бросился на своего обидчика. Новая волна когтистых и зубастых посягательств на кровь и плоть молодого воина оказалась настоящей проблемой, уйти от которой Диармайду удалось только благодаря отточенной воинской выучке. Зверь, казалось, совсем не ощущал усталости, лишь с угрозой хрипя и рыча, продолжал непрестанный приступ. Порядком увлеченный игрой на выживание, Лансер на мгновение уловил чутким глазом изящный пируэт Сэйбер, и на краешке сознания невольно повисла ободряющая мысль, что скоро весь этот ужас останется позади. Голос воительницы, проскользнувший меж разрушения и пылких хрюканий окрыленной ящерицы, придал Диармайду сил. Протяжный скрип, донесшийся откуда-то сверху, предвещал скорую опасность, и вальх не преминул возможностью разорвать дистанцию со зверем, который отвлекся на оседлавшую люстру Артурию, и перевести порядком затравленное дыхание. Удар массивной люстры с грохотом пришелся по широкой спине, что оказалось настоящей неожиданностью для фантазменного зверя. А следом за этим по чешуйчатой коже засверкали латные сапожки его юной коллеги по оружию. Диармайд приготовился к заключительной части их плана, с нетерпением ожидая благоприятный момент для смертельного удара, который позволит покончить с оголодавшей проблемой раз и навсегда. И вот, спустя каких-то полсекунды храбрая воительница, измученная суровой битвой не меньше чем он сам, с непосильным трудом разинула драконью пасть.
   – По этому засранцу не промахнусь! – с уверенностью вскрикнул Диармайд, и два сымпровизированных копья молнией рванули в скоординированной смертоносной атаке. Первое со свистом пронзило алеющую глотку неистовой рептилии, устремившись к черепному мозгу; а второе, приняв вертикальное положение, стало перегородкой, воспрепятствующей их ненавистнику закрыть свою пасть вместе Артурией. И надо сказать, что в свой заключительный выпад Диармайд вложил всё, на что только был способен в нынешнем расположении сил. Оставвалось надеяться, что у фантазменного ящера в итоге не откроется второе дыхание...

0

27

Артурия уже не могла противиться обрушившейся на нее лавине боли. Железная воля рыцаря сгибалась под гнетом агонии, которую испытывало ее тело. Каждая частица ее естества ощущала, как зубы ящера все глубже и глубже погружаются в ее плоть. Девушке стало дурно, в глазах потемнело, и она почувствовала, что мускулы перестают подчиняться ее воле.
В бытность Слугой она привыкла не обращать внимания на ранения и игнорировать сопровождающую их боль, но теперь, когда ее плоть вновь обрела смертное понимание, она до крови закусила губу, чтобы не расплакаться от страданий, словно маленькая девочка.
Вскрик Диармайда отрезвил чувства Артурии и вытянул ее подсознание из мрака. На краткий миг силуэт воина возник перед его взором, но в следующее мгновение росчерк удара промелькнул мимо нее и вонзился прямо рептилии в пасть. Не успела девушка моргнуть глазом, как еще один изрядно потрепанный канделябр возник прямо поперек челюстей зверя, препятствуя их закрытию и дальнейшему вдумчивому пережевыванию Короля Рыцарей.
- Есть! - радостно выдохнула девушка, но, как оказалось, праздновать победу еще было рано.
Ящер издал булькающий рык и стремительно дернул головой, вытаскивая Сэйбер из её насеста между костяными гребнями. Артурия, все еще фиксируя ценой своей руки его верхнюю челюсть и упираясь ногой в нижнюю, отчаянно попыталась удержаться, но её нога внезапно соскользнула, и девушка, елозя свободной рукой по измазанной ее кровью чешуе, оказалась прямо в пасти зверя.
Оглушительно шипя, ящер метался из стороны в сторону, разнося в щепки то, что еще осталось от бесхитростного убранства столовой. Очевидно, Артурия и Диармайд недооценили толщину черепа существа, который на поверку в своем основании оказался достаточно крепок, чтобы в нем застряло "оружие" Лансера.
- Еще не всё! Сила удара недостаточна-а-а-а! - слова Артурии переросли в болезненный стон, когда зубы ящера, прочно засевшие в ее предплечье, пробороздили в нем глубокие раны. В следующий миг, натужный скрип возвестил о том, что челюсти зверя начали смыкаться, невзирая на препятствующий этому канделябр.
И вдруг нашлось решение. Настолько простое, что Сэйбер укорила себя за то, что не додумалась до этого раньше.
- Сдохни! - заорала она, и ее латный сапог обрушился на торчавший из нёба ящера канделябр. Застрявший в кости металл сдвинулся с места и вошел в мозг существа, словно нож в масло.
Из глотки ящера вырвалось сдавленное бульканье. Предсмертные агонии сотрясли тело зверя, и голова его резко дернулась в сторону. Сэйбер вылетела из его пасти, но обмотанная вокруг шеи ящера цепь прибавила ей еще больше страданий. Железный обруч на ее запястье резко подался вверх и ценой содранной кожи и сломанных костей кисти покинул ее руку.
Артурия ударилась о стену и безвольной куклой упала на грязный каменный пол.
Умирающее чудовище с ревом металось по столовой. Его грузное тело с грохотом обрушило одну из каменных колонн в центре залы, затем его лапы подкосились, и вот уже через несколько мгновений безжизненная чешуйчатая глыба украшала собой столовую, придавая ей своеобразный гротескный колорит.
Болевой шок, приправленный сильной потерей крови сделал свое мрачное дело: Артурия чувствовала, как с каждой секундой силы покидали ее. Боль, пульсировавшая в ее изломанной и изуродованной руке, потоками разливалась по телу девушки. Лишь железная рыцарская сила воли помогала Сэйбер сохранять сознание, но и оно понемногу утекало от неё, словно песок сквозь пальцы, растворяясь в пустоте забвения.
Нет... нет, нет! Я не могу закончить вот так! Неужели я опять не смогу спасти собственное королевство?!
Пальцы ее уцелевшей руки сомкнулись над ужасной раной в бесплотной попытке остановить кровотечение. Сквозь туманную пелену, накрывшую ее взгляд, она смогла увидеть расплывчатый облик Лансера, и в ее глазах, пробившись сквозь упрямство и гордость, вспыхнула отчаянная безмолвная мольба о помощи.

0

28

С прыткой зверюгой одним ударом расправиться не вышло; этого-то Диармайд опасался больше всего. С непосильный трудом кельту удалось вогнать обух «трезубца» в глотку твари настолько глубоко, насколько это было возможно (и насколько позволяло неравенство сил), но кость у существа оказалась довольно крепкой, даже, казалось, в самом незащищенном месте. Драконья пасть взвыла, орошая теплой кровью и жутким смрадом двух храбрых воителей; раненная рептилия не на шутку взбесилась, всеми силами цепляясь за клочок жизни, который рьяно пытался отнять у неё отчаянный дуэт. Диармайд видел, в каком сложном положении оказалась Артурия, и из всех оставшихся сил самоотверженно налег правым плечом на верхнюю челюсть рептилии, препятствуя всяким её попыткам переломить скрипящую перегородку – единственную надежду не потерять боевого товарища. Голос Короля Рыцарей смешался с шумом, поднятым озверевшим существом. Щепки, пыль, кровь – все смешалось в беспорядочном круговороте. Боль от острых зубов, просочившихся сквозь латный наплечник и кожу, подстрекала к отчаянному шагу, но положение Диармайда не позволяло ему предпринять что-либо. Правая рука по самое плечо сдерживала верхнюю челюсть; латный сапог едва ли уместился в промежность между двух острых зубов нижней челюсти; левая рука не позволяла зверюге освободить пасть от тонкой перегородки. Оставалась надежда, что Артурия сможет улучить едва ли уловимую возможность добить тварь. Повстречавшись на мгновение с измученным взглядом Сэйбер, который, однако, резко преисполнился решительности, вальх с пущим упорством противопоставил остатки сил, отчаянно пытаясь пересилить жилистые мышцы тяжелых челюстей чешуйчатой твари, позволяя Артурии воплотить то, что она задумала. Прозвучал стремительный свист откуда-то снизу. Его мгновенно сменил жуткий хруст, пробирающий, казалось, до самой дрожжи. Булькающий, утробный звук возвестил двух отчаявшихся героев о непосильной победе, но также и предупредил, что нужно немедленно покидать пасть обезумевшей твари. Диармайд, не способный взять под контролировать своё падение, отлетел в противоположную от Сэйбер сторону, болезненно столкнувшись с холодной стеной. С истошным ревом умирающее существо разбило своим тяжелым телом одну из колонн и, потеряв равновесие, обмякло посреди камней и обломков бывшего антуража.
  Едва оправившись после беспорядочной битвы, победа которой стоила слишком многого, чтобы радоваться, Диармайд неудачно попытался вскочить на затравленно подкосившиеся ноги, взглядом силясь пробиться сквозь поднятую пыль, убеждая себя в том, что с Артурией всё в порядке. Наконец он, едва отдышавшись и став на правое колено, обеспокоенно вскрикнул:
- Сэйбер!, - ...как никогда раньше желая услышать голос бесценного боевого товарища, с которым они уже совершили удивительный, но оттого не менее безумный и опасный подвиг. Не дожидаясь ответа, Диармайд, спешившись, устремился вперед, силясь подчинить себе непослушные мышцы, в которых тяжестью сотни камней скопилась лютая усталость. Проступавший силуэт израненной девушки с каждым шагом обострял его беспокойство. Оказавшись рядом с обессилевшей и изнуренной минувшей битвой Артурией, он прежде всего навскидку оценил тяжесть кровоточащей раны, растянувшейся ужасающей бороздой по белоснежной коже храброй воительницы. Напряженность овладела его лицом, и молодой воин, не теряя драгоценных секунд, каждая из которых могла стоить жизни его бывшей сокамерницы, бескорыстно укоротил итак уже натерпевшееся светло-синее платье. Ткань кельт разделил на две части: первую он сложил плотным компрессом, которым тут же накрыл сочащуюся алой кровью рану, а вторую, сложив длинной и прочной тесьмою, наложил сверху, заранее предупредив Артурию: - Будет больно, потерпи, - Затем как можно крепче затянул узел.
Навыки врачевателя у Диармайда были на уровне любого ратника. Он знал, что прежде ранение следует обеззаразить, но поблизости не просматривалось ни единой уцелевшей склянки, в особенности – склянки с чем-нибудь крепким. Поиски могли занять некоторое время, рисковать которым Диармайд отнюдь не мог.
  - Надолго не хватит, - заметил воин, напряженно наблюдая постепенно проступающую сквозь ткань кровь, - Рана слишком глубокая. Нам нужно двигаться дальше, наверху должно быть что-то, что может помочь.
Он приподнялся, осторожно помогая воительнице встать. - Сможешь идти, Сэйбер? - Для уверенности не отпуская уцелевшее плечо девушки, спросил кельт.

0

29

Пока Диармайд перевязывал ее рану, находившая на грани бессознательного Артурия испытывала ощущения, которые были странными и неприятными одновременно.
Когда она еще была королем, ножны Экскалибура оберегали ее от ранений и делали ее практически неуязвимой, а в бытность Слугой все ее раны затягивались почти мгновенно. Но теперь же, будучи обычным человеком, она в полной мере ощутила, что это такое: быть раненой и потерять очень много крови.
Все чувства как будто извлекли из нее и поместили рядом. Сознание ее витало вокруг, никак не желая вернуться в голову, тело было словно тряпичная кукла, набитая ватой, а чувство боли доносилось откуда-то издалека, теряя свою остроту где-то на полпути.
Спустя пару минут пространство перед ее затуманенным взором покачнулось, и она сообразила, что молодой вальх пытается поднять ее на ноги. Покачнувшись, она попыталась сохранить равновесие, что ей удалось лишь отчасти, благодаря бережно подхватившему ее Диармайду.
Сознание слегка прояснилось. Очевидно оказанная Лансером первая помощь возымела эффект. С трудом повернув одеревеневшую шею, девушка покосилась на быстро набухающую кровью повязку на ее руке. Поток крови не остановился, но стал заметно меньше. Сэйбер мотнула головой и сильно зажмурилась, пытаясь избавиться от головокружения. Нет, ее просто так не возьмешь, понадобится в несколько раз больше, чтобы свалить с ног рыцаря. Отец всегда учил, что между болью и плотью настоящий рыцарь выстраивает железную стену несгибаемой воли, которая дает ему опору и позволяет продолжать разить своих недругов, невзирая на ранения.
- Я... в порядке... - выдохнула Артурия и мягко, но настойчиво отстранилась от Диармайда. - Нам нужно... спешить... Я укажу путь... Иди вперед, я... прямо за тобой...
Частицей разума она понимала, что это глупо - гордо отказываться от поддержки, но она никак не могла смириться с тем фактом, что ее слабость стала обузой для молодого воина. Она вряд ли сможет сражаться до тех пор, пока не исцелится, а если на них нападут, то обремененный ею Диармайд не успеет должным образом среагировать.
Они покинули залу с распластавшимся телом гигантского ящера. Артурия ковыляла следом за вальхом, упорно борясь с головокружением и приступами тошноты. Сознание то и дело покидало ее, но девушка с огромным усилием приходила в себя, успевая вовремя удержать равновесие. Артурия кое-как выцепляла из памяти схему замка и вяло кивала головой в сторону нужного поворота или дверного проема. Цепь, свисавшая с ее здоровой руки безвольно шуршала по каменному полу следом за ней, но подобрать ее девушка не могла, поскольку все ее силы уходили на то, чтобы просто удержаться на ногах.
Когда до выхода из подземелий осталось всего ничего, она поняла, что выстроенная ею стена воли трещит по швам, подводя ее к пределу. Освещавшие коридор своим мрачным желтоватым светом факелы расплылись в бесформенные пятна, пол под ее дрожащими ногами словно заходил ходуном. Артурии показалось, что стена сама подскочила к ней, больно толкнув в плечо. Девушка попыталась окликнуть Диармайда, но голос отказался ей подчиняться.
Иди вперед... А я... отдохну тут немного...
Девушка съехала по стене на пол, когда силы внезапно оставили ее. Последнее что она запомнила перед тем, как лишиться сознания - быстро приближающийся грязный и пыльный пол...

0

30

Темные коридоры, окаймленные грубым камнем, отблескивали мягким светом угасающих факелов. Путь наверх простирался сетью извилистых туннелей, изредка сменявшихся развилкой или чередой из небольших помещений, где навскидку нельзя было заметить ничего полезного. Разрушенная трапезная с распластавшимся телом поверженного дракона осталась далеко позади. Диармайд, следуя напутствиям Артурии, шел впереди; девушка же играла роль замыкающего. Их шаги эхом разносились по одиноким, сырым коридорам, каждый из которых озвучивал смятенной тревогой. Диармайд был обеспокоен состоянием своей спутницы. Рана, которую он видел прежде, казалась очень серьёзной, и если в ближайшее время пренебречь услугами врачевателя, последствия могли быть самыми нежелательными. Он как никто другой знал, что значит для воина – умереть мученической смертью. Испытав на себе однажды немилость столь скорбной судьбы, молодой вальх не мог допустить, чтобы Сэйбер здесь и сейчас повторила его безотрадную участь.
  Угрюмые коридоры мрачного подземелья сменялись уже более обжитым антуражем – исправно горевшие факелы встречались все чаще, створки незапертых решеток уже не казались покинутыми, а кое-где даже встречалась всякая бесполезная утварь. Диармайд упорно следовал вперед, стараясь унять тревожное желание проститься с беспросветным подземельем и поскорее оказаться снаружи, где, уповая на то, чтобы их не встретил очередной враг, оказать должную помощь боевому товарищу. Он поддерживал неспешный темп, который для Артурии уже стоил великих усилий. Стараясь побороть своё невежество, переступить через которое значит пренебречь упорством Короля Рыцарей, кельт не позволял себе полностью овладеть ситуацией. До тех пор, пока не заметил, что последние силы решили покинуть его спутницу, и её хрупкое тело поспешно склонилось к земле. Твердо порешив на том, что помочь воительнице – долг, который он сейчас обязан выполнить, Диармайд в последний момент успел подхватить девушку, пересекая возможность встречи с камнем, которым был уложен настил подземелья.
  - Единственное, что я могу сейчас сделать – отнести тебя к волшебнику, о котором ты упоминала прежде, - настойчиво произнес вальх, аккуратно расположив обессиленную тяжелой раной воительницу у себя на плече. - Сэйбер, постарайся остаться в сознании. Мне нужен ориентир!
  Немедленно спешившись к выходу из подземелья, Диармайд отчаянно уповал на то, что волшебник, некогда бывший наставником Артурии, не оставит в беде свою воспитанницу. Доселе существовала вероятность, что именно он – злодей, чьих рук все приключившиеся с ними беды. Но даже если это и правда, то очевидно не в его планах смерть Артурии, иначе бы события с Искандером, барьером и тюремной решеткой не имели бы абсолютно никакого значения.

0


Вы здесь » Fate/Splinters of Wishes » Архив игры » Темница замка [Англия]