Вверх страницы
Вниз страницы

Fate/Splinters of Wishes

Объявление


Fate:Stay Night Fansite Рассылка Ролевой курьер Сайт о аниме Blood Plus - Кровь+ Сайт о аниме Code Geass - Код Гиасс


Третьи игровые сутки

Город Фуюки

• Дата: 5 Августа 2005г.
• Время: 00.00 - 07.00
• Облачно, дует легкий свежий ветерок, над всей частью города и его пригорода, пройдет кратковременный дождь; температура воздуха +16º

Погода на неделю




Приветствуем, случайно и не случайно заглянувших к нам на огонёк! Вы попали на ролевую игру по мотивам визуальной новеллы Fate/Stay Night. Наш проект постоянно растёт и развивается, и мы стараемся сделать игру еще более интересной и удобной (всё для вас). Fate/Splinters of Wishes идёт с 4-го апреля 2010 года, и странные события начинают раскрываться. Но, конечно, же не всё сразу, должна же быть интрига? Так вот, Вы проходите, не стесняйтесь, поосмотритесь тут, а если понравится, то милости просим в наш премилый коллектив.



В нашей Библиотеке открыта для чтения статья про демонов. Также были обновлены статьи про Грааль, Слуг и Ассоциацию магов и дополнен Глоссарий.

Мы вернулись. Живы. На реконструкции. Сюжет всё тот же. Кто остался, тот остался. Подробнее в новостях.







Гид по игре Fate/Splinters of Wishes

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Fate/Splinters of Wishes » Архив игры » Центральный парк [Синто]


Центральный парк [Синто]

Сообщений 1 страница 15 из 15

1

Центральный парк

http://storage9.static.itmages.ru/i/12/1227/h_1356555903_7234378_c7ee376cea.jpeg

По идее, это парк, но язык не поворачивается назвать столь жизненным словом это место полного отчуждения. Люди сторонятся этого парка из-за его давящей угнетающей атмосферы. Именно это место было очагом большого пожара в Синто 10 лет назад.

0

2

Бьянка Де Анжелис

Потоки холодного дождя отмывали землю не столько от грязи, сколько от лишних воспоминаний, которые земля копит слишком щепетильно, забывая, что прошлое давно прошло, и его не стоит держать, а лучше отпустить и забыть. Городской парк, в воспоминаниях которого хранились очень болезненные воспоминания произошедшего здесь когда-то пожара, такой очищающий дождь был как дар небес. И не важно, что еще может произойти, сейчас, всё уходило, и оставался лишь шум дождя. Такой чистый, такой прозрачный, такой укутывающий, такой...оберегающий. Неудивительно, что она пришла именно сюда, её будто что-то тянуло сюда, зазывало, казалось, даже произносило имя...вот только, было не разобрать, что это было за имя. Но ей казалось, будто это точно её имя.

0

3

От шума дождя жутко шумело в ушах, казалось, этот шум проникал в голову, и просачивался в разум. Вот только разум был пуст, как заброшенный и никому не нужный дом, хозяева которого давно уехали в неизвестном направлении. Девушка медленно брела по улице, она не понимала где она, и почему она тут оказалась. Но главное, «Кто же она?».

Неуверенные шаги по мокрому асфальту, стука каблуков не слышно, они растворяются в ручейках бегущих по аллее, и шуме листвы, о которую с огромной высоты ударяются капли воды. Идти некуда, хоть и ветер с дождём охладили тело до костей, но разум это перестал фиксировать, будто это было совсем не важно. Мысли в лихорадке пытались найти ответы, хоть какие нибудь ответы. Было страшно, но страх какой-то странный, он не заставлял дрожать и цепенеть, он не отнимал речь, и не заставлял сердце колотиться с бешеной скоростью, он не замораживал мышцы, тем самым не позволяя двигаться от накрывшего сознание ужаса... Он только медленно засасывал в бездну небытия, так медленно, будто смакуя каждый момент, и наслаждаясь беспомощностью и слабостью, наслаждаясь тем, что теперь он единственный повелитель её души и тела.

Запачканные грязью, и испорченные царапинами белые сапоги до колен, разодранные колготки на коленках, обнажающие содранную кожу и запекшуюся кровь. Коротенькая юбочка из темного джинса, с вырванным с правого боку куском ткани, пожалуй то, что юбочка была темной было хорошо, в этом случае то, что она тоже не была чистой было не так заметно. Кремовая блузка, была не лучшем состоянии, к тому же она была полностью мокрой и липла к телу. На шее девушки висел красивый серебряный кулончик с камнем цвета крови, и его почему-то как приклеенная сжимала бледная ладошка, так крепко, что костяшки пальцев сильно побелели от этого. Почему-то девушка не сжимала мутно-молочный камешек на черном кожаном шнурочке с плетением, и будто позабыла она совсем о небольшом ключике из желтого металла. Волосы худощавой девушки были светлыми, и если бы они не были мокрыми они бы наверно точно походили цветом на ванильный пудинг, но сейчас же они безжизненно прижимались к лицу и спине будто пытаясь согреться.

На сжимаемом «кровавом» камешке был начерчен черный символ, он то и блокировал сигнал, и если бы она вспомнила для чего этот камешек нужен, она бы немедленно стерла символ и ОН бы её нашёл, а пока, она лишь непонимающе сжимала его всё крепче, только не знала почему, точнее, это было что-то сродни рефлексу. Люди ведь не задумываются над тем как им нужно дышать, и это было чем-то сходным.

Подойдя к ближайшей мокрой лавочке, она беззвучно опустилась на неё, ноги уже были не в силах бесцельно носить хрупкое тело по пустым улицам.
— Помоги мне..., — тихо прошептала девушка, а по её замерзшим щекам покатились обжигающие своим жаром слёзы. Она хотела произнести чьё-то имя, какое-то родное и близкое, вот только и это имя она сейчас не помнила, но так хотела вспомнить.

0

4

Погода лучше так и не становилась, всё тот же ветер с холодным дождём, всё то же тёмное небо. В парке горели одинокие фонари, и на аллеях не было никого. Казалось, что не было, всё это время, пока светловолосая девушка медленно брела под дождём, размышляя о том, кто же она, и что она здесь делает, за ней наблюдали. Наблюдатель пристально и внимательно следил за Бьянкой, она почему-то сразу и не почувствовала чьё-то присутствие, а когда присела на лавочку и прошептала определённые слова, то только тогда этот человек, можно сказать дал о себе знать. Где-то в метрах восьми от девушки, показался нечеткий приближающийся силуэт, этот человек шёл медленно, неторопливо, точно прогуливаясь по уютному саду. Через несколько минут, он молча остановился рядом с лавочкой на которой сидела плачущая Бьянка. Теперь можно было разглядеть, что это довольно ярко одетый молодой человек. У него были ярко-красные волосы по плечи, чуть присобранные белой банданой, не застёгнутый, кислотно-зелёный дутый жилет, с белой опушкой на капюшоне, фривольно обнажающий торс, и белые спортивные штаны. На ногах были светлые кроссовки с красными вставками. А по его левой руке, от кисти до локтя, тянулась замысловатой вязью татуировка. По его лицу сложно было сказать какой он национальности, его лицо, не смотря на свою пригожесть, казалось каким-то совсем нейтральным. И этот красноволосый юноша как-то странно с улыбкой стал смотреть на девушку, взгляд был странный, в нём не читалось ни животного желания, ни приветливой доброжелательности, ни давящей агрессии, но при всём при этом, чётко казалось, что он неслучайно оказался здесь и сейчас.

+1

5

Светловолосая девушка как-то внезапно ощутила чьё-то присутствие, будто никого не было, точно не было, и в одно мгновение появился. Скорей всего просто чрезмерная погруженность в собственные мысли притупила восприятие, вот и всё, ей хотелось думать, что так и случилось, она себя в этом убеждала. А может и действительно собственный затуманенный разум оказался слеп. Пусть и на время, но слеп. Девушка подняла голову, и первое, что она увидела это "кусочек" обнажённой плоти, небрежно прикрытый яркой материей, смущение быстро выбило девушку из собственных раздумий. Она широко раскрыла глаза, видимо надеясь, что ей это всё показалось, но нет, не показалось. Её бледные и холодные щеки тронул еле заметный румянец, ибо от волнения сердце стало стучать в более бодром темпе. Такое усиленное сердцебиение даже согрело, но всё же психологический дискомфорт был ощутимый. Девушка не знала как ей себя вести потому, что было непонятно чего ждать от этого человека, но почему-то в голове очень упорно, хоть и не громко стучала мысль "Бежать!", правда тело отказывалось слушать и реагировать.

Взгляд скользнул выше, к лицу, иначе был риск задохнуться от нахлынувшей душной волны тепла. Глаза не менее яркие чем одежда, зелёные, как шкурка ядовитой зелёной мамбы, а у зрачка цвет перерождался в золотистый липовый мёд, светлый и почти прозрачный. Волосы были красные, определённо красные, даже скорее ярко-алые, как артериальная кровь, насыщенная молекулами кислорода. Даже то, что они были такие же мокры как и у неё самой, не могло скрыть истинный цвет. Слишком горячий цвет.
"На маньяка вроде не похож...А на кого похож? Не знаю, я таких никогда не видела. Не видела? Никогда?"
Колкое беспокойство пробежалось по коже, сродни ощущению, когда тебя о чём-то предупреждают, а ты не слушаешь, и в итоге попадаешь в беду. Только этого ей и не хватало, зачем она завернула сюда на том повороте? Нужно было пойти в другом направлении!
- Простите, но...что Вам нужно?, - голос дрожал и обрывался, хотя она и пыталась создать иллюзию уверенности, но совсем не получалось, нисколько не получалось.
"А может получилось?", - надежда - это такая гадкая приставучая штука, которая упорно не желает видеть факты, и столь же упорно пытается убедить, что всё будет хорошо. Жаль, что не всегда вовремя понимаешь что это всего лишь обман, и нежелание видеть реальность во всей её многогранной уродливости.

Отредактировано Bianca De Angelis (19.07.2011 19:39)

0

6

Смущенный взгляд, и несколько испуганный голос, красноволосого парня это даже забавляло, но только казалось абсолютно непонятным. Почему люди так зациклены на вопросах пола? Всё было бы куда проще, если бы этого не было, а было восприятие сути человека.
Его звали Джей, точнее, он сам себя так называл, всего лишь одна буква "J". Просто и лаконично, только вот, эта буква практически ни о чем не говорила. И о себе он никому не говорил. Прошлое для него не существовало, по крайней мере сейчас, а его взгляды на жизнь отличались ярой эксцентричностью. Общество было лишь жирным и откормленным предрассудками уродцем, не более того. Его не понимали? А какая разница? Сущность он свою не ломал, и был всегда как кот, который гуляет сам по себе: когда захочет, придёт, когда захочет, уйдёт, когда захочет, укусит, а при желании, может и ласково потереться о ногу.
А сейчас, он решил помочь, но, пожалуй не в общечеловеческом понимании, а в своём. Всё по-своему, это несколько непредсказуемо, но только в том случае, если его не знать, хотя, даже если знаешь, всё равно рискуешь ошибиться. Зато так куда интереснее, неправда ли?
- Неправильно. Нужно не мне, а тебе. На ключе есть надпись, - голос совершенно нейтральный, - И, учти, я могу ведь и передумать, так что лучше быстрее шевели мозгами, и беги отсюда. Я даю тебе фору, а может, даже шанс. Смотря как ты это используешь.
Ведь это то, что он искал, точнее та, она как раз подходит. Но вот беда, захотелось поиграть, как кошка с мышкой: сначала охота, потом садистическая игра, а потом обед, ужин, или что там еще? Впрочем, сложно понять поведение, если мотивы остаются под знаком неизвестной переменной. А просто пугать, порою тоже ведь довольно весело бывает. Он развернулся, и так же медленно пошёл в обратном направлении, неспешно, казалось, что на улице и нет ливня и сильного ветра. Просто ему было всё равно, в такую погоду не гуляют, не гуляет никто, кроме него.
- Я буду считать до десяти. Слышишь? Раз, - раздался всё тот же бесстрастный голос, и сложно было понять, в шутку, или всерьёз. Наверно это вполне могло напугать, особенно если испугаться должна беззащитная и промокшая длинноволосая "Барби".
"И зачем я это делаю? Скорей всего реакция ведь будет предсказуемая"
- Два.
"Мне кажется, что она сейчас скорее просто "затормозит" и никуда не побежит"
- Три.
"Ну, а может таки сработает?"
- Четыре...
"Конечно же сработает"

0

7

Смешавшаяся с пылью дороги вода, мутными потоками стекала сквозь решетки водостоков, и так быстро, что казалось вот-вот закончится место под землёй, и вода еще более испачканная хлынет обратно. Темнота, упрямо поглощающая окружающее пространство, всё больше и больше, сантиметр за сантиметром, уже, кажется, подбиралась к кончикам пальцев. Спасал только тусклый свет фонарей, совсем немного, совсем чуть-чуть, но спасал, иначе бы можно было потеряться в темноте, в ветре, и в падающей с неба воде. Ощущение пропасти подкрадывалось к впадинке возле шеи, и пыталось плотным кольцом сжать горло. 
Рука будто сама по себе потянулась к ключу на шее, а взгляд безрезультатно пытался уловить хоть какую-то эмоцию в зелёных глазах.
"Бесполезно. Безнадёжно... Страшно"
А потом всё будто в детской считалочке.
Раз, два, три, четыре, пять... Я иду тебя искать.
Только в этой игре всё просто и забавно, весело и беззаботно, сейчас же, от неведения сводило под ложечкой. Или это от голода? На цифре шесть, что-то внутри забило тревогу, последний взгляд на удаляющийся силуэт, и откуда-то взялись силы. Шаг, еще один, быстрее, еще быстрее.
Стук каблуков растворялся в дожде, и стекал в переполнявшиеся канализационные стоки, всё быстрее и быстрее, нужно поскорее уйти отсюда, и не важно куда, лишь бы не оставаться здесь. Она не оглянулась ни разу, боялась, что если оглянется, увидит, что её преследуют, и так она всё шла и шла, её шаг сменялся бегом, правда ненадолго, всё же, она очень сильно устала. Выйдя из парка, и оказавшись на довольно таки приличном расстоянии от покинутого ею незнакомца, она наконец остановилась, и оглянулась. Никого, даже прохожих на мокрых улицах было мало, и ощущения его ауры тоже нет.
Облеченный выдох.

"Что такого в этом ключе?"
Руки потянулись к узелку, на веревочке, которая держала ключ. Теперь в её ладошке лежал этот ключик из белого, холодного, блестящего металла, на нём было что-то написано, на японском. Два иероглифа. Тоненькие пальчики прощупали выступающие слова.
- Я не понимаю, кажется, я плохо знаю язык, - раздосадованно сказала девушка. Она стояла под козырьком крыши, напротив яркой и пестрой витрины какого-то магазина, света от неё было достаточно что-бы увидеть надпись.
"Надо что-то делать..."
Она зашла в ближайшую открытую забегаловку, и попросила бармена-японца за стойкой ей помочь. Она сказала, что заблудилась, тот, глянув на неё сразу забеспокоился всё ли с ней в порядке, белокурая девушка его тут же успокоила, сказав, что она просто неуклюжая, и споткнувшись упала в большую лужу, отсюда и такой потрепанный вид. При этом, она так мило улыбнулась, что бармен сильно смутился и покраснел. Потом он прочитал надпись на ключе, и сказал, что знает это место, и что вызовет ей такси.
- Нельзя в такую погоду ходить по улицам, заболеете!
"Хорошо хоть говорить на японском я умею"
Такси подъехало довольно скоро, несмотря на погоду, девушка забралась на заднее сиденье. Тепло... Она и не знала, что так сильно замерзла.

Мияма. Двухэтажный дом

Отредактировано Bianca De Angelis (09.10.2011 09:20)

0

8

4 Августа
Время: 12.44 - 12.55

Анна Алесси

В центральном парке было тихо, люди редко заглядывают сюда, а если им и случается проходить сквозь него или мимо, то делают они это быстро, стараясь нигде не останавливаться. Виной всему события, произошедшие здесь когда-то. Ко всему прочему, нынешняя обстановка царившая в городе, заставляла местных жителей вообще лишний раз без надобности никуда не выходить. Это, а еще и густой туман, накрывший большую часть города, давали хорошее прикрытие для того, кто хотел сокрыть действия, совершаемые в этом парке.

Начерченный круг призыва кровоточащим шрамом алел на земле, рядом стоял человек с темно-каштановыми волосами и голубыми, как небо, глазами. Он читал заклинание, четко и старательно проговаривая каждое слово. Несмотря на то, что он пытался держать себя в руках, дрожь пронзала всё его тело, и дело не только в болезненности запускаемого процесса, он боялся. Боялся ошибиться, боялся, что его заметят, боялся, что ему помешают, и поэтому он хотел всё сделать как можно быстрее. Он даже заклинание написал на листке бумаги, чтобы не сделать ошибки, хоть на самом деле знал наизусть каждое слово.

Долгой подготовки не было, как и не было должного изучения информации. Ассоциация решила, что Йен Вудворт должен вступить в Войну, и его наскоро снабдили всем тем, что ему нужно было знать, то есть тем, что Ассоциация считала нужным рассказать. Подробности они, конечно же, опустили, да и много ему знать не стоит, главное то, что он теперь в состоянии совершить призыв, заключить контракт со Слугой, и он знает как использовать Командные Заклинания. Артефактом для призыва его снабдили, так как кот в мешке мог бы оказаться серьезной проблемой, да и вообще, лучше всё планировать как можно тщательнее.

Он уже прочитал большую часть заклинания, но что-то быстрое и стремительное, разрезая туман вокруг яркой вспышкой, разорвало его тело, оторвав правую руку и часть туловища, и отбросив их на расстояние в метров восемь. И Йен рухнул на землю, он даже не понял, что случилось. Свечение, возникшее в круге стало тухнуть, и почти сошло на нет. А рядом никого не было, маг был атакован с большого расстояния.

ООС: записка с заклинанием лежит недалеко от оторванной руки Йена. Сам Йен в крайне тяжелом состоянии, рана нанесённая ему очень глубокая, и он истекает кровью. Пока он еще жив, но осталось ему недолго.

+1

9

[Анна Алесси]
4 Августа
12.50 - 13.00

Человеку свойственно быстро забывать плохое, особенно, если этот процесс стимулировать чем-нибудь чрезвычайно приятным. Анна пребывала в Японии уже довольно приличное время - достаточное, чтобы научиться сносно говорить с аборигенами и не пугаться одного вида странных загогулинок, именуемых ими "иероглифами". Народ здесь был какой-то отмороженный, дружелюбный, конечно, но до итальянской жизнерадостности им было очень далеко. В общем, Анна бы, наверное, скоро начала скучать и выкинула бы какую-нибудь пакость (вроде конфликта с местным кланом якудза), но, к счастью окружающих, отец девушки додумался-таки послать вместе с ней верную служанку, являющуюся по совместительству ещё и телохранителем. Кого от кого та охраняла было не известно, но с большей вероятностью, скорее всего, всё-таки нанятых заботливым отцом преподавателей -  двух сумрачного вида японцев, старательно вбивающих в головку Анны японский и... йогу. Занятия последней частенько заканчивались криками злой госпожи и травмами различной тяжести у служанки. На вопрос о том, зачем её послали изучать йогу в Японии, отец загадочно молчал, а Анна подозревала, что он просто не знает, чем отмазаться.
В данный момент, синьорина Алесси пребывала в приподнятом настроении, улучшенном в походе по здешним магазинам. Естественно, не обошлось без расстройств - найти что-то подходящее по размеру европейке было довольно сложно, но сам вид красивых, необычных для неё вещей вселял радость и умиротворение. Впрочем, задерживаться она не собиралась - потратив пару часов на бессмысленные блуждания, Анна решила всё-таки вернуться домой - к двум часам должен был прийти учитель японского, так что следовало поторопиться, потому что до пригорода, в котором и располагался купленный отцом дом, было довольно далеко.
Парк, через который Анна решила пройти, создавал давящее ощущение, что, вкупе с туманом, наводило страх... Почувствовав прилив адреналина, девушка ускорила шаг, всматриваясь в окружающее её пространство внимательным, острым взглядом. С губ синьорины не сходила предвкушающая приключения ухмылка - не в её правилах было бежать от страха. Каблуки глухо стучали об асфальт, и в царящей тишине ей казалось, что по парку бродит эхо. Странное, пустынное место контрастировало с тем, где она была считанными минутами ранее. От осознания этой странности по спине Анны ползли мурашки, а рука словно бы ощущала привычную тяжесть оружия. Но пистолета у неё с собой не было, только маленький складной нож - с такими обычно шляется дворовая шпана. Впрочем, в случае чего ей и подобного должно хватить.
В парке, как выяснилось, она была не одна - впереди Анна заметила человека, читавшего... стих? Притормозив, девушка вслушалась в произносимые мужчиной слова, определив, что говорит тот на английском, но понять смысл произносимых им слов никак не получалось. Он ускользал от неё в последний момент и Анна вновь пыталась его поймать. Увлечённая подслушиванием, Алесси замерла в нескольких метрах от человека, укрытая туманом и, частично, деревом. Она не замечала свечение, исходящее от начерченного... чем-то красным круга, не задумывалась о том, зачем молодому англичанину читать в пустынном парке бессмысленные стихи. Внимание было поглощено ровным, сильным мужским голосом, интонации которого отчётливо выдавали волнение. Голосом, прерванным секундой позже, сменившимся глухим ударом о землю и... вот уж что она точно не смогла бы спутать - предсмертным хрипом. Анну словно током ударило - подобного развития событий она не ожидала. Да что там, даже жертва подобного совсем не ждала (что было бы странно, в общем-то). Удивление Анны было бы не таким сильным, если бы та прежде услышала выстрел - нанести подобные повреждения метательным оружием было практически невозможно. Да и не с такого расстояния - поблизости, синьорина Алесси была уверена, никого не было. Выждав немного, она, подталкиваемая острыми ощущениями, быстро подбежала к распростёртому телу привлёкшего её внимание мужчины. Тот был ещё жив, но с полученными им повреждениями не дожил бы до приезда скорой, вызвать которую было первой мыслью Анны. Представшая картина её совсем не пугала, да и острой жалости или страха за чужую жизнь она определённо не испытывала. Было только сожаление и знакомое чувство, которое заставляло Анну делать многое назло другим. В данный момент это было желанием спасти умирающего из чистой вредности - только она могла поступать подобным образом с окружающими, они буквально принадлежали ей, и другие просто не имели права трогать её собственность. От хватания за сотовый Анну удерживал проснувшийся разум, которым она, честно говоря, обычно не так часто пользовалась. Ну, вызовет подозрительная иностранка скорую (причём не менее подозрительному иностранцу), и как будто бы её не спросят, что здесь произошло. Да и не может дочь мафиози связываться с подобными делами. Был бы у неё на примете врач без лицензии или подпольный доктор, но это не Италия, не её родной город, в Фуюки у Анны не было таких связей (по крайней мере, пока).
Грязно выругавшись и потеряв всю надежду на спасение чужой жизни (и приобретение очередного раба, естественно), девушка принялась осматривать место преступления. Взгляд синих глаз прошёлся по оторванной руке, валяющейся рядом бумажке, и наткнулся на едва светящийся круг. Если бы не витавший в воздухе сильный запах крови, она бы, наверное, безошибочно определила то, чем была эта... пентаграмма (?) начерчена, но сейчас в голову Анне пришёл только кетчуп. "Сектант, что ли?" - немного ошеломлённо подумала она и, недолго думая, подцепив испачканную в крови бумажку, принялась вчитываться в слова. Вслух - как на уроке литературы. Значение странного стиха девушку всё так же занимало...

Отредактировано Анна Алесси (28.10.2012 18:57)

+3

10

4 Августа
Время: 13.00 - 13.05

Чтение заклинания вновь запустило почти затухший механизм, круг стал светиться ярче и сильнее. Воздух вокруг будто ожил, несмотря на то, что ветра не было, он перетекал и перемещаться, осторожно касаясь открытой кожи девушки. Первым делом ритуал обозначил Мастера, и на руке Анны, «выжглись» Командные Заклинания, а её цепи, доселе не использовавшиеся для магических изысков, активировались и стали усиленно перегонять прану. Ощущение активации цепей малоприятное, особенно, когда это проходит впервые, и при таком ритуале.

И пусть, юную девушку было сложно назвать магом, но в ней было всё, для того чтобы стать Мастером. А личность Слуги, который призывался в это мир, была уже определена Ассоциацией Магов, снабдившей Йена артефактом. Сам же Йен уже не понимал кто он и откуда, собственно, его тело доживало последние секунды. Когда он направлялся в Фуюки, он был рад этому потому, что эта поездка давала ему возможность повидать старую знакомую, по имени Люсия. Когда ему дали задание вступить в Войну, он был обеспокоен, но всё же, полагал, что сможет стать достойным участником и сможет проявить себя... В итоге, в этом японском городке, он нашёл лишь свою смерть, столь быструю и стремительную, столь нелепую и беспощадную. Такова Война, какой бы она ни была, магической или нет, суть её всегда одна.

OOC: пост так же является вводной для Абе-но Сэймэя. Какой именно использовался для призыва артефакт, вы можете решить сами, если вам захочется это обозначить.
Очередность: Абе-но Сэймэй, Анна Алесси.

0

11

4 Августа
Время: 13.05 - 13.10

Он заслужил это, пожалуй, иначе не скажешь. Благой покой, лёгкий бриз, едва шевелящий волосы, медленно осыпающиеся лепестки сакуры. Они никогда не прекращали падать в его маленьком мирке: ему нравилось это мельтешение алых цветов. Ветер был непостоянным, то усиливался, то был едва-едва сильным, создавая в его саду неповторимые узоры. Иногда его тяготило одиночество, тяготила лёгкая, почти неуловимая скука, заставляющая вспоминать о своём единственном друге. Миямото-но Хиромаса остался там, в другом месте, в другом мире, а Абэ-но Сэймэй имел иное предназначение, которое вело его в место, названное Троном Героев. И немного скучающий, но наслаждающийся этим вечным закатом оммёдзи, находил подобное крайне ироничным и забавным: он никогда не был героем. По крайней мере, не считал себя таковым. На его долю выпало немало событий, но не то, чтобы он назвал их особо героическими. Конечно, у людей могло быть иное мнение.
Чуть повернув голову в сторону, практически оставаясь неподвижным, он улыбнулся глядя на девочку, сосредоточенно пугающую жирного, ленивого карпа, что плавал в небольшом пруду. Они были тут, его друзья и соратники. Все они, но только Тэнко обычно занималась такими глупостями, как игра с карпами. И не скажешь, что это не ребёнок, не девочка десяти-одиннадцати лет. Её брат, наверное, сейчас сидел и делал серьёзную мину, не желая быть похожим на сестру, но, то и дело, бросал взгляды на неё, улыбающуюся и смеющуюся, определённо не желая оставаться в стороне. Ханьё знал, что рано или поздно, но он сдастся, как всегда это делал. Они были слишком похожи, брат и сестра, но это было хорошо.
Они все были тут, Котин, сидевшая рядом с Сэймэем и играющая тихую мелодию, которая всегда так ласкала его слух. Она всегда играла от души, всегда знала, какую мелодию желали услышать окружающие, но что поделать: талант. Талант, не связанный рамками человеческой природы.
Никто из сикигами не покинул его: Сидящий напротив него Сорью, попивающий сакэ вместе с оммёдзи, задумчиво смотрящий вдаль Гэнбу, подошедший к Тэнко и, уже успевшему сдаться своей детской природе, Тайину, Бьякко, тихо сидящей напротив Рикудо Тэницу, смотрящий на воду Тэнко, вырезающий что-то из небольшой деревяшки, тренирующийся в закатном солнце Судзаку, и даже Тода. Одинокий Тода, сидящий поодаль, хмуро посматривающий на всех вокруг, как всегда, не принятый ими и отказывающийся признавать своё желание быть принятым. Упрямый Тода.
Они были все, те, кто мог последовать за ним в это место, те, без кого его скука была бы ужасна, сводила сума. Без них, она была бы смертельной, пожалуй. Но двенадцать его… друзей. Были рядом. Могли слушать музыку, любоваться алыми лепестками, падающими с деревьев, неспешно пить сакэ, общаться. Хотя, вне всякого сомнения, они явно успели друг другу надоесть за всё время, пока были вот так близко друг к дружке.
Подняв чашечку вверх, делая молчаливый тост в честь Тоды, который сразу нахмурился и посмотрел на Гэнбу, сын кицунэ поднёс её к губам, но остановился. В неё упал лепесток. Ничего удивительного в этом нет, конечно же, но ему понравился этот знак.
- Скоро всё должно перемениться, похоже. – чуть склонив голову прошептал оммёдзи и Сорю кивнул. Он слышал, а суждению их «хозяина» доверял. «Хозяина» которого они сами выбрали и за которым последовали.
Время не имеет власти над этим местом, время течёт мимо тихого сада, в котором всегда закат. Поэтому, никто из них не мог знать, сколько они так сидят. Казалось – целую вечность, но на самом деле могло пройти лишь пара дней. Удивительна я иллюзия, гораздо более сильная, чем любые заклинания Сэймэя. Иллюзия, доступная миру и человеку, совершенная в своей простоте.
Затеряться в ней легко. Сколько времени прошло после слов оммёдзи? Нельзя сказать точно. Опустел один кувшин, опустел второй, но, может, ему это показалось…
Однако, тихий ветер переменился и это были не проделки Тайина: море лепестков закружилось, вихрь стал нарастать, пока не стало ясно, что он словно призывает, подманивает ханьё. Мягко улыбнувшись, он сделал последний глоток и поставил чашку на миниатюрный столик, взял веер раскрыл его, словно проверяя работает ли он ещё.
- Мне пора, друг мой. Но скоро мы непременно встретимся снова, я уверен.
Подойдя к завораживающему в своей красоте вихрю из лепестков цветущей вишни, Абэ-но Сэймэй сделал шаг, единственный шаг, но ветер подхватил его и унёс за собой, в пустоту и тишину Трона, а, там, его ждал ещё путь. Путь в мир, который он когда-то покинул. И ему предстояло вернуться…

***
Свет был нестерпимо ярок, внутри круга, вспышка, словно зажглось маленькое серебристое солнце, ознаменовавшее его прибытие. Круг словно взорвался, но не мощным, сбивающим с ног потоком ветра, о нет. Он словно взорвался свежестью, лёгкий бриз, настойчивый и беспринципный, выбивающий из тела усталость и боль, заставляющий чувствовать себя несколько спокойно и расслабленно. Он был чуть-чуть прохладный, но не холодный, бодрящий, приятный. В центре круга появился он, Абэ-но Сэймэй. В парке словно стало ярче, как если бы в серую природу на холсте добавили немного красок. Совсем немного, но эти краски придали холсту жизнь, словно заставили его дышать, а листья немного колыхаться. Оммёдзи, Кастер, стоял в центре круга и осматривался, пытаясь понять, что же произошло. Те алые лепестки, последовавшие за ним, рассыпались в мерцающую рубиновую пыль, поднимающуюся в воздух, закручиваясь вокруг фигуры, одетой в белоснежное каригину. Наконец, взгляд зелёных глаз мужчины зафиксировался на сжавшейся и обхватившей себя руками девушке, на ладони у которой виднелись следы Командного Заклинания. Очевидно, та, по чьей воле он оказался в этом мире. И, похоже, по чьей воле он оказался втянут в эту войну. От разглядывания девушки его отвлёк едва слышный стон, тихий хрип, душа, покидающая тело с последним дыханием. Рядом с ней лежал человек и, похоже, был ранен, ранен серьёзно и не выкарабкается без его помощи.
Оммёдзи покачал головой и склонился над мужчиной, перевернул его на спину, раскрыл веер и провёл им перед лицом бедолаги. Он не был альтруистом, если уже на то пошло. Но Абэ-но Сэймэй не собирался портить своё появление чьей-либо смертью. К тому же, ему было очень интересно, почему этот израненный человек лежит тут, собственно, откуда такие раны и, самое главное, кто он. Он вновь провёл веером над телом мужчины, начав тихий напев, приложив два пальца к губам. Его шёпот был тихим и монотонным, лишь изредка его голос повышался, тогда он словно вгонял воздух обратно в тело человека. Для постороннего, так оно и было. На самом деле, он удерживал его душу. Йен, чьего имени сын кицунэ, конечно, не знал, уже был при смерти, готовый отойти в загробный мир. Но смерть не имела власти над ним, пока не имела, ведь Сэймэй решился ему помочь: возвращать человека, когда тот уже ушёл из жизни, было опасно, рискованно и, пожалуй, в некотором роде неправильно. Прежде чем лечить бедолагу, нужно было закрепить его душу. Удовлетворившись своими действиями, он последовательно надавил указательным пальцем на лоб мужчины, его грудь и живот, после чего сложил веер. Ему теперь не грозит уйти в загробный мир в ближайшие секунды, так что можно заняться нормальным исцелением.
Лёгким движением, почти неуловимым, оммёдзи словно достал офудо из рукава и, не найдя ничего лучше, чем взять немного крови самого Йена, медленно и сосредоточенно стал выписывать на бумаге несколько символов. Одна офудо, затем, другая: следовало скорректировать его потоки ци, заставить их восстанавливать тело. Конечно, не без помощи со стороны: его жизнь была так слаба, что сам бы он никогда не исцелился.
Положив свою ладонь, тонкую и изящную, почти женскую, на лоб мужчины, оммёдзи снова начал читать заклинание, на этот раз, передавая часть своих сил мужчине. Это была маленькая толика его энергии: будь у Сэймэя желание, он мог бы практически заново воссоздать этого бедолагу, но, к счастью, такой ужасной работы не требовалось. Всё заняло не так много времени, но и не быстро. Достаточно, чтобы его Мастер пришла в себя, ведь судя по бурлящей в ней силе, она просто не могла справиться… с тем, что на неё нахлынуло. Раны мужчины затягивались, неспешно, но затягивались. Сначала остановилось кровотечение, а, теперь, они медленно восстанавливались. При должном толчке, тело может творить чудеса и без колдовства.
Только когда мужчине больше ничего не угрожало, Сэймэй отёр палец от крови о одежду бедняги, явно не желая пачкать каригину, он повернулся к той, кто призвала его. Или завершила призыв? Сейчас, он задумался о том, не она ли нанесла мужчине такие раны, но быстро отмёл эту мысль. Выпрямившись, он склонил голову на бок, даже прищурился.
- Значит, ты – мой Мастер? Ответь, верно ли это?

: Koto Shakuhachi

Отредактировано Abe no Seimei (17.05.2012 13:17)

+2

12

[Анна Алесси]
4 Августа
Время: 13.05 - 13.15

Ноги девушки подкосились, и она осела на влажную после непогоды землю, вымазавшись не только в грязи, но и в набежавшей из лежащего рядом тела крови. Впрочем, её это сейчас заботило в последнюю очередь. Нет, даже не так, Анну сейчас не заботило совершенно ничего - события, которые можно назвать грандиозными, проходили мимо неё, не задерживаясь в темноволосой головке и на секунду. Она просто не могла ни о чём думать, не хотела и не пыталась - её захватили ощущения, которые даже с натяжкой нельзя было назвать приятными. По молодому телу свободно гуляла дрожь, и в попытке унять её, Анна крепко обхватила себя руками. Зажмурившись, девушка отчаянно не желала видеть того, что происходит, только на чисто интуитивном уровне понимая, что всё уже случилось и теперь ничего не исправишь. Неуёмное любопытство всегда было самой отвратной чертой её характера - даже Анна теперь могла это признать.
Что же касается ощущений, практически полностью затопивших сознание легкомысленной особы, то описать их можно было несколькими способами: синьорина Алесси чувствовала себя сложным механизмом, составленным из множества стеклянных трубочек, по которым неожиданно пустили обжигающе горячую воду. Внутри у неё словно бы сорвали какой-то предохранитель, будто бы вырвали пробку из фляги, которую теперь усердно наполняли. Ощущения были сверх-странными, пугающими настолько, что Анна вот-вот готова была заплакать - она не хотела меняться, только не так. Как и вид калек внушал инстинктивный ужас здоровым людям, так и её устрашали происходящие внутри изменения. Непрошеные изменения, неожиданные, неоправданные, беспричинные. Неизвестность только подливала масла в огонь её проснувшегося страха.
Но Анна не была бы собой, если бы вскоре не справилась с нахлынувшими чувствами. К тому же, её пятая точка уже начала подавать признаки замерзания, а о своём драгоценном теле она привыкла заботиться практически автоматически. Что там какая-то странная боль, если ей грозит целый букет заболеваний моче-половых органов? Да и проверить стоит - а вдруг она начала превращаться в какого-нибудь монстра? Кто знает этих сектантов и их ритуалы. В прочтённой ею манге было множество подобных примеров. Резко распахнув чуть покрасневшие глаза, Анна с недоверием уставилась на свои вполне нормальные руки, опустила взгляд к поджатым ногам и растекающейся под ней луже крови... Осознание всего ужаса сложившегося положения, Анна буквально подпрыгнула, брезгливо сморщив аккуратный носик. И только потом до неё дошло, что в их с трупом компании стало на одного человека больше. Очень странного, надо отметить, человека.
- Какие страшные, однако, в Японии женщины, - совершенно не стесняясь, вслух подумала она. Смысл заданного ей вопроса доходил до сознания довольно долго - примерно минуту. В это время Анна неприкрыто пялилась на возвышающуюся над ней женщину (а заподозрить в Сэймее мужчину она пока не могла), теперь уже мысленно поражаясь чудесам природы. А когда, собственно, мысль таки постучалась в её черепную коробку, девушка отшатнулась от странной особи японской национальности, нацепив на лицо маску притворного ужаса, и звонко, не заботясь о громкости своего голоса, воскликнула: - Поклонница ролевых игр, что ли? Плётки, игрушки и связывание?

Отредактировано Анна Алесси (28.10.2012 18:58)

+1

13

4 Августа
Время: 13.12 - 13.15

Никто и предположить не мог ответа, который выдаст Анна. Даже Сэймэй не догадывался о том, что же именно она скажет. И именно поэтому он был так… шокирован. Пожалуй, это было бы наиболее подходящее под ситуацию слово. Благородный Абэ-но Сэймэй, придворный четвёртого ранга, услышал в свой адрес то, что заставило его… замереть. Замереть, осмысливая произнесённое, а, затем… улыбнуться. По-настоящему улыбнуться: ярко-алые губы, так явно выделявшиеся на фоне бледной кожи, растянулись в усмешке, действительно искренней и совершенно настоящей. Редко когда кому-то удавалось рассмешить оммёдзи всерьёз. Только Хиромасе, но и у того получалось не всегда: воин был хорошим собеседником, а смеялся Сэймэй обычно над его недалёкостью, конечно, он не смеялся над глупостью, просто, иногда бывало, он скажет что-то уж совсем забавное. Хорошо помня, как тот обиженно хмурился после таких вот вспышек, как отводил взгляд и начинал сосредоточенно отправлять в рот закуску, ханьё вновь почувствовал тоску по старому другу. Но эта тоска длилась меньше доли секунд, так как сам Сэймэй прекрасно понимал, что нет смысла горевать по тем, кто остался в прошлом.
И теперь, он смеялся. Сначала, улыбка, затем, чтобы скрыть эту улыбку, он вновь раскрыл веер, но, похоже, даже подобное действо не помогло: немного грозный вид барышни, её речи, всё это было настолько смешным, что Сэймэй просто не выдержал. Его плечи затряслись, ладонь с веером начала подёргиваться и он… Засмеялся. Чистым, звонким смехом, засмеялся так, что его смех, наверное, было слышно даже на другой стороне парка. Смех не отпускал его ещё очень долго: после такого долгого периода скуки, навеваемой пребыванием в том маленьком мирке, любая мелочь могла вызвать благожелательную улыбку, а уж такие забавные выходки иностранки – и вовсе поднимали настроение.
Плечи ханьё ещё подёргивались, когда он закончил смеяться: эта вспышка эмоций была недостойна благородного мужа периода Хайян, но Сэймэй никогда не был скован этими неясными ограничениями. И всегда был свободен в своих действиях, не волнуясь о чужом мнении. Отсмеявшись, он опять сложил веер и покачал головой, то ли не одобряя свой поступок, то ли демонстрируя, что не может поверить в её слова.
- Из всех людей, по чьей просьбе я мог оказаться тут, меня призвала иностранка, совершенно не знакомая с ситуацией в которой оказалась.
В его голосе ощущалось веселье, явное веселье, ведь эта ситуация и впрямь была забавной и увлекательной. По своей сути, необыкновенной. Уникальной, быть может даже. И именно поэтому, оммёдзи был более чем доволен сложившимися обстоятельствами.
Совершенно уверенный в том, что она даже не узнает его, раз уж не признала сразу, мужчина покачал головой снова и произнёс, всё так же улыбаясь.
- Нет, девушка, не поклонник. Это забавно, что ты сочла меня женщиной, но, увы, ты ошиблась. Имя мне – Абэ-но Сэймэй, а ты, как та, кто завершила призыв, являешься моим Мастером.
Дабы подтвердить свои слова, абсолютно не заботясь о её чувствах, колдун сделал шаг вперёд и схватил её за ладонь, неуловимым, практически змеиным движением. Обычный человек, она не способна была ни уследить за его рукой, ни вырваться из его хватки. Кажется, она даже его ударила, но оммёдзи совершенно этого не ощутил, лишь взглянул, сначала, вниз, а, затем, посмотрел на неё и покачал головой, всё так же улыбаясь. Его ладони, такие изящные на вид, обладали удивительно крепкой хваткой. На секунду, его посетила мысль о том, каково для неё его прикосновение. Многие женщины его времени находили его необычайно приятным, даже, если оно было таким же крепким как сейчас.
Взглянув в глаза Анны, оммёдзи мягко и едва ощутимо провёл второй ладонью по появившимся на тыльной стороне её ладони меткам, наверное ещё ноющим.
- Их не было у тебя раньше, не так ли? Они – символ твоей и моей связи, символ нашего контракта.
Отпустив ладонь Анны, мужчина отступил от неё и сложил руки на груди, под каригину.
- Тот кто лежит тут, он твой знакомый?

Отредактировано Abe no Seimei (17.05.2012 14:56)

+1

14

[Анна Алесси]
4 Августа
Время: 13.15 - 13.20

Над ней, кажется, потешались и это жутко злило Анну - уже в следующее мгновение с её лица слетела маска, обнажив серьёзное, злое лицо человека, привыкшего командовать окружающими. Холодная ярость плескалась на дне её синих глаз, обещая своему собеседнику муки ада.  Где-то внутри её головы щёлкнула воображаемая ручка, поставив галочку напротив ещё одного имени, занесённого в чёрный список. Имени человека, над которым ей позволено всячески издеваться, не сдерживая ни свою фантазию, ни желание. Мягкие, розовые губы молодой итальянки исказились совершенно ей не шедшей жестокой ухмылкой, всего на долю мгновения - так, что обычный человек и не заметил бы. Прохладное, не обременённое эмоциями выражение лица, цепкий взгляд стрелка, ищущего свою цель - она словно бы пыталась просветить стоящего напротив человека рентгеном. Увидеть то, что спрятано под его кожей, пересчитать кости и, наконец, заглянуть внутрь головы, прочитать все мысли до единой.
Вообще, Анна только-только начала задумываться - а откуда припёрся этот хмырь? Она была настолько занята своим странным недомоганием, что совершенно проморгала момент его появления. Размышления на тему вероятной маньячной сущности её нового знакомого прервал сам объект пристального внимания - он неуловимо быстро и крепко схватил Анну за руку. "Ну, всё, теперь бросит на землю и изнасилует..." - промелькнуло в её голове. - "Может злится, что не захотела становится его, хм, "Мастером"?... Стоп, это мужик?". Синьорина Алесси не сдержала нервного писка, немедленно трансформировавшегося в ехидный смешок - "жертва маньяка" уже не знала, пугаться ей или смеяться. Нападать или защищаться. Лихорадочно кружащийся хоровод мыслей, напоминающий Броуновское движение, совершенно не хотел останавливаться - Анна всё больше и больше запутывалась в своих домыслах, предположениях и уже известных фактах. Ещё чуть-чуть, и она бы начала задавать вопросы по типу "кто я?", "где я?" и "как я сюда попала?".
От потока бессознательного Сэймея спасло то, что до Анны, наконец, дошло новое ощущение, незамеченное ею ранее только из-за нахлынувшей боли. Ощущение чужого присутствия - крепкой связи с кем-то поблизости. Это было чем-то вроде тонкой пока, едва светящейся нити, тянущейся к этому "маньяку". Девушка медленно выдохнула, приводя себя в более-менее спокойное состояние. Похоже, чем больше времени проходило, тем больше становилось неизвестных в этом странном уравнении. Да, он был абсолютно прав, алого, ноющего узора на тыльной стороне её левой руки не было до сей поры. И не сделала бы она татуировки на подобном месте - слишком выделяется, чересчур вызывающе для рождённой в богатой семье итальянской леди. Слишком вульгарно и некрасиво. Она снова вздохнула - на этот раз сокрушаясь из-за испорченной кожи.
- Мне холодно, - безапелляционно заявила она, действительно ощущая противную мерзлоту в нижней части своего тела. Анна опасалась опускать взгляд, чтобы ещё больше не испортить себе настроения - пребывать в состоянии хорошо обваленной в грязи свинюшки ей совершенно не нравилось. Да и эта кровь... возникало желание побыстрее вернуться домой и принять горячую ванну, а после ещё минут тридцать оттирать тело от впитавшегося в него запаха. - Я не знаю, кто это, - узкая девичья ладонь взмахом указала на распростёртое, уже не полумёртвое тело. - Я не знаю, кто ты. Я не знаю, какого чёрта сейчас произошло, и, если честно, не слишком-то хочу знать. Но если ты изъявил желание мне служить - пожалуйста. Бери этот обрубок в зубы и тащись за мной. Здесь не слишком-то располагающее к беседам место.
Подхватив валявшуюся неподалёку сумку, Анна медленно, немного неловко шагая, направилась в сторону выхода из парка, твёрдо намереваясь как можно быстрее добраться до тёплого особнячка и заставить ждущую её служанку отстирывать безнадёжно испачканные вещи.

Отредактировано Анна Алесси (28.10.2012 18:59)

+1

15

4 Августа
Время: 13.20 - 13.30

Кажется, она начала понимать. Шок проходил, удивление – сменялось рационализмом и способностью мыслить трезво и осмысленно. Вне всякого сомнения, ещё чуть-чуть, и она всерьёз задумается над тем, кто же именно таков, этот «незнакомый Абэ-но Сэймэй». Не то, чтобы это очень оскорбляло, бросьте, в конце концов, он никогда не стремился к известности, но он, всё-же, надеялся хотя бы на какое-либо узнавание. Сделаем скидку на то, что она не из японии.
Теперь, когда первое впечатление прошло и немного сгладилось, оммёдзи мог изучить место, в которое попал. Оно ему не нравилось. Парк не был… живым. В нём было слишком мало янь, парк был статичен, затхл. Он был почти мёртв, неприятное ощущение дисбаланса, заставлявшего неуверенно оглядываться по сторонам. Это место было испорчено, тут случилось нечто неприятное, нечто, что испортило в нём всю протекающую энергию и разрушило все драконьи потоки. Но, что бы это ни было, оно могло подождать: сейчас у него были более насущные и важные дела. Разобраться со странностями парка можно будет и позже.
Девушка явно была самоуверенна, горда, властна. Это было заметно в её голосе, тоне и поведении, то, как она отходила от шока, то, что она говорила, как она говорила. В некотором роде, это было неплохо, люди такого склада ума, с таким характером, нравились сыну кицунэ, так как с ними не было слишком скучно. Конечно, это создаёт определённые сложности в общении и взаимопонимании, но не существовало ничего такого, что нельзя было как-нибудь решить. Склонившись над лежащим Йеном, оммёдзи коснулся его шеи, проверяя пульс, как это сейчас называли – весьма обычное действие, на самом деле, он знал, что с ним всё в порядке, просто решил удостовериться и нагнать побольше драматизма. Девочка его забавляла, всё-ещё, она была ему интересна, и это был хорошо. Однако, драматизма он добавлял не для неё, нет. Когда он уже собирался подхватить ещё недавно смертельно раненного мужчину, раздался негромкий, спокойный, властный голос.
- Это может сулить проблемы, Сэймэй-сама.
Подняв взгляд, мужчина в белом каригину улыбнулся, явно довольный результатом.
- Я же говорил, что мы скоро встретимся, Сорю. Хотя, думал, вы дождётесь моего приглашения.
Отрицательный кивок сикигами был ему ответом. Каждый из них понимал, что к чему. Сорю видел, что Сэймэй хотел попросить кого-то из них о помощи с телом, но из уважения к своим защитникам, не стал опускать их до столь мелкой задачи. Однако, у высокого синеволосого мужчины было своё мнение на этот счёт.
- Вам по положению нельзя таскать тела, Сэймэй-сама. Это неправильно. У вас есть мы…
- Духи-защитники. Не носильщики.
- Помощники, - наконец, заключил лун и бескомпромиссно склонился к Йену. – И раз помощники, то наша задача – помогать. Даже в этом.
Сделав вид, что он сдался, Сэймэй вздохнул и выпрямился, в глубине души полностью удовлетворённый результатом. В конце концов, именно этого он и добивался, так что спорить больше не хотелось. Да и с Сорю немного поспокойнее. Не то, чтобы на них могли напасть прямо сейчас, выбежав из-за угла целой толпой, но рядом с сикигами чувствуешь себя чуть-чуть уверенней.  В ответ же, ханьё прищурился и чуть указал концом сложенного веера в сторону Анны.
- Ты пришёл жаловаться насчёт неё. И я знаю, что ты скажешь мне. Начнёшь жаловаться, что она плохой мастер, что у тебя насчёт неё плохое предчувствие и, что, мне бы стоило укрыть её где-нибудь подальше, чтобы она нам не докучала.
Видя, что его собеседник собирается добавить что-то ещё, Сэймэй приложил веер к губам и продолжил, когда лазоревый лун Востока решил промолчать.
- Извини, - произнёс он, похоже действительно прося прощения за то, что не дал ему сказать ни слова, - но с ней может быть интересно. И ты это должен признать.
- Интерес не поможет победить в войне, Сэймэй-сама.
- Верно, но он может сделать её забавной. Спасибо за помощь, Сорю.
Ускорив шаг, он достаточно быстро нагнал Анну и просто шёл рядом. Молча. Если она пожелает что-то спросить у него, пусть начнёт разговор сама. Она была слишком горда и кичилась своей независимостью, увы, это были минусы, которые не перевешивали её "интереса" в глазах ханьё. Но такие вещи нужно было исправлять, чтобы действовать эффективно... Его шаги были на удивление бесшумны, словно контрастируя с жёстким стуком каблучков девушки. А шаг был на удивление быстрым и грациозным.

Пригород » Дом семьи Алесси

Отредактировано Abe no Seimei (17.05.2012 19:10)

+1


Вы здесь » Fate/Splinters of Wishes » Архив игры » Центральный парк [Синто]