Вверх страницы
Вниз страницы

Fate/Splinters of Wishes

Объявление


Fate:Stay Night Fansite Рассылка Ролевой курьер Сайт о аниме Blood Plus - Кровь+ Сайт о аниме Code Geass - Код Гиасс


Третьи игровые сутки

Город Фуюки

• Дата: 5 Августа 2005г.
• Время: 00.00 - 07.00
• Облачно, дует легкий свежий ветерок, над всей частью города и его пригорода, пройдет кратковременный дождь; температура воздуха +16º

Погода на неделю




Приветствуем, случайно и не случайно заглянувших к нам на огонёк! Вы попали на ролевую игру по мотивам визуальной новеллы Fate/Stay Night. Наш проект постоянно растёт и развивается, и мы стараемся сделать игру еще более интересной и удобной (всё для вас). Fate/Splinters of Wishes идёт с 4-го апреля 2010 года, и странные события начинают раскрываться. Но, конечно, же не всё сразу, должна же быть интрига? Так вот, Вы проходите, не стесняйтесь, поосмотритесь тут, а если понравится, то милости просим в наш премилый коллектив.



В нашей Библиотеке открыта для чтения статья про демонов. Также были обновлены статьи про Грааль, Слуг и Ассоциацию магов и дополнен Глоссарий.

Мы вернулись. Живы. На реконструкции. Сюжет всё тот же. Кто остался, тот остался. Подробнее в новостях.







Гид по игре Fate/Splinters of Wishes

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Fate/Splinters of Wishes » Архив игры » Окрестности замка [Англия]


Окрестности замка [Англия]

Сообщений 1 страница 22 из 22

1

Окрестности замка

http://storage1.static.itmages.ru/i/12/1227/h_1356554594_8296229_5268932922.png

Прилегающая к замку территория: несколько квадратных километров густого леса, река, пара небольших деревень, а также обширное открытое пространство отделяющее крепость от границы леса.

0

2

Лес близ деревни

Акаги молча вышагивала по лесной тропе, то и дело борясь с желанием поглазеть через плечо на бредущую следом Базетт. Но этого она себе позволить не могла и потому ограничивалась тем, что нервно покусывала губу и лихорадочно старалась думать о чем угодно, только не о своей неожиданной спутнице. Получалось, мягко говоря, не очень.
«Ксоо!» взвыла про себя девочка. «На кой черт я потащила ее за собой?! Ох, Юрине, наживешь ты себе врага в моем лице…»
«Но она такая милая! Расскажешь ей о нас, а?»
«Тебе все мало?!»

Акаги теперь уже открыто покосилась на Базетт, абсолютно не заботясь о том, какие выводы она из этого сделает. Девочка покачала головой и закатила глаза от раздражения.
««Ноль внимания, фунт презрения». Предпочитаю такую схему.»
«Ну Акаги-тяаан!»
«Не выводи меня…»
«Уууу…»
«Ладно… Ладно! Только истерики не закатывай!»

Едва слышно прошептав «Aam Manus Reversum», Акаги тяжело вздохнула и начала отсчитывать про себя положенные секунды. Все-таки боевая трансформация вряд ли пригодится в ближайшее время, благо со всеми возможными лесными обитателями она вполне могла справиться и своими силами. Хотя если учесть, что Акаги, если она не на охоте, мистическим образом везет, как облупленной, помимо них здесь наверняка водились и разного рода представители всего британского фольклора… Вот что сейчас действительно не помешает, это…
Нога девочки ухнула в сливающуюся в полумраке с дорогой выбоину, и Акаги, не удержав равновесие, брякнулась в дорожную пыль.
Пока девочка барахталась, запутавшись в собственном плаще, стараясь приобрести вертикальное положение, она лишь могла издавать сдавленное яростное рычание, потому что рвавшейся на язык нецензурщины было так много, что все слова застревали в ее глотке.
- Что б тебя… - поднявшись на ноги, Акаги яростно вскрикнула: - Aam Vista!!
Когда последние отзвуки дьявольских слов затерялись в утопающей во мраке стене деревьев, глаза девочки начали меняться. Зрачки приняли ромбовидную форму и вытянулись вширь, а радужка стала яркого карминового цвета и буквально загорелась эфемерным пламенем.
Тьма расступилась, а мир вокруг потерял все свои цвета и оделся в самые различные оттенки черного и белого. Столь сюрреалистичный вид окружения понемногу успокоил Акаги, и она, с каждой секундой дыша все ровнее, развернулась и посмотрела на девушку. Вокруг черно-белого «эскиза» Базетт мерцала ровная пурпурная аура мага.
- Скажи, - Акаги с некоторой долей интереса уставилась на спутницу, гадая, как она отреагирует на столь непривычное зрелище. – Неужели ты не хочешь ничего у меня спросить? Неужели тебя не волнует, за кем… или за «чем», ты увязалась? 

0

3

Лес близ деревни

Нельзя сказать, чтобы их с Акаги "поход" был приятен - в гробовом-то молчании, перемежаемом крайне изредка косыми взглядами - довольно недобрыми, пронзительными - но Базетт как-то притерпелась почти в самом начале, волей-неволей приняв случившееся как данность, и всю дальнейшую дорогу преодолевала, в основном уйдя в себя. Ей не было спокойно, не было комфортно, но она по крайней мере уже адаптировалась - это у нее всегда получалось хорошо и быстро: условия, в которых Базетт было морально неуютно, случались в ее жизни сплошь и рядом, и она привыкла от них отгораживаться.
Акаги вела, Базетт следовала за ней; стоило обеспокоиться тем, куда заведет такое лидерство. Стоило призадуматься о причинах, которые заставляли ее довериться этой более чем странной девочке, которая и человеком-то не была - по крайней мере, обычным. Базетт честно пыталась - в конце концов, ее настороженность никогда не падала ниже определенной отметки - но внутреннее ощущение говорило о доверии вопреки всему тому, что видели глаза. Когда здравый смысл высказывался о том, что рядом находится смертельно опасное существо, инстинкт запечатывающей охотницы, отточенный, наученный горьким опытом, фигурально выражаясь, разводил руками, пасуя, признавая: "нет опасности".
По крайней мере, пока нет, мрачно отметила Базетт, которой все равно не улыбалось противостоять невесть чему, особенно такому, которое совершенно очевидно могло разорвать ее в клочки без особых усилий.
А потом Акаги совершенно внезапно свалилась - с шумом, неуклюже, так, что рыжеволосая женщина от неожиданности остановилась, как вкопанная, а через миг была уже в боевой стойке, ожидая нападения, которого не последовало. Девочка с шипением, смутно напоминающим сдавленную, но очень грязную ругань, поднялась обратно на ноги, выпалила злобно короткую звучную команду, от которой вдоль позвоночника волшебницы пробежали мурашки...
А затем, несколько мгновений спустя, неспешно повернулась к ней.
Глаза ее пылали, как угли - алым, диким огнем. От такого зрелища невольно хотелось броситься прочь.
Доверяй, сказал инстинкт, опасности для тебя нет - и Базетт к своему величайшему изумлению умудрилась даже не вздрогнуть, и только каким-то образом придала лицу выражение, которое худо-бедно могло сойти за вопросительное. Это неестественное ощущение безопасности само по себе немало пугало своей необоснованностью, и, похоже, Акаги тоже скорей ожидала от нее какой-то определенной реакции, поскольку полюбопытствовала:
- Скажи, неужели ты не хочешь ничего у меня спросить? Неужели тебя не волнует, за кем… или за «чем», ты увязалась?
Вопрос был более чем резонный, поняла Базетт, стоя под этим жутким взглядом, и все равно чувствуя себя ненормально спокойной. Перед ней стояло чудовище, которому она добровольно доверилась.
Это уже было.
Нечто неуловимо похожее действительно было.
Базетт задумчиво сжала в кулак левую руку в короткой перчатке - едва слышное поскрипывание кожи успокаивало - и заодно напоминало. И Акаги - теперь она отдавала себе в этом отчет - тоже напоминала о нем.
- Отчего же, волнует. - произнесла наконец Базетт медленно, сдержанно. - Но мне не показалось, что тебе понравится, если я буду допытываться. Ты предложила мне помощь, с моей стороны логично проявить... доверие. Но ты права. Если тебя не затруднит ответить, я все же спрошу - кто ты?

Отредактировано Bazett Fraga McRemitz (15.09.2011 23:18)

+2

4

Услышанное от Базетт настолько сильно потрясло Акаги своей наивной глупостью, что девочка не удержалась и исторгла из себя издевательский смех.
- Доверие? – воскликнула она, чувствуя, как внутри нее разгорается радость. Но не такая, которая может появиться у человека, по достоинству оценившего хорошую шутку, а скорее маниакальная радость, присущая убийце, чья жертва отчаянно пытается призвать его к человечности и благоразумию. Вот именно! Если что-то противоречит подсознанию человека и его взглядам на мир, то он всегда будет считать это глупостью, сам того не осознавая!
- Послушай, сестренка, - словно маленькой, начала втолковывать девушке Акаги, - на твоем месте я бы уже давно позабыла всю эту благочестивую дрянь. Доверие? Чушь собачья! Громкое слово, придуманное людьми, чтобы оправдать свои жалкие надежды на помощь людей и их понимание, чтобы как-то обозвать те слабости, которые мы испытываем по отношению к другим. Скажи, сестренка, разве ты уже не обожглась на этом молоке? Разве прежде ты не чувствовала боль только потому, что твое чувство доверия было жестоким образом обмануто? - вкрадчивым зловещим тоном поинтересовалась Акаги. Пока она говорила все это, ее голова наклонялась то в одну, то в другую сторону. Девочка всегда думала, что эта ее привычка может казаться смешной, но никак не могла от нее избавиться. Однако сейчас  подобный жест бесчувственного насекомого казался ей как никогда кстати.
«Ведь люди словно ножницы… Главное, знать как ими пользоваться…»
«Эй! Акаги-тян, зачем ты так?!»
«Эй… Не лезь, когда не просят…»

Акаги вздохнула и в упор посмотрела на Базетт. Надо было как-то придержать девушку близ себя, но Акаги совсем не хотела изменять себе и строить их отношения на лживой любезности. И поэтому девочка просто решила сказать в лоб все, что она думала.
- Скажу сразу, Базетт, - Акаги подошла к магессе и сгребла в кулачок ее пиджак в том месте, где под ним терялся галстук. Не от злобы, не от неприязни… Просто ей захотелось так сделать, а вот почему, она сама не знала. – Лично мне нет до тебя никакого дела. Будь моя воля, я бы предпочла не отягощать себя твоим присутствием и вообще с тобой не связываться. Между нами – вынужденный союз, но вот из-за его причины… - девочка отпустила Базетт и как можно более беззлобно улыбнулась, старательно растягивая губы, чтобы при этом не получился хищный оскал, - …я постараюсь быть с тобой дружелюбнее.
Девочка пристроилась рядом с Базетт и жестом предложила продолжить путь. Сейчас, когда ей предстояло рассказывать правду о себе, Акаги почувствовала себя неуютно. Неуверенность начала разгораться в ней пока что маленьким, но опасным огоньком. Ведь если о тебе что-то кому-то известно, то подобную информацию всегда можно обратить против тебя. Это – слабость. Поэтому о всей подноготной не терпящей слабостей Акаги знали лишь двое. И, судя по всему, их количество сейчас увеличится ровно на одну девушку.
- Как ты уже, наверное, знаешь, я Акаги. А эту девочку зовут Юрине. Я – искусственная личность, созданная некогда спящим в Юрине Чародейским Даром. Так уж получилось, что Юрине в детстве стала одержима демоном гнева. Думаю, ты знаешь, что подобное значит. Но Чародейский Дар, Дробящая Темница, как раз и существовал для того, чтобы препятствовать всякому чужеродному проникновению в разум мага. Дробящая Темница, эта многомерная многоуровневая ловушка, быстро локализовала и изолировала демона, но она слишком долго передавалась в спящем состоянии из поколения в поколение… и потому растратила большую часть своей былой силы. Когда она сработала, часть личности Юрине была уже осквернена демоном и впоследствии отделена… Так появилась я. Чтобы избежать дальнейшего поглощения мы с Юрине решили, что она остается в глубинах подсознания, а я остаюсь ее защищать. Как видишь, Дробящая Темница жуть как хороша, даже в своем теперешнем состоянии, и мне удалось подчинить демона. Но ввиду того, что я есть оскверненная часть, во мне не осталось ничего человеческого. И мне это нравится.
Древние деревья-гиганты высились вокруг медленно бредущей пары, словно внимая каждому слову Акаги и становясь свидетелями ее откровенного рассказа. Девочка вкратце поведала Базетт о своем обучении в Организации и жизни в Нагое вплоть до их первый встречи в порту. Параллельно с этим Акаги внимательно вслушивалась в звуки леса и принюхивалась к каждому запаху, но, как ни старалась, так и не смогла обнаружить явных свидетельств опасности, которая могла угрожать им в ближайшее время. Теперь от ее последних слов зависело то, останется Базетт с ней или же нападет, чувствуя ее отвращение.
- Несмотря на то, что я убийца, в которой практически не осталось ничего человеческого…, - медленно проговорила Акаги, - я люблю Юрине. Как свою сестру, как частичку самой себя. И я лелею мысль о том, что когда-нибудь она сможет взглянуть на мир своими глазами, потрогать его, вдохнуть его запах, и ничто больше не будет ее осквернять: ни демон… ни я. И найдется тот, кто примет ее и сможет показать ей этот мир. Поэтому, просто из-за ее симпатии к тебе…, - Акаги сделала титаническое усилие над собой и выдавила из себя столь нелюбимое для нее слово, - пожалуйста, прими ее чувства. По крайней мере, пока мы, наконец, не разойдемся каждая своей дорогой. Ты поймешь, когда с тобой будет говорить она, а не я.
«Вот и все… Опасности пока не видно. Думаю, можно позволить себе некоторую вольность…»
- Но если ты обидишь ее, - все-таки не удержалась от угрозы Акаги. – Клянусь, я сделаю так, что твоя смерть будет долгой и очень мучительной.
И почувствовав некоторое удовлетворение, Акаги, прихватив с собой демона, удалилась в дальний закуток Дробящей Темницы, чтобы обдумать события минувшего дня.
«Развлекайся. Только смотри не переусердствуй и вернись потом обратно за печать.»
Девочка вдруг опасливо охнула и, испуганно всхлипнув, схватила Базетт за руку.
- Почему... Здесь так темно… Сестренка, мне страшно…
В отличие от Акаги, Юрине не знала демонического наречия и не могла поддерживать трансформацию, поэтому ее глаза потухли и вернулись в свое изначальное состояние. И следующее, что она почувствовала, - неуемный голод своего тела, уже давным-давно адаптировавшегося к образу жизни Акаги и постоянному сжиганию калорий.
Простонав что-то невразумительное, Юрине сунула руку в трофейную сумку со съестным, и ее личико засветилось от неподдельного счастья, когда ее пальчики сомкнулись на мягкой, пусть уже давно остывшей, но все еще притягивающей своим запахом булочке. Проворно вытащив желанную  пищу, девочка вцепилась в нее своими острыми зубками. Состроив довольную мордашку, Юрине посмотрела на Базетт сияющими от радости глазами:
- Сестренка, хочешь булочку? Вкусная, честно-честно!   

+1

5

Тирада Акаги о доверии, признаться, вызвала у Базетт некоторое раздражение - не подростковую пристыженность из-за того, что девчонка отчитывает ее, будто глупую наивную идеалистку, а раздражение взрослой женщины, слова которой поняли несколько превратно.
Я, возможно, и была когда-то наивна...ладно, наверняка была. Но, похоже, эта юная мизантропка полагает, что все прекрасно понимает, в то время, как до понимания ей далеко.
Да, она говорила о доверии, но не о том глупом доверии, которое истосковавшаяся от одиночества юная Базетт МакРемитц проявила однажды к Кирею Котомине, такому понимающему, такому заботливому, мягкому и участливому - за то доверие она расплатилась сполна, тут Акаги попадала в точку. Горечь от этого воспоминания и невольная дрожь, которую оно вызывало, еще долго не оставят ее в покое, но выводы Базетт сделала, как разумный человек - раз и навсегда.
Нет, она говорила об иной разновидности доверия - о том, что декларируется с открытыми глазами и ушами, с ясным умом и обостренным вниманием. О том, которое было между ней и Эвенджером тогда, в пустом фальшивом мире, в самом начале их вынужденного сотрудничества. Ты обязан доверять тому, от кого в критических условиях зависит твоя жизнь - доверять осторожно, но все же позволяя прикрывать свою спину. Базетт пошла с Акаги - это уже равнялось тому, что она доверилась ей, как спутнице, не всецело, не безоглядно - пусть интуитивное ощущение того, что девочка к ней расположена, и играло тут определенную роль - и она совершенно не склонна была полагать это свое отношение слабостью. Если что, Эвенджер показал ей, что доверять все-таки стоит, даже темным и не самым приятным на первый взгляд личностям.
Однако, конечно, вслух Базетт ничего не высказала, даже сдержала фырканье и не стала сопротивляться или реагировать агрессией, когда девчонка внезапно повернулась к ней и схватила за лацкан пиджака. Карие глаза волшебницы смотрели на Акаги спокойно -
потому что глупо злить зверя, сидящего в этой девочке
- и когда ей высказали, что ее присутствие едва терпят, и когда пообещали быть дружелюбнее, и когда отпустили и продолжили рассказ.
Как оказалось, не зря. То, что рассказала Акаги, не могло оставить Базетт равнодушной - рассказ об одержимости, о запертой внутри этого яростного полудемонического создания маленькой девочке, о раздвоении ее личности на оставшуюся нетронутой и оскверненную части казался страшной сказкой, которую более рутинная часть об обучении только подчеркивала. Конечно, она слыхала об одержимых, но едва ли больше поверхностного понимания. Лично Базетт они не попадались в ее работе - даже случайно - и этому, глядя на сверкающие алым глаза Акаги, она могла теперь только порадоваться. То, что она испытывала во время этого рассказа, сложно было сформулировать - рыжая волшебница не знала, было ли это сочувствие, сожаление, эмпатия - но все ее изначальное раздражение и опасение странным образом исчезло. Трогательная привязанность Акаги к своей половинке - к девочке, к Юрине - искупало, казалось, и безжалостность в ее высказываниях, и злобные упреки ее доверию, и грубость, и угрозы. Акаги, называвшая себя лишенной всего человеческого, каплю человечности все же имела, и отдавала себе в ней отчет. И поэтому, когда явно тяжело давшаяся ей просьба принять Юрине - сопровождаемая вслед куда более легко высказанной угрозой - была озвучена, решение Базетт было принято сразу и без колебаний.
Это и было ее понимание "доверия".
"Ты поймешь, когда с тобой будет говорить она, а не я." - сказала Акаги, и когда в руку женщины вцепились тонкие пальцы, и испуганный голос пожаловался на темноту, назвав ее "сестренкой", Базетт поняла, что перепутать смену личностей одержимой девочки действительно невозможно. Трогательный, тонкий голосок, мягкие интонации, которых голос Акаги был совершенно лишен - и заодно исчезновение жуткого алого свечения глаз - четко и недвусмысленно свидетельствовали о том, что на сцене возникла именно вторая половинка. Не зная, что ответить, Базетт просто сжала в ответ ладонь девочки, страхуя ее от возможного падения - ей и самой необходима была Кеназ, чтобы нормально различать дорогу; Юрине тем временем без перехода принялась копаться в своей сумке, выудила оттуда что-то и с аппетитом впилась в него зубами. Судя по запаху, это была выпечка, и недавно столь возмущавшийся желудок Базетт моментально отреагировал на сладкий аромат спазмом, заставившим ее поморщиться. Однако на нее уже обратились трогательно блестящие глазищи, не вязавшиеся со всем обликом девочки:
- Сестренка, хочешь булочку? Вкусная, честно-честно!
Базетт переглотнула. Сестренка.
Кто знает, будь у нее младшая сестра...
Возможно, было бы не так одиноко тогда, в детстве.
- Я...не откажусь. - наконец ответила она тихо - к чему желудок добавил свое постыдно громкое одобряющее мнение. И добавила немного запоздало. - Не бойся...Юрине. Когда мы выберемся из леса, будет светлее.

+2

6

Ночь объяла британский лес своими холодными и, в то же время, нежными руками, накрывая растрепанные кроны деревьев своим непроницаемым покрывалом цвета звездного неба. Облака словно не решались пятнать своим присутствием прекрасное ночное полотно, полностью уступая ее  луне. Пятнистая жемчужина серебрила ветви древних гигантов, безмолвным караулом тянувшихся вдоль дороги рядом с шедшими по ней девушками.
Юрине все так шла рядом с Базетт, держась за ее руку. Хотя большую часть времени они молчали, девочка была рада физически оказаться рядом с той, кто ей нравился. Базетт же, несмотря на ответную приветливость, вела себя сдержанно, полностью погрузившись в свои мысли.
С тех пор, как они покинули лесной домик, прошло уже несколько часов, и Базетт, да и Акаги тоже, начали понимать, что дальше так продолжаться не может. Несмотря на мерцающий лик луны, видимость все равно была неважная. Обе девушки могли усилить свое зрение, но с каждой минутой отдых казался им все более притягательным. Базетт чувствовала себя вымотанной (перемещение в пространственно-временном континууме все-таки не прошло для нее даром), а Юрине то и дело не поспевала за своей старшей спутницей, то и дело спотыкаясь и оступаясь. К тому же девочка вела себя крайне странно. Она стала необычайно тиха; ее странный пустой взгляд то и дело обращался к луне, беспристрастно взиравшей на своих алых сестер, отражавшихся в глазах Юрине. Губы девочки то и дело начинали шевелиться, словно она что-то бормотала.
Трезво оценив их состояние, Базетт все же решила до утра устроиться на ночлег. Взяв Юрине за руку, она сошла с дороги и углубилась в лес. Недалеко, но и так, чтобы ни они, ни разведенный ими огонь не бросались в глаза. Выбрав более-менее удобное местечко, они наломали поросших листьями ветвей, дабы не лежать на голой земле, после чего Базетт, как волшебнице, не составило труда сотворить небольшой магический огонек, не чадящий и согревающий. Установив несколько охранных барьеров, дабы их не застали врасплох, девушка устроилась на мягкой листве и попыталась расслабиться и отдохнуть. Юрине устроилась с ней рядышком и, уткнувшись носиком в грудь девушки, вскоре мирно засопела.
Однако и Юрине, и размышляющей в Дробящей Темнице  Акаги не давала покоя взирающая на них сверху сквозь кроны деревьев луна… И мелодия, которую она пробуждала в них, отголосками эха звучавшая из столь незнакомого им прошлого…

+1

7

18 Сентября
Время: 8.10

Постоялый двор

Утро выдалось каким-то быстрым и стремительным, нет, не потому, что наступило быстро, а потому, что Локи был как небезызвестный Фигаро, то тут то там, да во всех остальных местах тоже. В общем успел он везде, и побывал даже там, где бы не стоило и бывать. Оказавшись в лесу, он для меньшей траты времени призвал Фенрира, всё таки нюх у него лучше, да и Акаги он быстрее найдёт. Правда, долго то искать и не пришлось. Волк пофыркивал и заметно-радостно бегал по лесу, казалось, он был даже рад тому, что его так часто вызывают. Даже как-то по-щенячьи рад.
Охранные барьеры, поставленные скорее наспех, вызвали у Кастера лишь улыбку. Локи постоял перед магической "преградой" минуты две, и поразмышлял над тем, как бы лучше поступить: разбудить резко и сразу, чтобы побегали и пометушились, либо снять барьер "нежно" и аккуратно, чтобы "полюбоваться" их заспанными и удивлёнными лицами, а заодно и показать, кто тут главный по заклинаниям. Всё же, остановился он на втором варианте, и шепнув что-то на своём языке, развеял на мелкие составляющие простенький (для него простенький) барьер. Когда он подошёл ко спящим, они конечно же даже не почувствовали ничего, и продолжали спать, только вот рыжеволосый божок особой вежливостью не отличался, да и ждать пока они отдохнут тоже не стал.
- Ну ты посмотри на них, прям такие родные же, - послышался заливистый смех, - а она то казалась такой дикой, - Локи посмотрел на волка, а тот как-то скривился, и лишь покосился на красноволосую девчушку, а потом на и рыжую волшебницу. Будто бы всё понял, даже понял то, что Кастер лишь дурачился и язвил, и видимо нашёл это....неуместным?
- Подъём! У нас есть дела, - командным тоном произнёс рыжий божок, - Вы же не хотите тут остаться до скончания веков? Хотя, я вижу вам понравилось спать вместе!, - опять "укол", нарочито брошенный обеим барышням. Но не смотря на едкие шутки, Локи был доволен, аки откормленный вкусной сметаной кот.
- Барьеры там существенные, но я их сломаю, - расчётливость и планомерность? Как же, бахвальство и самоуверенность! Но кто знает, может он и не играет? Фенрир на этих словах лишь как-то чуть приподнял от земли и машинально поджал лапу к себе, издав тихое "Ууу...". Локи это услышал и с неподдельным удивлением посмотрел на черного и большого волка:
- А? Да ладно тебе, всего то, угодил в мелкопакостную магическую ловушку. Да она тебе даже шерсть не подпалила!, - волк на это лишь недовольно замотал мордой, и как-то фыркнул даже. Но вот фыркнул он не от сказанного, а от запаха, который он всё еще ощущал от Локи, ему видимо не нравились столь резкие ароматы, конечно же, дело шло...о женских духах, которыми пропах Слуга. А Феня от это лишь периодически почихивал.

Отредактировано Loki (03.11.2011 12:24)

+1

8

18 сентября
Время: 08.12

Белесый туман серебрился в бесцветной пустоте, расстилаясь перед полупрозрачной дымкой на бескрайнее расстояние. Гигантская жемчужина луны мерцала над головой, подобно всевидящему оку, от которого негде спрятаться. Она не чувствовала демона. Она не ощущала поблизости Юрине. Сейчас ее мучило одиночество, доселе неведомое и оттого столь болезненное.
Однако что-то было не так. Этот сон (а она прекрасно понимала, что это сон) очень похож на те, что снились ей с раздражающей периодичностью несколько раз в месяц, но, в то же время, разительно от них отличался. Все было слишком… реально. Она могла чувствовать, как туман струится сквозь ее пальцы, как он щекочет ее обоняние, как лунный диск слепит ее своим свечением. Разве в обычном сне подобное возможно?
Немного поколебавшись, она сделала один неуверенный шаг. Она чувствовала под ногами пустоту, но не падала. Второй шаг, третий…
- Пришло время для Ритуала Приятия. Покаяние да снизойдет на это дитя, дабы разлом не поглотил его, а иная сторона открылась ему…
Вздрогнув, я повернула голову. Неподалеку от меня я увидела женщину. Она была невероятно красива. Ее белоснежная кожа практически сливалась с кимоно, которое, в свою очередь, резко контрастировало с кроваво-красным оби. Ее полные губы шевелились, однако бесстрастный голос доносился, казалось, отовсюду.
- Луна есть врата. Мелодия есть тропа….
Женщина выглядела смутно знакомо. Было в ее чертах что-то… Мама? Нет, не может быть… Бабушка?
Не успела я толком задуматься об этом, как в моих ушах раздался странный звон. Казалось, вибрировала сама луна, наполняя все мое естество сумбурным звуком. Постепенно шум начал формироваться в мелодию. Такую знакомую… отчего меня охватило еще большее смятение.
- Сие дитя есть суть самопознание…
Странное чувство охватило меня. В груди неприятно защемило.
- Сие дитя есть суть саморазрушение…
Каждую частицу моей сущности  пронзила нестерпимая боль. Я хотела закричать, но тело не подчинялось мне. С трудом опустив глаза, я с ужасом увидела, как на моей талии из ниоткуда проявляется ярко-красный фукуро-оби. Его другой конец устремлялся ввысь и терялся где-то на лунной глади, словно связывая меня с этой мистической сущностью.
- Луна есть врата. Мелодия есть тропа…
Пояс пульсировал, словно живой. Мелодия усилилась, постепенно охватывая все мое естество. Я чувствовала, что больше не могу этого выдержать. И когда мое сознание уже готово было рассыпаться на мелкие осколки, кто-то обнял сзади мои плечи. Умиротворяющее тепло и спокойствие начали распространяться по моему телу, а по характерному пистолету, который сжимала одна из обнимавших меня рук, я поняла, кто это был, и почувствовала облегчение и радость.
- Наставница…!
- Пора просыпаться, - прошептал знакомый голос. – Сейчас или никогда, иначе она поглотит тебя. Ты не знаешь, с чем имеешь дело. Ты еще не готова совладать с этим. Я отдала тебе медальон твоей матери в надежде, что он поможет тебе противостоять этому, но, похоже, он уже не может помочь тебе должным образом…
Почему она говорит такое? Ее слова повергли меня в смятение. Я попыталась повернуться, чтобы посмотреть учителю в лицо, но не смогла. Я попробовала дотронуться до ее руки, но тело до чих пор не слушалось меня.
- А теперь проснись. Рано или поздно, ты сможешь совладать с мелодией. Но не сейчас…
Громкий судорожный вздох вырвался из ее горла, и Акаги резко проснулась. Закашлявшись, девочка выгнулась дугой и перекатилась на живот. Каждая клеточка ее тела продолжала плавиться от нестерпимой боли, а разум… его словно нещадно хлестали тысячами плетей. Однако через несколько мгновений странный сон окончательно покинул ее сознание, и боль прекратилась, словно его и не было. Тяжело дыша, Акаги с трудом мотнула головой, откидывая с раскрасневшегося лица карминовые пряди и уставилась на свои трясущиеся руки, словно видела их впервые в жизни.
Сон был ужасен даже по ее меркам. Он касался чего-то неизвестного, чего-то затаенного, непосредственно связанного с ней. И это пугало не на шутку. Акаги решила пока не думать об этом, потому что ситуация не слишком к этому располагала. Ясно было одно – отныне луна стала ее неявным врагом, и если она проявит хоть малейший признак слабости, то неминуемо падет.
А учитель? Ее появление во сне тоже было загадкой. Тем не менее, похоже, она что-то знает. Она может рассказать ей, помочь… Но Акаги даже не знала, где она сейчас. В последний раз она сбросила наставницу с хвоста в Нагое и с тех пор не чувствовала ни ее запаха, ни ее присутствия.
Однако даже если она с ней встретится… Вряд ли они смогут поговорить, как в старые добрые дни.
«Я отдала тебе медальон твоей матери…»
Пальцы Акаги судорожно сжались на стрегуме, выглядывавшем из выреза ее рубашки. На глаза сами собой начали наворачиваться слезы. Что это…? Почему…?
«Однако эта мелодия… Я бы хотела еще раз ее послушать…»
Вдруг до ее ушей донесся знакомый раздражающий голос. Тошнота подкатывала к горлу, а голова нестерпимо кружилась, но девочка все-таки смогла встать на ноги и оглядеться.
- А. Это ты, - неприязненно бросила она тоном человека, увидевшего выползающего из-под дивана таракана. В десятке метров от нее высилась огромная собакоподобная зверюга, верхом на которой восседал бодрый и, судя по всему, крайне довольный собой Кастер.
Отлично, вот только вида его рожи ей сейчас не хватало. И что ему здесь понадобилось? Этот высокомерный, своевольный и во всех отношениях отвратительный мерзавец хоть и был силен, но именно сейчас девочка хотела, чтобы он оказался где-нибудь подальше и желательно не в самом приятном месте.
- Чего ты объявился? Шлялся неизвестно где, а теперь явился с повинной? И держи свою блохастую шавку подальше от меня, а то я за себя не отвечаю.
«Ненавижу собак. Уж лучше кошки…»
Удовлетворившись этими словами, Акаги попыталась сделать несколько шагов, но организм словно взбесился. Остатки сна въелись в ее физическое тело и все еще не желали отпускать ее. Аномальный озноб сотрясал ее с головы до пят, а перед глазами плясали серебряные искры. Воздух подозрительно быстро испарился из ее легких, и девочка рухнула на колени, судорожно пытаясь заглотнуть  порцию живительного кислорода.

+1

9

18 сентября
Время: 08.12 - 8.17

- С повинной?, - Локи рассмеялся только от таких слов. И рассмеялся он громко и самодовольно, вполне искренне и от души. - Ты шутить совсем не умеешь, - он вальяжно спрыгнул с Фенрира, но отзывать его пока не спешил. Под его ногами сухо хрустнула какая-то ветка, всполошив своим звуком сидящую в ветвях рядом стоящего дерева птицу.
- Это ты должна ползать у меня в ногах, и благодарить за то, что я сюда вообще вернулся, и дал тебе шанс пойти со мной, - проговорил Слуга тоном вельможи, который снизошёл до уровня своей прислуги, дабы разъяснить ей бестолковой, как она не права. Потом Кастер придирчиво оглядел Акаги, в её волосах красовались упавшие с дерева листочки, а по плечу полз муравей, да и вообще, от её вида Локи даже брезгливо сморщил нос. Волк при этом только флегматично вздохнул, будто сожалея о том, что оказался в такой совсем не милой компании. Не смотря на то, что к Локи он привык, всё равно подобное поведение у него сейчас вызывало лишь сожаления, и эти сожаления удваивались от того, что теперь ему приходилось терпеть ещё и эту мелкую и не менее нахальную красноволосую девицу. Подобное его уж никак не радовало, это даже огорчало, но лишь отчасти, потому что ему необязательно было постоянно находиться рядом с ними в материальной форме. Эта не постоянная надобность до щенячьего визга радовала. Вот только...  девочке сейчас явно поплохело, и она упала на колени. Кажется, её бил озноб, так как её плечики заметно подрагивали.
- Вот теперь правильно. Передо мной нужно стоять только на коленях, - тут же съязвил рыжеволосый паренёк, но не смотря на нахальный тон, он чувствовал, что с Мастером что-то не так, да и её внезапное недомогание было сейчас совсем некстати. Всё таки, он хотел быстрее "избавиться" он этого скучного и серого мира, так как яркая современность ему пришлась куда больше по вкусу. Он медленно подошёл к ней, будто растягивая и смакуя ощущение своего "превосходства", и присел с ней рядом на корточки. На его лице красовалась нагло-снисходительная улыбка, протянув вперёд руку, он резко схватил Акаги за подбородок, и достаточно плавно повернул её лицо так, чтобы его было видно.
- Если ты меня хорошо попросишь, я помогу тебе, - почти игриво проворковал Локи, щурясь своими фиолетовыми глазами, и буквально упиваясь её состоянием. Такой, она даже ...нравилась ему.
Фенрир тем временем сначала попереминался с лапы на лапу, и походил вокруг ночлежки волшебниц, принюхиваясь к сыроватой осеней траве, кажется, ночью где-то неподалёку пробегал заяц, это-то его и привлекло, каким бы смышлёным он ни был, а всё равно суть его была дикой. Отойдя от этого места метра на три, он немного пофырчал, чихнул, и потом вернулся обратно, зайцы зайцами, а дело важнее. Ко всему прочему, волк считал себя совсем не последним участником событий, ведь, только он сейчас вполне трезво и бесстрастно смотрел на вещи, и кто как не он, мог верно расценить ситуацию, ведь в отличии от недальновидного Локи, Фенрир то был куда более осторожный.

Отредактировано Loki (01.12.2011 23:26)

+1

10

18 сентября
Время: 08.17 - 08.22


«Прикончу мерзавца…!»
Акаги зажмурилась, пытаясь унять мельтешащие перед глазами разноцветные точки, и обняла себя за плечи. Она чувствовала странный холод… Он не был физическим, как будто тело пыталось подстроиться под оцепеневший разум. Образы гигантской луны посреди бескрайней пустоты и красивой женщины в белом кимоно, повязанном кроваво-красным оби, как будто выжгли на ее сетчатке.
Однако, Локи оказался хоть на что-то годен. Его надменные высокомерные слова словно проделали в ее голове трещину, через которую со скоростью воздуха, выпущенного из воздушного шарика, испарялись все болезненные призраки снов, на место которых она с превеликим наслаждением напустила убийственную дозу злобы и ненависти. Взгляд ее наконец очистился, но только чтобы вновь подернуться уже привычной багряной рябью. Блаженная ярость вновь возвращалась к ней; девочка упивалась ей, словно божественным нектаром. Это было ее наслаждение, ее наркотик, ее избавление…
И больше ей ничего не нужно.
Акаги не поднималась на ноги, выжидая, когда остатки слабости покинут ее тело. Демон находился на пике радости, впитывая слова Кастера и подогревая спящую в девочке ненависть. Акаги не отвечала на тираду Локи, потому что в какой-то миг её посетила отвратительная мысль, что она дышит одним воздухом с этим самовлюбленным парнем.
Вдруг она почувствовала присутствие Слуги совсем рядом. Его пальцы схватили ее за подбородок и заставили ее лицезреть его ухмыляющееся лицо.
Это было последней каплей. И вызвало цепную реакцию.
Взгляду Локи предстали бурлящие безотчетной яростью красные глаза бешеного зверя и безумный оскал заостренных зубов.
- Не трогай меня…! – рык, вырвавшийся из горла Акаги, был отнюдь не человеческим. Демонические отголоски подобно звуковой волне разошлись во все стороны, чтобы тут же затеряться среди деревьев.
Рука девочки сделала неспешное плавное движение…
- Aam Manus!
… и демонические когти схватили держащую подбородок Акаги руку Слуги. Девочка резко встала и отбросила руку Локи от себя, словно это была какая-то несусветная мерзость. Она вдруг испытала острое желание со всей силы пнуть Локи тяжелым сапогом в лицо. Разум девочки уже представил донельзя прекрасную картину, равно как и звук ломающихся костей, и Акаги задрожала от едва сдерживаемого возбуждения, глаза ее засветились первородным безумием, а на губы выползла улыбка, от которой сердце обычного человека остановилось бы от ужаса.
…Но она сдержалась.
- Не надо, Акаги-тян…
- Убью..!
- Мне он тоже не нравится, оне-тян, но не надо! Не стоит марать руки… Хи-хи, ты и так чумазенькая!
- Я не боюсь замараться, если я тебя правильно поняла…
- Но отмываться же все равно потом придется…
Несколько мгновений Акаги уничтожала Локи взглядом, мысленно подвергая его всем мыслимым и немыслимым мучениям, которые только могли прийти ей в голову. После чего, закрыла глаза, глубоко вздохнула и неимоверным усилием притушила пламя злобы внутри себя. Как бы Локи ни был ей неприятен, он все же был Слугой. Был Кастером, с силой которого нельзя не считаться.
- Я в порядке. Мне не нужна помощь, - бросила она Локи, не оборачиваясь, и направилась туда, где все еще спала Базетт. Как, она еще не проснулась? Взгляд Акаги безразлично скользнул по спящей магессе.
"Я могу стерпеть твои выходки, но если ты еще раз прикоснешься ко мне, даю слово, последнее командное заклинание я приберегу для тебя, Слуга."
Но вслух озвучивать свою угрозу она не стала, а вместо этого начала рыться в своей сумке. Интересно, ей вчера показалось, или где-то в ее недрах затерялась шоколадка?
- Где ты был? Надеюсь, искал способ выбраться из этого времени, а не валял дурака? - мрачно поинтересовалась у Кастера Акаги. Однако, ее личико тут же засветилось от радости, когда она отыскала, наконец, изрядно помятую плитку молочного шоколада.

0

11

18 сентября
Время: 08.22 - 08.25

Время, проведенное на вольных хлебах (лучше было думать об этом так, чем вспоминать свою реабилитацию) все-таки изрядно повлиял на железную самодисциплину Базетт. По крайней мере в том, что касалось настороженности во время отдыха. После комы она все чаще спала, как убитая - никогда не видя снов - хотя в бытность ее Запечатывающей охотницей любой подозрительный шорох мог разбудить ирландку, привычную скорее чутко дремать, чем спать нормально.
Теперь для этого требовался бы будильник, подсунутый под самое ухо. Или магическая тревога, поднимающая на уши ее цепи.
Когда они с Акаги устраивались на ночлег, памятующая о этой слабине Базетт постаралась обезопасить их довольно-таки наскоро сооруженными барьерами - она была в них не слишком сильна, но по крайней мере нарушение одного из них эффективно разбудило бы ее, исправляя таким образом недостаток, касающийся слишком крепкого сна в неподходящих для такового условиях. Даже будь они замечены и уничтожены потенциальным агрессором, она все равно среагировала бы на это.
Однако "потенциальный агрессор" не подразумевал, конечно, Слугу Кастера, для которого любое волшебство ныне живущих магов было из разряда игрушек в песочнице.
Именно потому Базетт, безмятежно и возмутительно дрыхнущая, как она позже сама констатировала,  во время перебранки Локи и Акаги и странного приступа, возникшего у девочки, проснулась скорей от шума, чем от  срабатывания своих внутренних механизмов безопасности.
- Где ты был? Надеюсь, искал способ выбраться из этого времени, а не валял дурака? - послышался где-то совсем рядом крайне недовольный голос, первые внятные слова, которые услышала Базетт, выныривая из темного омута, лишенного всяких видений. Мгновение спустя сонный мозг зарегистрировал услышанное, идентифицировал голос; Акаги...или же Юрине, как она вчера узнала...странная, одержимая демоном девочка, называющая ее сестренкой... Сам по себе факт того, что говорила Акаги, был скорей успокаивающим. Рыжеволосая волшебница вздохнула глубже, инстинктивно подавляя зевок, но в голове уже дернулась непрошенная паническая мысль - к кому Акаги, собственно, обращалась?..
Волшебница села резко, точно заводная кукла, одновременно открывая глаза - шея и плечи протестующие против не самого удобного положения во сне, яростно пожаловались, а паникующему взору ее представилась очаровательная во всех смыслах картинка: Акаги, вгрызающаяся в плитку шоколада, Локи в каком-то странном наряде, а на заднем плане - огромный волк, на котором их, собственно, и занесло в эту иномировую глушь. Судя по всему, разговор присутствующих - исключая волка - длился уже некоторое время.
И все это время она совершенно позорно спала.
Понимание этого вызвало по ощущениям совершенно яростный румянец на щеках ирландской волшебницы.
«D'anam don diabhal!» - только и подумала Базетт на родном ирландском, спасая остатки своего достоинства и пытаясь по крайней мере сделать непроницаемое лицо. - «Ní mórán thú, Bazette!»
Она поняла, что совершенно непрофпригодна.

+1

12

18 сентября
Время: 08.22 - 08.27

В ответ на "пылающую" грубость Локи только едва заметно улыбался, как маленький мальчик, который горд собою уже потому, что додумался разорить большой муравейник длинной-предлинной палкой. И муравьи не достанут, и пакость сделана. К тому же, недомогания красноволосой девчушки как рукой сняло, быстро и эффективно, то, что доктор прописал. И теперь не придётся тратить время на то, чтобы приводить её в порядок способами магическими. А время вещь ценная, в данном случае особенно, ибо только перемены дают заряд энергии, обещая преподнести что-то интересное.
«Мало же тебе надо, хотя, оно и не мудрено, с такой дрянью внутри только и подкидывай дровишки, гореть будет так ярко»
На вопросы Акаги Локи сразу отвечать не стал, он выдерживал паузу, словно нарочито дразня девочку, потом медленно поднялся с корточек, легонько постучал подушечкой указательного пальца по своей щеке, при этом скосил взгляд куда-то вверх, будто вспоминая, где он побывал этой ночью. Чуть сморщил брови, будто вспоминать оказалось крайне сложно и проблематично.
Но тут проснулась Базетт, хитрый Слуга заметил как она резко встала, будто бы её больно укусило назойливое насекомое, тем самым разбудив раньше времени. Вот именно теперь Локи таки соизволил открыть рот и ответить Акаги, но, конечно как всегда по-своему:
- Проводил время с удовольствием, - при этом он пристально, не мигая, посмотрел на Базетт, - Нет ничего лучше жаркого тела красивой женщины, - слова были тягучими, плавными и игривыми, - Ночью не замёрзла? Было очень даже свежо, вряд ли эта грубая девица тебя грела. Или...грела?, - наглая улыбка скользнула по его лицу.
«А как быстро разозлишься ты?»
Потом Кастер перевёл взгляд на Мастера, и небрежно посмотрел на неё, он испытывал некоторую досаду от того, что хотелось только злить её, как маленькую бестолковую собачонку, дразнить её, и заставлять делать глупости...и пока, не более того. Пока, это лишь одноразовое удовольствие подавляющее скуку. Ненадолго.
- Услуга за услугу, - туманно проговорил он, - Мы должны отправится в замок. И, если мы кое-что сделаем, то она обещала нас отправить обратно. А если она соврала..., - последняя фраза была произнесена тихо, ни как ответ, ни как рассказ, а как мысль, случайно высказанная вслух, - ...то она об этом сильно пожалеет, - кривая улыбка исказила приятное до этого лицо, а в глазах замелькал странный блеск, что он представил себе в тот момент, сложно было представить, но явно он не цветами одаривал Моргану в мыслях.
- В любом случае, это будет интересно!

+1

13

18 сентября
Время: 08.27 - 08.35

Шоколадка была помятой и подтаявшей, но в глазах Акаги она так и осталась «вкусняшкой», ради которой она была готова практически на все. Как правило, прежде это «все» ограничивалась тем, что она, изображая довольную мордашку, чмокала наставницу в губки. Как правило. Оказавшись на воле, она поняла, что «вкусняшка» уже не столь доступна, как раньше. Конечно, до того, чтобы убивать ради них, она не опускалась, но зарабатывать заказными убийствами она начала скорее затем, чтобы была возможность покупать шоколадки, нежели как-то устроить свою жизнь.
Девочка отломила очередную шоколадную дольку и, отправив ее в рот, начала ее жевать, неторопливо, стараясь насладиться каждым мгновением вкуса, который приятной теплой волной распространялся по ее телу. Настроение ее заметно поднялось. Даже Локи, которого она готова была разорвать несколько минут назад, почти перестал казаться ей таким невыносимым. Раздражал, да, своими издевательскими манерами и поведением, но это Акаги была готова стерпеть. Как ни крути, неважно, как сильно она его ненавидела, ссора с Кастером была сейчас нежелательна. По крайней мере, пока что.
Неторопливо наслаждаясь «вкусняшкой», Акаги скосила глаза и увидела, что Базетт, наконец, проснулась, довольно резко и энергично сев и раскрыв глаза. Причем выглядела она настолько смущенной и обескураженной, что девочка невольно прониклась и начала смутно догадываться о причинах ее состояния. Девочка ранее заметила, что Базетт все время собрана, серьезна и сосредоточена, в ее четких движениях не было абсолютно ничего лишнего – все это выдавало в ней опытного бойца. А сон воинов всегда был чуток. Пока тело отдыхало, разум всегда настороже, готовый среагировать на любую неожиданность.
Как ей казалось, понимая Базетт, девочка почувствовала, как глубоко внутри нее закопошилось какое-то уже давно атрофировавшееся чувство. Юрине услужливо подсказала, что это, скорее всего, «сочувствие».
- Базетт, если ты устала, то можешь поспать еще немного, - уставившись на нее своими красными глазами проговорила Акаги. Раз уж пообещала быть приветливей… А Акаги хоть и была убийцей, но свое слово держала. – Тебе нужно восстановить силы. Я постою на страже.
Тем временем подал голос Локи. Акаги, не дожидаясь ответа девушки, вновь отломила от шоколадки дольку и, чуть прикрыв глаза, с наслаждением откусила от нее кусочек. На слова Кастера, обращенные к Базетт, она никак не отреагировала, поскольку они ее не касались. По крайней мере, напрямую. Конечно, на «грубую девицу» можно было и оскорбиться, но, во-первых, это была правда, во-вторых… какая вкусная шоколадка!
Однако его следующие туманные слова привлекли ее внимание.
- Она? – насмешливо переспросила девочка и, шурша фольгой, завернула оставшуюся половинку шоколадки и бережно убрала ее обратно в сумку. – И она всю ночь тебе «обещала»? Хмм. Ты же не дурак, Кастер, хотя очень на него похож… Ты ведь понимаешь, что вдруг откуда ни возьмись появившаяся «красивая женщина», которая – вот неожиданность! – может нам помочь, совсем не располагает к тому, чтобы ей… поверить.
Девочка встала и томно потянулась. Неприятные ощущения, пришедшие со странным сном, исчезли без следа, и Акаги чувствовала себя очень даже отдохнувшей. Она покосилась на волка, который маячил туда-сюда вокруг них на расстоянии. В принципе, против него она ничего не имела, но один лишь факт того, что он принадлежал Локи, вызывал в ней неприязнь. Волку она, похоже, тоже не понравилась, потому что он то и дело бросал на нее недобрый подозрительный взгляд. Акаги внутренне настроилась на то, чтобы ткнуть зверя когтем в нос, если тот подойдет ближе.       
- Она знала, что мы здесь, - мрачно высказалась Акаги, вновь обращаясь к Локи. – Она хочет использовать нас.
«Ненавижу, когда меня используют. Я хочу убить ее...»
- Ох… Ну почему ты не вытянул из нее все, что она знает, и не прикончил? Благо есть еще один маг, в замке, - девочка ткнула когтем в сторону видневшегося вдалеке, просвечивающего сквозь ряды деревьев силуэта замка.
- А ты что скажешь, сестренка? – Акаги повернулась к Базетт, сложив руки на груди. Когти демонической руки медленно, словно в задумчивости, поскребывали по коже руки человеческой, оставляя едва заметные порезы.

+1

14

18 сентября
Время: 08:35 - 08:37

Выдав в свой адрес еще несколько нелестных выражений (все еще мысленно), Базетт вдохнула поглубже, сгоняя остатки сонливости. До нее начало доходить то, что "молчание" барьеров связано с Локи - то есть, не так уж зазорно было то, что она прохлопала их ликвидацию и его появление - по крайней мере, она не льстила себе тем, что он мог бы не заметить столь примитивную защиту. Ни к чему страшному ее невнимательность не принесла - к счастью - да к тому же, Акаги была не из тех, кого нужно оберегать и защищать. Скорей, она сама могла без труда защитить Базетт.
Это стало небольшим - действительно очень небольшим - но все же утешением.
- Базетт, если ты устала, то можешь поспать еще немного. Тебе нужно восстановить силы. Я постою на страже. - подала тем временем голос Акаги, которая тоже не спешила осыпать ирландку упреками за ее заторможенность. Особой мягкости или же заботливости в ее голосе не слышалось - но поскольку слова эти исходили явно не от Юрине, а от второй половины ее личности, их можно было счесть верхом ласковости; Базетт едва не выгнула удивленно бровь, но лишь отрицательно качнула головой, поднимаясь и отряхивая измятый костюм, которому весьма не на пользу была ночевка на ветках.
Суставы похрустывали и жаловались. Базетт и впрямь была не в форме. Человеку, у которого одна рука заменена на протез, это позволительно, но подобные отговорки вовсе не успокаивали требовательную к себе волшебницу. Тем не менее, она отдохнула настолько, насколько это вообще было возможно в полевых условиях, а "досыпание" было бы возмутительным признанием в собственной повышенной бесполезности.
Локи, тем временем, тоже проявил своеобразную "заботливость". И заодно похвастался своими ночными похождениями. Грязные намеки его, по счастью, Базетт не проняли, а подробности не смутили - она уже раскусила провокативную манеру этого Слуги, и кроме машинального желания дать ему в челюсть кулаком, почти сразу отошедшего на второй план, ирландка ничем не отреагировала. Она и ухом не повела, вместо этого предпочитая пройтись туда-сюда по полянке, разминая ноющие мышцы и вслушиваясь в разговор между девочкой и Кастером, в ходе которого осталась вполне солидарна с высказанным мнением Акаги.
«Уж очень удачно и быстро возникает кто-то, способный на такой фокус, как перемещение во времени и пространстве. Хитро. Локи, конечно, и сам это понимает... Пожалуй, он и сам хочет использовать эту свою...женщину. Замок...все равно придется проверить.»
Она сжала левую кисть в кулак, нанесла воображаемый удар - автоматически, проверяя, как движется тело, а затем переплела и размяла похрустывающие пальцы.
- А ты что скажешь, сестренка?  - продолжая быть просто-таки удивительно мягкой для оскверненной демоном части личности, поинтересовалась Акаги, и Базетт повернулась к ней, легонько потирая ладонь о ладонь.
- Думаю, что в замок нам нужно так или иначе - увидеть, что там. - пробормотала она хрипловато - холодная ночь все-таки отразилась немного на горле.
- Если эта женщина глупа настолько, что считает, будто водит за нос доверчивых дураков, это нам на руку. Этому можно даже подыграть. Если она еще раз появится, разузнаем то, что не узнал Кастер ночью, несомненно, слишком занятый ее...жарким телом, а до того будем осторожны, вот и все. Возможно, надо будет также сменить одежду, чтобы не привлекать внимания. Большего сказать я не могу, пока что.

Отредактировано Bazett Fraga McRemitz (14.12.2011 21:28)

+1

15

18 сентября
Время: 08:37 - 08:45

Если тебя хотят использовать, сделай вид, что ты до безобразия наивен и глуп, и убеди другого в том, что "наживка" проглочена целиком, и тогда, у тебя будет существенное преимущество. Локи на самом деле не особо волновало, дали ли ему настоящие обещания, или же ложные, потому что не смотря на то, что вернутся он конечно же хотел, всё же, развлечения любого рода его интересовали чуточку больше, а в данном случае развлечения были гарантированы, а возвращение...его вероятность была, оставалось лишь подтвердить, или опровергнуть это. Обе девушки отреагировали как-то сразу, и довольно верно уловили суть происходящего. Ведь появление той волшебницы было донельзя как по заказу. Подозрительно? Конечно. Не случайно? Вероятно, да.

На лице Кастера появилась слащавая ухмылка, которая медленно растянула его губы на хитром лице. Его позабавило желание убить, исходившее от Акаги, и, надо сказать, приятно удивило то, что Базетт сказала о подыгрывании. Его несколько разочаровало лишь то, что его недооценили, ссылаясь на чрезмерную отвлеченность на тело, но, в данной ситуации он отнёс это в графу "плюсы", потому что потом, в нужное время сослужит нужную службу. Он так полагал, и не без оснований.
А в общем, Слуга просто игриво промолчал, ни выдав ни одного ответа и пояснения, Феня, "пасшийся" в стороне, даже удивлённо посмотрел на внезапно-молчаливого Локи, и выдал что-то вроде "У-ууу...". Такое для него было даже в новинку, хотя, удивление Фени длилось не столь долго, и он тихонько (насколько это было вообще возможно) подполз к Базетт, и решил пообнюхивать её своим мокрым чёрным носом.
Кастер тем временем продолжал загадочно улыбаться и помалкивать, он лишь лениво материализовал магический шар, и стал вглядываться в его светящуюся поверхность, он что-то искал, и искал, надо сказать, совсем недолго. Когда нашёл, то лишь удовлетворённо хмыкнул, и шар, находившийся перед ним, растворился в воздухе, оставив после себя лишь темно фиолетовое марево, которое тоже вскоре растаяло, как кусочек рафинада в горячем чае.

«Пожалуй вид совсем не подходящий. Нужно другое!»
И вновь смена имиджа, теперешняя, обычная деревенская одежда, с налетом местного колорита стала бледнеть и осыпаться, попутно оголяя участки тела Локи, взамен слетевшей, стали материализоваться железные доспехи. В таком виде Кастер точно был непривычен. Эти доспехи были идентичны тем, что носят стражники из замка. После переодевания, Слуга, опять же молча, развернулся, и "прошелестев" металлом, уверенно направился в сторону дороги, сделав определённый жест рукой, означавший, что девушкам следовало пойти за ним. Его план был прост до безобразия, замаскироваться под местных, после чего, проникнуть в замок без особых проблем, благо часть магической охранной системы, они с Фенриром ночью подпортили. Кастер не сомневался в том, что порчу обнаружат, но он полагал, что всё таки некоторое время он благополучно выиграл, только сложно было сказать, хватит ли им его или же нет. А большущий черный волк, тем временем, исчез, только сейчас Локи отправил его отдохнуть. Волки ведь тоже должны отдыхать, ну, по крайней мере от Локи так точно.

Отредактировано Loki (19.12.2011 23:33)

+1

16

18 сентября
Время: 08:45 - 09:00

Краем глаза наблюдая, как Базетт разминает затекшие конечности, Акаги проковыляла к стволу топорщившегося ветками и узловатыми корнями дерева, лежавшего в паре метров от места их ночлега. Где-то за деревьями маячил туда-сюда волк Локи, но поскольку он был вне ее досягаемости, она не стала акцентировать на нем внимание и уселась на поваленный ствол. Сцепив пальцы, девочка, хекнув, потянулась, с неким удовольствием вслушиваясь в хруст собственных суставов. Тут она вдруг поняла, что очень устала, несмотря на то, что чувствовала себя более-менее выспавшейся. Мышцы неприятно ныли, будто тело ее пребывало в сильном напряжении несколько часов подряд. Такое бывало, когда наставница гоняла ее по тренировочным площадкам чуть ли не целыми днями. Но сейчас, если это последствия одного лишь сна… Акаги решила не задумываться о последствиях, если сон повторится. 
Девочка резко наклонила голову сперва в одну сторону, затем в другую, оглашая небольшую поляну резким хрустом, после чего, наклонившись, ослабила ремешки на сапогах и стянула их с ног. Тяжелая боевая обувь брякнулась на землю, а девичьи ножки, избавившись от привычной, но все же тяжелой ноши, с наслаждением вытянулись, поигрывая пальчиками.
Акаги покосилась на Локи и невольно скрежетнула зубами. Мало того, что Кастер даже не соизволил ответить как на ее соображения, так и на соображения Базетт, так он еще стоял, уставившись в призванный магический шар, и попросту их игнорировал.
- Каков хам! – совсем не по-детски возмутилась вдруг подавшая голос Юрине.
- Да черт с ним… Его все равно ничто не исправит.
Акаги вновь невольно задумалась, почему же все так сложилась. Вот она, злобное садистское существо, с неприязнью относящееся к человеческим существам, стала Мастером такой же злобной сущности. Почему она до сих пор оставалась Мастером? Акаги не знала. Возможно, потому что желала получить ответы на вопросы, которые успели накопиться с того момента, как она заключила невольный контракт с этим Слугой. Возможно, просто потому что ей было скучно, потому что она не знала, что дальше делать в этой жизни. Раньше наставница наполняла смыслом ее существование, сейчас же она, словно за соломинку, цеплялась за свое эфемерное стремление добиться того, чтобы Юрине смогла жить с хорошими людьми в хорошем мире. Акаги вдруг задумалась, стоило ли покидать наставницу, пожалуй, единственную, кто любил ее и Юрине больше всего на свете… Но мысль о том, что проще подарить Юрине лучшую жизнь, перерезав самой себе горло, также не оставляла ее. Мысль неприятная, но отнюдь не лишенная смысла.
Теперь же, глядя на Локи, девочка вновь убедилась в том, что создания хаоса не могут уживаться даже с себе подобными. Они держатся вместе до тех пор, пока это им выгодно. Пожалуй, ее отношения со своим Слугой были именно такими. Акаги твердо решила, что покончит с Локи прежде, чем он решит избавиться от нее. Подумав об этом, девочка невольно коснулась метки командных заклинаний на своей правой кисти.
Что удивительно, той, кто умудрился задеть ее, была Базетт. Девушка хоть и относилось к ней и Юрине без видимой неприязни, но Акаги казалось, что Базетт старается держаться от них подальше и лишний раз вообще с ними не заговаривать. Девочка могла понять такое отношение; ни лишенная живого общения Юрине, ни, тем более, она сама, вряд ли могли произвести приятное впечатление, но… Мало того, что Юрине видела в девушке свою старшую сестру… Даже Акаги стало невольно казаться, что перед ней вновь была ее наставнца. Духовно более взрослая, серьезная и сосредоточенная, Базетт, тем не менее, очень на нее походила в глазах Акаги.
И подобная отстраненность причиняла Акаги, абсолютно новую для нее и потому очень ощутимую боль.
- Сестренка? Ты точно в порядке? – участливо спросила Акаги.
Или же это была Юрине… Нет, все-таки…. Что?!
Неприятное ощущение возникло где-то в глубине ее разума и подобно неукротимой черной волне на доли секунды накрыло все ее естество. На краткий миг Акаги показалось, что она была ничем, словно вся ее сущность была растворена в бесконечном космосе. Ее и Юрине…
Ощущение исчезло так же быстро, как и появилось, оставив после себя лишь легкое головокружение и тошноту. Акаги медленно подняла руки и обхватила свою голову, словно та была готова развалиться на части. Что это было? Такого никогда прежде не случалось… Такое чувство, что их с Юрине четкая договоренность скатывалась к неконтролируемому раздвоению личности.
Тем временем, Локи, налюбовавшись чем-то, в своем шаре, сменил свою одежду на рыцарские доспехи. Девочка вовсе не удивилась подобному превращению. Если даже она, владевшая лишь жалким подобием магии, благодаря силе демона могла изменять свое тело, то что уж тут говорить о могущественном маге…
Кастер же, промолчав в свойственной для него манере, развернулся и полязгал в сторону дороги, сделав неопределенный, не то зовущий, не то посылающий их куда подальше жест. Акаги проводила его самым уничижительным взглядом, на который она только была способна.
Соскочив со ствола дерева, Акаги немного подумала и, подцепив за лямку свою лежащую рядом сумку, убрала в нее свои сапоги, оставшись босиком. Девочка не особо беспокоилась о содержимом сумки, когда все потеснила отнюдь не чистая обувь: ее любимое платье так и оставалось порванным и грязным, так что было без разницы сколько на нем будет грязи, когда у девочки, наконец, дойдут до него руки, а шоколадка, туфельки и уцелевшие деньги мирно покоились на дне сумки.
Босые ноги почувствовали под собой прохладную, бугрящуюся корнями деревьев почву и мягкую траву. Акаги не боялась поранить или повредить ступни. Благодаря тайдзюцу, они были настолько натренированы, что девочка могла без особых неудобств ходить даже по битому стеклу. Конечно, сапоги были великолепной грубой силой, но сейчас нужно быть готовой применить любую трансформацию, даже Аам Мовис.
- Пошли, Базетт, - бросила она девушке и направилась следом за исчезнувшим средь деревьев Кастером. Его волк, кажется, отозванный, тоже исчез, но девочка сочла этот факт достаточно интересным, чтобы думать о нем. – Посмотрим, что взбрело ему в голову.

+1

17

18 сентября
Время: 08:45 - 09:00

Цилиндр с шариками Фрагараха оказался покрыт тонкой пленкой росы; Базетт подхватила свое драгоценное тайное оружие, довольно небрежно брошенное вчера в траву, привычно набросила ремень на плечо; натянула перчатки, аккуратно разгладила мягкую кожу, плотно охватившую запястья. Ей было неспокойно - отчасти от собственного неблестящего состояния, отчасти, возможно, из-за того, что им снова приходилось полагаться на Локи, сумасбродного настолько, насколько это вообще можно было себе представить.
Но выбора никто не предлагал.
- Сестренка? Ты точно в порядке? - раздался голос Акаги, мягкий и заботливый, и поэтому, скорей всего, принадлежащий Юрине, насколько Базетт могла судить. Впрочем, волшебница не была уверена в том, что полностью понимает принцип контроля и разделения совместного тела для оскверненной и нетронутой частей личности девочки, чтобы говорить наверняка. Прошлой ночью, когда они пробирались по темному лесу, и маленькая ладонь Юрине сжимала ее руку, когда ее называли сестренкой, Базетт поняла, что рассказанное Акаги о судьбе этого ребенка действительно глубоко тронуло ее. Однако опыта старшей сестры у нее не было, так же, как и навыков общения с детьми, и как поуместней выразить свое сочувствие и поддержку девочке, запертой внутри собственного сознания, как в заточении за неведомые прегрешения, она не знала. Мягкий вопрос Акаги несколько сбил ее с толку, как вчерашний - про булочку, но оставлять его без ответа было бы не очень-то хорошо даже для натуры замкнутой и самопогруженной, какой являлась Базетт.
Особенно если это и впрямь интересовалась Юрине.
Постаравшись кивнуть и улыбнуться как можно более убедительно, хоть и без слов, ирландка подошла ближе к Акаги, но девочка уже переместила свое внимание на Кастера, совершившего смену маскарадного костюма, и театрально загрохотавшего в сторону замка, не дожидаясь их. На миг Базетт пожалела, что не обладает иллюзионными чарами в достаточной мере, чтобы одномоментно превратить свою практичную, но мало уместную в прошлом одежду во что-то более подходящее эпохе, как сделал Локи. Но только на миг - показуха в любом случае была ей чужда, и она уверена была, что сможет обойтись и без подобных трюков. И она, и Акаги.
- Пошли, Базетт. - поднимаясь и направляясь вслед за своим строптивым Слугой произнесла Акаги, как показалось на контрасте после той заботы, довольно сухо и деловито. - Посмотрим, что взбрело ему в голову.
Ноги ее были босы.
- Если бы я могла, я бы не стала надеяться на то, что взбредает ему в голову. Но у нас нет выбора. К сожалению.  - пробормотала волшебница в ответ, догоняя ее и приравнивая шаг к шагу девочки, и, поколебавшись, добавила осторожно. - Пожалуйста, ступай осторожней, в на земле всегда найдутся камни и острые сучки.

+1

18

18 сентября
Время: 09:00 - 09:20

Как Локи и ощутил, совсем небольшая кучка облачённых в доспехи замковых стражников, направлялась в деревню, находящуюся неподалёку. Видимо его проделка "дала свои плоды", а может они просто настороже, после появления первой "партии" пришельцев. Но важно ли это сейчас, когда они так кстати? Кастер мысленно сказал Акаги «Ждите здесь», когда что-то шумно обсуждавшая стража оказалось близко, и уверенным шагом направился к ним. Перед замаскированным Слугой возникли четыре человека, не густо, но видимо они полагали, что справятся с подобными тем, что уже пришли. А это значит, что по всей видимости попавшие сюда Слуги были лишены поддержки Мастеров, проще говоря, Мастеров у них не было вовсе. Это скорее плюс...а может, и минус. Просто пока, это было совсем неясно, а чёткого намерения следовать сделке у Локи конечно же не было.
«На месте разберусь»

Пыль, поднимающаяся с дороги пролегающей у окраин леса, пожелтевшие листья деревьев, пожелтевшие от жаркого лета, а не от наступившей осени. И магия, которая вторглась в размеренные будни обычных средневековых жителей. Стражники, конечно, не особо удивились, и приняли Кастера в «мишуре» за своего. Собственно, им долго думать и не пришлось, доспехи троих резко и со скрежетом сжались, выдавив из тел только глухой хруст костей, и раздавив троих из стражников, четвертый же просто упал без чувств. Нет, на него никаких заклинаний не накладывалось, просто стражник этот был довольно юн, и увиденное слишком впечатлило его. После сделанного, Локи вновь обратился к Мастеру: «Идите сюда»

- Лошади ускакали, так что, пойдём своим ходом, тут всё равно недалеко. Базетт, снимай и надевай доспехи того, который...в обмороке, - Локи каким-то командным тоном пробубнил, и стал указывать, что и кому делать, при этом он не трудился объяснять зачем это нужно, - А ты, - он повернулся к Акаги, - когда мы подойдём к замку, сделай грозный вид, и набрось на сея эту веревку, - они кинул ей веревку, которая была у одного из стражников.

За всё это время, в голове Локи будто царила пустота, он не хотел задумываться о том, что его ждёт. Скоро. Совсем скоро. Когда они вернутся... А они вернутся. Возникло стойкое ощущение, будто холодные руки крепко сжимают шею, он даже закашлял. Хорошо, что под шлемом не видно было его лица.

+1

19

18 сентября
Время: 09:20 - 09:45

- Все будет хорошо, сестренка! Юрине крепкая!
В ответ на неуверенную просьбу магессы, радостный голос Юрине внезапно возник в разуме Акаги, от чего та действительно чуть не споткнулась от неожиданности. Это было уже более, чем странно… Юрине не появлялась, пока ей не разрешала Акаги, и обычно «дремала» в своем безопасном уголке подсознания, но сейчас было похоже на то, словно она беспрепятственно шныряла по Дробящей Темнице, появляясь тогда, когда ей вздумается.
Этот треклятый сон… Акаги чувствовала, как что-то в ней меняется. И это ей очень не нравилось.
- Уйди, Юрине. Я выпущу тебя, когда мы будем в более благоприятной обстановке.
- Хорошо, Акаги-тян!
Акаги посмотрела на Базетт… и смогла улыбнуться.
- Не волнуйся. Тело одержимого, к тому же закаленное тренировками и сражениями, крепче, чем кажется. И еще, Базетт… ты будешь ненавидеть меня, я уверенна. Я убийца, и я убиваю, если мне хочется. Мои поступки могут быть ненавистны тебе, однако… не вини Юрине. Она невинна.
Тьфу… И когда это она вдруг стала такой сентиментальной? Нехорошо, надо исправляться…
Акаги вдруг замерла, когда чутье подсказало ей, что поблизости кто-то есть. Пару секунд спустя в ее голове раздался мысленный приказ Кастера ждать. Он ей приказывает? Скрипнув зубами от злобы она, проигнорировав слова Слуги, сделала еще несколько шагов и раздвинула руками мешающие ветви деревьев…
…Чтобы увидеть, как троих местных солдат, облаченных в доспехи, сминает, словно консервные банки, неведомая, но явно принадлежавшая Локи сила. С приятным уху Акаги глухим стуком три набитые плотью, кровью и костями искореженные груды железа рухнули на пыльную лесную дорогу, а четвертый, оставшийся в живых, солдат вскоре присоединился к ним, лишившись чувств.
- А это было неплохо, - пару раз хлопнув в ладошки, Акаги вышла на дорогу, пропустив очередной мысленный приказ Локи мимо ушей. Зрелище приятно порадовало девочку, и она даже подумала, что если Кастер будет и дальше радовать ее другими будоражащими кровь зрелищами, она возможно даже сменит гнев на милость по отношении к нему…
Тем временем Локи принялся отдавать ей и Базетт приказы. Он был подозрительно безэмоционален и серьезен, однако Акаги не обратила на этого ни малейшего внимания. Что бы там ни творилось сейчас в его голове – это его проблемы; ей было абсолютно безразлично. Брошенная веревка, так никем и не пойманная, одиноко растянулась на дороге бесформенными кольцами, потому что Акаги, присев рядом с бесчувственным солдатом, начала снимать с него доспехи, небрежно складируя их в кучу рядом с собой.
Ее губы невольно растягивались в кровожадной ухмылке.
Покончив с этим, она начала раздеваться сама. Сняв с себя все, включая нижнее белье, Акаги бережно убрала одежду в сумку и, разведя руки в стороны, глубоко вздохнула.
- Aam Kaom…
Брызнула кровь, когда кожа на спине Акаги лопнула вдоль позвоночника, и из образовавшейся раны хлынули тысячи серебристых нитей, которые кровь девочки окрашивала в причудливый багровый оттенок. Девочку окутали странные темные эманации, скрывающие от чужих глаз творившиеся с ней изменения. С сухим треском перестраивались кости, когда тело девочки начало подстраиваться под гораздо более взрослую личность Акаги, соединившую себя с демонической сущностью. За несколько секунд тело девочки внешне по возрасту и пропорциям догнало Базетт. Варпящиеся вокруг нити начали опутывать каждый дюйм девочки, причудливо и плотно сплетаясь и образовывая идеально облегающий тело демонический доспех…
Весь процесс занял не больше десяти секунд. Мистическая завеса рассеялась, и демоница, тряхнув гривой из десятков длинных тугих жгутиковидных отростков, заменивших привычные красные волосы, прищурила горевшие безумным красным огнем глаза, уставившись на распростертого перед ней солдата, лишенного доспехов и оставшегося в простой одежке. Когтистая лапа сгребла его шею и без особых усилий подняла его над землей. Мужчина застонал от боли, когда когти бесцеремонно на пару миллиметров погрузились в его шею, и открыл глаза…
- Другие чужаки. Что тебе о них известно? – властно спросила его Акаги. Отзвуки демонического голоса придавали вес каждому ее слову.
Однако, обычный средневековый человек, слышавший о демонах лишь от священников, при виде демоницы, соблазнительной и ужасной одновременно, совсем обезумел от ужаса. Он смешно задергался, глаза его бешено завращались, и из горла его вырвался невнятный хрип. Поняв, что от него ничего нельзя добиться, Акаги впечатала кулак ему под дых и отпустила его шею. Мужчина брякнулся на четвереньки, пытаясь вдохнуть в себя хоть немного свежего воздуха. Акаги брезгливо толкнула его ногой, заставляя растянуться на земле, после чего наступила ему на спину и наклонилась. Закованная в демонический доспех когтистая рука легко проникла сквозь ткань и плоть, обхватывая позвоночник и резким движением вырывая хребет вместе с черепом. Раздавшийся было крик боли и ужаса тут же канул в небытие.
- Лишний свидетель, - только и пробормотала Акаги, размахиваясь и выкидывая свой кошмарный «трофей» в кусты, растущие у дороги.
Она утолила свою жажду убийства.
И показала Базетт свою истинную сущность.
Акаги могла предсказать, как отреагирует девушка. Даже у ее Наставницы ушло несколько лет, чтобы смириться с кровожадностью ее подопечной, то что уж говорить о Базетт? Акаги вдруг поймала себя на мысли о том, что она не хочет, чтобы Базетт видела ее такой. Но сделанного не воротишь…
Подобрав с земли веревку, демоница направилась в сторону Локи. Проходя мимо Базетт, она попыталась улыбнуться, но не смогла. Вместо этого она лишь произнесла:
- Кажется, ему приспичило поиграть в «троянского коня».. Ладно, прочих идей все равно нет, так что поторопись и одень доспехи…
Усевшись на ближайшую сочившуюся кровью металлическую кучу, Акаги принялась возиться с веревкой.
"Ладно, грозный вид я изобразила, осталось с этим разобраться..."
- Эй, Кастер! Я вообще-то не волшебница, сама себя связать не могу!

+1

20

18 сентября
Время: 09:45 - 09:55

"Я убийца" - сказала Акаги, глядя на волшебницу с несколько вымученной, как казалось, улыбкой. "Не вини Юрине", добавила она.
"Ты будешь меня ненавидеть".
Возможно, она была права. Базетт не любила бессмысленных убийств, ей не доставляло удовольствия видеть страдания жертв демонов, и, конечно, ее не радовало то, что, скорей всего, ярость Акаги выплеснется на невинных людей, которые даже не будут угрозой для девочки. Однако если бы она позволила себе ненависть, презрение, если бы позволила себе осуждать - она оказалась бы лицемеркой.
Базетт Фрага МакРемитц убивала с шестнадцати лет, натренировав свое тело фактически до превращения его в живое оружие - настолько, насколько это может сделать человек и волшебник, не обладающий сверхъестественными чертами, способными придавать ему особые способности. Только тренировки, мучительные и постоянные. И грязная работа Ассоциации, работа, за которую запечатывающих охотников презирали все прочие маги, которые оставались в большей степени чистенькими благодаря им. Работой Базетт было убивать тех, кто помещен под Печать, и она справлялась с этим делом старательно и успешно, долгое время, точно отлаженная и заведенная машина для исполнения миссий.
Это было то, что она умела делать хорошо. И еще - Базетт хотелось бы сказать, что в ее задания никогда не вовлекались невинные люди. Хотелось бы, но она не была лицемеркой.
Акаги убивала людей по своей прихоти, но она не была человеком, она была по большей части зверем, необузданным и кровожадным, и в этом не было ее вины - напротив, она даже сумела отделить и оставить незапятнанной часть своей души. То, что делала остальная львиная доля ее личности, было ее демонической натурой. Ее можно было осуждать или винить, но ее отчасти извиняло то, кем она являлась.
Базетт не знала, есть ли у нее такое извинение. И еще она знала, что в этом мире - в этом давно закончившемся времени, неизвестно еще, реальном ли, смерти людей по существу не имеют большого веса. А им нужно было, непременно нужно было вырваться обратно.
Когда Базетт увидела то, что сделал Кастер - она не дрогнула; приходилось видеть и не такое, и чаще всего трупы не были милосердно прикрыты от взглядов искореженным металлом доспехов. Ей не нравилось, но она не стала слишком долго размышлять. Локи делал свое дело - как умел, но делал.
Она уже сделала было шаг к тому несчастному, который остался жив, чтобы заняться, как сказал Слуга, его доспехами, когда Акаги вдруг начала раздеваться.
А потом...превратилась. Несколько ударов сердца - и вместо девочки, которую Базетт держала вчера за руку, когда они пробирались через лес, перед ней и Локи (и бедолагой, лишенным доспехов), стояло видение жуткое, кровавое и прекрасное; даже в ирландских преданиях, кишевших жуткими созданиями, никогда не нашлось бы ничего подобного, а демоны никогда не попадались Базетт в реальной жизни, поэтому ее, наверное, можно было извинить за то, что она впала во временный ступор, глядя, как загипнотизированная, на когтистое, убийственное создание с пламенного цвета гривой.
На то, как это убийственное создание выдрало позвоночник из тела оставшегося в живых человека, и вышвырнуло кровоточащий кусок мяса и костей в кусты.
Транс, наверное, несколько смягчил жуть зрелища - наверное, сделал его чем-то похожим на чрезмерно реалистичный фильм ужасов. Базетт больше ничем не могла объяснить то, что осталась ужасающе спокойна внутри.
Так и не возненавидев Акаги - то, во что сейчас превратилась Акаги, то, в чем, как зернышко в кровавом хищном цветке, все еще пряталась чистая крупица души Юрине.
Вместо этого Базетт, когда эта новая Акаги прошла мимо нее и напомнила про доспехи, банально и молча взялась за выполнение важного процесса маскировки.
Ни минуты больше не думая о злополучном владельце этих доспехов, чьи останки валялись на дороге рядом с теми, кому посчастливилось умереть раньше, не увидев Акаги.
Доспехи ей, в принципе, подошли.

+2

21

18 сентября
Время: 09.55 - 10.05

Локи не обратил внимание на то, как Акаги порешила последнего стражника, не повёл глазом, когда она преобразилась в более подходящую к своему характеру форму, и даже не взглянул на Базетт, которая облачалась в доспехи. Неожиданно даже для себя, Локи был захвачен хороводом мыслей, больше всего его пожирали мысли о том, что его свободу пытаются украсть. Нагло, бесцеремонно, и безоговорочно.

Неужели он сдастся и подчинится? Нет! Конечно же нет. Он всегда находил выход, даже боги, которые порою с трудом переносили его выходки, признавали то, что Логи умнее, что Логи изворотливее, что Логи всегда найдёт выход. И он находил, он делал зло, а потом, чтобы избежать гнева этих никчемных и лживых созданий, Локи находил решение. Да, он спасал лишь свою шкуру от наказаний, и он не делал добро для других. Хотя какая сейчас разница? И как ему теперь избавится от тугого поводка, наброшенного на шею? Ведь если его потянуть, он может и голову оторвать, а это совсем уж нежелательный вариант, ибо слишком мало он побыл живым после долгого забвения. Рыжеволосый божок лучше бы у Акаги в Слугах остался, это вполне сохранило бы его жизнь, всяко лучше чем эта...

Всё же Локи выдернули из размышлений, и никто иной как его Мастер, которая несмотря на грозный вид, оказалась "беспомощной" перед обычной веревкой. А было бы забавно понаблюдать, как она пытается связывать сама себя.
- А может..., - Кастер посмотрел на Базетт, потом перевёл взгляд на демоницу, - ...Базетт тебя свяжет?, - откуда-то из доспех послышался звонкий смех, даже металл его не приглушал. Но с этим "бабским" коллективом такой номер точно не пройдёт, проверено, так что Кастер после того как отсмеялся, "заговорил" веревку. Та, в свою очередь, как шустрая змейка поползла к Акаги и стала почти настоящим удавом обвивать её тело, и где нужно завязываться в узлы. А один из концов верёвки покорно пополз в руку Локи, и обвился вокруг неё. Слуга вновь обратил свой хитрый взор на Базетт:
- Я пойду первым, а ты, грозно подгоняй её сзади мечом. Для достоверности! Мало ли, вдруг нам не поверят?, - и вновь послышался заливистый смех. Как ни в чём не бывало, он смеётся. А что ему еще оставалось?, - И да, Базетт, за тобой должок. Не надейся на мою плохую память, потому что она совсем не плохая!

Кастер покрутил в руках веревку, и пару раз за неё дернул, правда не сильно, скорее для проверки, а его внимание было по-прежнему направлено на Базетт:
- Ты ведь помнишь о чём мы с тобой говорили? Прежде чем нас перенесло сюда, - и пусть, рыжеволосая волшебница его раскусила, и уже не выдавала интересных реакций на "шпильки" Локи, всё же, где-то у неё должна быть "болевая точка", и было бы занятно, её найти, а потом, может быть, надавить на неё при удобном случае. Хотя, велика вероятность того, что эта женщина опять решит гордо его игнорировать, но, тем ведь и интереснее. Не правда ли? К тому же, нужно же как-то скоротать время.

+1

22

18 сентября
Время: 10.05 - 10.10

- Конечно, нам не поверят… Балаган какой-то… - сквозь зубы пробормотала Акаги. Веревка продолжала деловито сплетаться вокруг ее тела, приматывая ее руки к торсу, и изредка венчая сие творчество очередным замысловатым узлом. Акаги понимала, что так надо, но одна мысль о том, что она будет связана, исторгала из ее глотки сдавленное рычание. И вообще, что еще за «надо»?! План, по ее мнению, был высосан из пальца, с какой стороны ни посмотри. Юрине даже двух лет в школе не отучилась, а Акаги, естественно, не делала в Организации упор на историю, философию и религию человечества, поэтому не знала, существовал ли уже в эти времена среди людей образ демона. Как бы то ни было, если повезет, всеобщее внимание будет приковано к ней, и никто не обратит внимания на слишком очевидные белые пятна. Акаги предпочитала действовать; она и сейчас думала, что гораздо проще было бы двинуть напролом, перебравшись через стену и прирезав по пути пару стражников, после чего затаиться или затеряться следи людей… Акаги не любила всяких планов… но вполне могла их придерживаться, пусть даже, как сейчас, они были полны нестыковок. Потому что так было интереснее. Девочка получала интерес от убийств, делая это быстро или же пытаясь казаться художницей своего «искусства», но гораздо интереснее было заниматься этим, находясь в какой-нибудь нестандартной ситуации. В разного рода махинациях Кастер, без сомнения, превосходил ее по всем параметрам, поэтому Акаги решила позволить ему воплотить свой план в жизнь в надежде, что в конечном итоге она получит удовольствие. 
Однако, его задумка все никак не давала ей покоя. Некоторые очевидности, пусть даже они и были на самом деле сущими мелочами, все никак не желали укладываться в ее голове. Во-первых, лично она бы удивилась, как два обычных стражника смогли скрутить существо, которое как по виду, так и по определению явно превосходило обычное человеческое существо? Во-вторых, куда делись лошади? В-третьих, куда делись остальные стражники, потому что патруль из двух солдат – это не патруль, а его жалкое подобие. Демоница прищурила свои пылающие пламенем безумия глаза и все-таки согласилась, что все это можно было списать на «потери в ходе задержания», да и вообще все эти неточности заметит лишь самый внимательный, который не будет впечатлен ее видом. 
Однако ее больше интересовало одно: что будет, когда они проникнут сквозь крепостные стены? Разумеется, что надо будет добраться до замка, но Акаги надеялась, что в процессе все-таки найдется немного места для кровавого безумия.
Девочка порешила на том, что прикончит любого, в чьих глазах она не увидит страха. А если кто-нибудь осмелится бросить в нее камень…
Демоница попыталась пошевелить связанными руками и удовлетворенно кивнула головой. Мало того, что веревка порвется при любом слишком энергичном движении, так она то и дело терлась о щитки ее брони, угрожая вообще не дотянуть до их пункта назначения.
Решив лишний раз не шевелиться, Акаги посмотрела на Базетт и не удержалась от ухмылки. Девушка выглядела… странно, но скорее из-за того, что Акаги просто никак не могла принять ее вид в этих доспехах, нежели из-за того, что коричневый костюм Базетт просвечивал то тут, то там.
Кастер вновь рассмеялся и обратился к Базетт со странными заявлениями. Акаги не особо волновали как должок Базетт, так и все более натянутая и фальшивая веселость Кастера. Однако, ей было интересно, чем же они там занимались, пока девочка не призвала Слугу к себе?
Акаги вновь посмотрела на Базетт, подозрительно прищурившись в немом вопросе, однако спустя несколько секунд  решила, что это не стоит ее внимания. Она уже успела убедиться, что Базетт так просто не возьмешь, ей палец в рот не клади – оттяпает по самое плечо, да еще и в глотку вгрызется… Поэтому девочка была убеждена, что со своим долгом Базетт разберется сама, причем результат явно обратит в свою пользу. Потому что было у нее что-то, что ставило ее гораздо выше Кастера с его заносчивостью и высокомерием…
«..И вообще, Локи, ты хоть сам знаешь, в какой долг ты вогнал сам себя, когда притащил ее с собой в это время?»
- Может, пойдем уже? – недовольно осведомилась Акаги, чувствуя, как у нее начинает чесаться нос. И как только Базетт, обнажив клинок и подобрав по просьбе Акаги ее сумку, пристроилась позади нее, вся компания зашагала по направлению к видневшемуся вдалеке замку.
: Britain Forest (Day)

+2


Вы здесь » Fate/Splinters of Wishes » Архив игры » Окрестности замка [Англия]