Вверх страницы
Вниз страницы

Fate/Splinters of Wishes

Объявление


Fate:Stay Night Fansite Рассылка Ролевой курьер Сайт о аниме Blood Plus - Кровь+ Сайт о аниме Code Geass - Код Гиасс


Третьи игровые сутки

Город Фуюки

• Дата: 5 Августа 2005г.
• Время: 00.00 - 07.00
• Облачно, дует легкий свежий ветерок, над всей частью города и его пригорода, пройдет кратковременный дождь; температура воздуха +16º

Погода на неделю




Приветствуем, случайно и не случайно заглянувших к нам на огонёк! Вы попали на ролевую игру по мотивам визуальной новеллы Fate/Stay Night. Наш проект постоянно растёт и развивается, и мы стараемся сделать игру еще более интересной и удобной (всё для вас). Fate/Splinters of Wishes идёт с 4-го апреля 2010 года, и странные события начинают раскрываться. Но, конечно, же не всё сразу, должна же быть интрига? Так вот, Вы проходите, не стесняйтесь, поосмотритесь тут, а если понравится, то милости просим в наш премилый коллектив.



В нашей Библиотеке открыта для чтения статья про демонов. Также были обновлены статьи про Грааль, Слуг и Ассоциацию магов и дополнен Глоссарий.

Мы вернулись. Живы. На реконструкции. Сюжет всё тот же. Кто остался, тот остался. Подробнее в новостях.







Гид по игре Fate/Splinters of Wishes

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Fate/Splinters of Wishes » Архив игры » Церковь [Синто]


Церковь [Синто]

Сообщений 1 страница 24 из 24

1

Церковь

http://storage5.static.itmages.ru/i/12/1227/h_1356555685_1893665_694d944fe5.jpeg

Небольшая католическая церковь, расположенная на холме в юго-восточной части Синто. Внутри все так же незамысловато, однако в этих скромных, но открытых для всех стенах любой может найти убежище как для тела, так и для души.

0

2

Окрестности церкви

Зайдя в здание, в котором люди должны становиться ближе к Богу, Реми неспешно прошёлся по проёму, по обеим сторонам которого располагались длинные деревянные лавки для прихожан. Так как на улице уже значительно посерело, и из-за времени суток, и из-за обложенного тучами неба, Вагнер поспешил зажечь свечи, чтобы сделать помещение более светлым. Электричество, конечно, это хорошо, но свет свечей создаёт куда большую атмосферу таинства, что, как нельзя кстати подходит церкви. Экзекутор был несколько раздражён, и этим городом, и тем, что в неё происходит, и еще этими двумя волшебницами, и особенно тем, что ему придётся с ними разговаривать. Будь его воля, он бы их всех...Впрочем, ему бы такого не позволили, да и слишком много последствий подобное бы вызвало, где-то приходится наступать себе на горло, что поделать, если между Святой Церковью и Ассоциацией Магов действуют глупые договоренности.
Девушки зашли в церковь, следуя за ним, Тосаку Рин он уже видел прежде, когда представлялся ей, все таки она являлась хранительницей этих земель, другую девушку, со светлыми волосами, он лицезрел впервые.
«Это еще кто?»
Если внешность Рин молодой человек не нашёл для себя хоть сколько то привлекательной, не смотря на то, что был наслышан о красоте молодой волшебницы, просто брюнетки были не в его вкусе, то светловолосая девица ему показалась куда более интересной, и он старался её получше рассмотреть. В глаза, Вагнер всегда смотрел прямо, чтобы они ни выражали, интерес или ненависть, а вот всё остальное он обычно осматривал вскользь, стараясь не показывать рассматриваемому свой взгляд и заинтересованность. Его зеленые, будто с каплей абсента, глаза бегло и как можно незаметно осмотрели златовласку, и экзекутор вынес свой вердикт:
«Жаль глаза такие невзрачные и блёклые...С зелеными бы была эффектнее. Но в общем вполне ничего»
Начинать рассказ о том, что ему известно, то бишь об информации пригодившейся участникам, Реми не стал, лишь, сахарно улыбнувшись, проговорил:
— Я Вас слушаю, Мастера, - для себя он решил, что от поставленных вопросов будут зависеть его ответы. То, что должен сказать, это он завсегда успеет озвучить.

Отредактировано Remy Wagner (24.09.2011 16:53)

0

3

Знакомое до мелочей помещение церкви, с его запахом ладана и горящих свечей, тускло освещенное, живо напомнило Рин о том времени, когда здесь всем управлял Кирей, мрачный и саркастичный, не являющийся истинным священиком, но принадлежащий этому месту так, как рука принадлежит телу. В любой другой обстановке Котомине всегда выглядел инородно - или, по крайней мере, так казалось Рин - но здесь...казалось, он сейчас выйдет из темного угла, как всегда, с приподнятыми в саркастической усмешке уголками рта, и поприветствует ее своим низким голосом, который Тосака Рин так ненавидела.
Как ненавидела всего Кирея. Ненавидела...и странным образом почти сожалела об его отсутствии. Хотя бы потому, что Реми Вагнер этой церкви совершенно не подходил, и дело было не в том, святой этот дом или не святой.
Как бы Рин ни относилась к Кирею, этот тип был ей еще менее приятен.
Наблюдатель двигался неторопливо, с картинным изяществом; глаза его, зелёные, очень выразительные, но со странно ускользающим взглядом, бегло оценили ее и ее спутницу, прежде чем Вагнер наконец произнес, улыбаясь столь приветливо, что ощущение неприязни к нему у Рин еще на порядок возросло.
— Я Вас слушаю, Мастера.
Вопрос вкупе с улыбкой отдавал фарсом. Рин поморщилась бы, если бы не необходимость держать лицо - бесстрастное и серьезное (хотя отлично осознавала, что выходка ее с Арчером наверняка убавила от этого образа изрядную долю). Наблюдатель не должен был слушать. Он должен был говорить, такова была его работа. И хотя Мастера обычно склонны были задавать вопросы, она не хотела сейчас танцевать под его дудку и делать ходы, которые могли бы быть этому скользкому церковнику на руку. Изобразив улыбку, менее сладкую, чем это умудрился сделать Реми, но все-таки приятную, Тосака произнесла быстро, не давая Люсии возможности заговорить первой - не ходя вокруг да около.
— У нас с моей спутницей по существу один вопрос. Мы хотели бы узнать, что вы думаете о ситуации в Фуюки, господин Вагнер. Каковы ваши оценки происходящего? Я хотела бы услышать о том, какой информацией о ней вы располагаете, как действующий Наблюдатель.

0

4

Девушка прошла следом за остальными в дом Бога, с интересом озираясь по сторонам. Здесь она была впервые. Высокий потолок, узкие окна, длинные ряды лавок, свечи вместо электроосвещения, всё это придавало месту немного излишнюю таинственность. Но нельзя сказать, что не завораживало. Будучи неглубоко верующим человеком, Люсия крайне редко посещала храмы, и в основном они отличались излишним богатством, так и светясь благородством и некой надменностью. Здесь же ощущалась тайна. И именно от этого становилось не по себе. Неизвестное всегда привлекало человека, но оно же его и пугало.
  Инглис засмотрелась на внутреннее убранство церкви, не замечая действий других, и лишь голос Наблюдателя отвлек волшебницу от своего занятия. «— Но разве не ясно, зачем мы сюда пришли?» -  проскользнула недоумевающая мысль, озвучить которую не позволил рассудок и Рин. Тёмноволосая волшебница, не теряя времени даром, задала интересующий девушек вопрос. Люси  коротко кивнула, показывая свое полное согласие со словами Тосаки. Чем быстрее они получат нужную информацию, тем быстрее попрощаются с Вагнером и вернуться к новоиспеченным Слугам.
Поравнявшись с Рин, блондинка устремила взгляд на наблюдателя, ожидая ответа.

0

5

Тосака решительно не стала задавать вопросы, и пытаться таким образом собирать крупицы информации в единую, целую, и более чёткую картину происходящего, а сразу же поставила обращение так, что первым все таки должен быть Реми. Молодой человек лишь сладко ухмыльнулся, и даже слегка игриво сощурил глаза, не смотря на то, что ждал он совсем иной реакции, точнее ему хотелось другого, прямолинейность Тосаки ему даже понравилась, напора этой девушке не занимать, впрочем, здесь вряд ли есть чему удивляться, положение этой девушки в обществе по сути обязывало быть именно такой, иначе, её могли просто раздавить другие. Законы магической аристократии очень даже похожи на законы животного мира, или ты, или тебя. И то, что Рин не была ведомой, даже завлекало, хотя Вагнеру было определённо жаль, что внешне она так неказиста, и пусть для других она была красавицей, вкусы этого экзекутора не всегда совпадали со вкусами общества.
Вторая же волшебница просто ведомо кивнула головой, и так же как и Рин стала ждать ответа. Реми, выдержав короткую паузу, начал свой почти что доклад:
— Что ж, если у вас нет сейчас конкретных вопросов, тогда я расскажу вам ту информацию, которой располагаю я, как Наблюдатель, возможно после этого, вопросы у вас и появятся. Как вы уже наверно и сами догадались, Грааль не смогли разрушить в Пятой Войне, но и целостность, очевидно, механизм не сохранил. Сначала, представители Святой Церкви и представители Ассоциации магов намеревались самостоятельно устранять возникающие в этом городе аномалии, но всё же, Слуги хоть и появлялись без призыва, и соответственно без подпитки энергией от Мастера, были довольно сильны, хоть и не долго могли существовать. И к тому же, потом выяснилось, что заключение контракта между волшебниками и Слугами имело место быть, стало быть, и Шестая Война стала вполне реальной, пусть и не совсем...обычной, — Речь Вагнера была размеренной, неторопливой, и чрезвычайно спокойной, даже будто-то бы нарочито спокойной. Или даже успокаивающей, казалось он даже самые страшные вещи смог бы подать так, словно это рассказанная перед сном милейшая сказка.

— В Фуюки устремились волшебники, желающие обладать Механизмом Исполнения Желаний. Ведь..., — Наблюдатель вальяжно присел на ближайшую церковную скамью, и посмотрев на девушек, сделал характерный знак рукой, предлагая и им присесть, в ногах всё таки правды нет, — Ведь теперь нет ограничения семи. А информацию о начавшейся Шестой войне, как оказалось, не так легко утаить, слишком уж серьёзные аномалии здесь бушуют. Хотя, агенты Церкви и Ассоциации делают всё возможное и невозможное чтобы скрыть Войну хотя бы от обычных людей, именно это является первостепенной задачей. Эта задача в этой Войне как никогда важна, — последнюю фразу Реми выделил интонационно, тем самым подчеркивая её значимость. Потому, что именно сейчас, аномалии выходили из-под контроля, и это естественно не радовало ни Святую Церковь, ни Ассоциацию Магов.
— И, я прошу Мастеров, по возможности содействовать устранению беспорядков. В частности вам нужно будет устранять бесхозных Слуг, — просьба из его уст казалась не совсем просьбой, а будто четко отданным приказом, хоть и произнесён он был довольно мягко. Но таким этот приказ казался именно на слух, а не по сути был таковым.

— В любом случае, тем, кто вступил в Войну намеренно, и тем кто оказался в ней волей судьбы, или случая, придётся сражаться, — не смотря на то, что вначале могло показаться, что он с неохотой выдаёт информацию, всё же, создавалось ощущение, что он даже хочет помочь, если, конечно, опустить его личную неприязнь к волшебникам. Только вот что действительно за всем этим стояло, было сложно поянть, по крайней мере пока.

0

6

Несмотря на приглашающий жест Наблюдателя, который сел на одну из скамей, небрежно на ней развалившись, Рин его примеру не последовала, предпочитая стоять. Во первых, это давало ей ощущение преимущества - поскольку сесть означало в какой-то мере расслабиться, а ей - им обеим - нужно было оставаться собранными. Во вторых...опять же, ей вспомнился Кирей. Тот никогда не садился в присутствии Мастеров, по крайней мере, не здесь, в этом мрачном и одновременно торжественном зале. И не приглашал их - церковь не предполагала общения с удобствами, это была всего лишь нейтральная территория для переговоров. В любом случае, садиться ей не хотелось, поскольку ей слишком мало нравился Реми Вагнер, чтобы длительное время вести с ним разговор.
Однако нельзя было не отдать ему должное - сказанным священник подтвердил все ее опасения, и кое-что к ним добавил. Оказывается, не только представители Ассоциации заинтересовались неладами в Фуюки - мародеры от магов тоже намеревались урвать свой осколок полуразрушенной машины желаний. И это было хуже всего, поскольку - Рин едва заметно нахмурилась - правду о Граале, о Чаше Фуюки, исполняющей мечты, они с Широ узнали еще год назад.
- Мы будем содействовать, конечно же. - произнесла она медленно, сухо, стараясь тщательно и недвусмысленно формулировать. - Я, как Хранительница, признаю абсолютную необходимость устранения Слуг без Мастеров и противостояния тем из Мастеров, кто ищет  сражений. Однако, господин Вагнер, вы сами сказали, что Грааль хоть и не разрушен, но поврежден. Он очевидно не сможет выполнять желания, так же, как и не может поддерживать нормальное течение Войны. Если это станет известно, вряд ли многие решатся драться за подобный почти бесполезный фантом, и лишнего кровопролития можно будет избежать. К тому же...даже если бы Грааль был цел - он все равно не...нельзя было бы допустить его использования. Чаша была осквернена, все, что она могла исполнить - это разрушение. Поэтому разве нам не надо прежде всего попытаться уничтожить сам Грааль еще раз? Вы поможете нам в этом?
Вопрос был задан, но, конечно, Рин не надеялась на утвердительный ответ. Реми не походил на тех, кто кому-либо помогает без веских оснований, обычно являющих собой какую-то выгоду, а таковой она не видела. Однако хотя бы формальности ради - как и для того, чтобы четче обозначить для себя роль Церкви в столь форс-мажорном происшествии - Тосака его все-таки задала. Задала, глядя прямо на Реми, оставляя за своими словами определенную вескую паузу, которая, к тому же, давала возможность ее спутнице кое-что добавить, если у нее было такое желание.

0

7

Инглис внимательно выслушала речь наблюдателя, отрицательно качнув головой на его пригласительный жест присесть на скамью. Ей неплохо было и в таком положении: стоять, слегка облокотившись на спинку длинной лавки, что находилась напротив. Пусть это и выглядело немного нелепо – удобно расположившийся молодой человек, хозяин положения и церкви, да две сосредоточенные и внимающие его сладкой речи волшебницы, стоящие неподалеку.
- Значит, если не принять срочных мер, город может обратиться в хаос. И в первую очередь пострадают мирные, ничего не знающие люди, - Люсия скорее подводила итоги своих размышлений, чем задавала дополнительные вопросы. Всё и так, в общем то, ясно: есть предполагаемая нажива – Святой Грааль, есть сила, желающая её получить, пусть и не ведающая всего механизма – Мастера, и есть сила, способная помочь – Слуги. Но раз механизм изначально запустился неверно, то и дальнейшая его работа не предвещает радужного исхода. А это означает, что первым делом нужно устранить саму причину неполадки. Чего и желает Тосака. Ведь тогда действительно можно будет избежать лишних смертей в борьбе за явную пустышку, не способную исполнить задуманное первоначально. Да и с разрушением чаши не станет нужды убивать героические души, волей судьбы явившиеся в этот мир. Хмм… - А как же те Слуги, что уже заключили  контракты с Мастерами? Имея подпитку от волшебников, им проще удержаться в этом мире. И чтоб уйти, их нужно так же убить. Но кто это сделает? Так же будут вестись сражения между парами, или кто-то опуститься до самоубийства, под гнетом командного заклинания?
  Девушка, не будучи опытным, побывавшим в войне волшебником, не всё представляла себе точно и четко. Посему вопросы посыпались один за другим.
- Но отчего Грааль не был уничтожен ранее? Ведь эти аномалии стали происходить не с сегодняшнего утра. Да и как возможно это сделать, если чаша появиться только тогда, когда останется лишь одна пара Мастер- Слуга? - с недоумением поинтересовалась Люсия, переводя взгляд с Реми на Тосаку.

0

8

После слов Рин, о еще одной попытке уничтожения Грааля, глаза Реми заметно заблестели, выдавая не столько интерес, сколько его истинные стремления. Магия была ересью, а уж такая серьезная, и ведущая к хаосу ересью вдвойне. А Реми всей душой, разумом и телом стремился искоренять эту скверну, кровоточащую раной на истории человечества.
- Безусловно, я буду вам помогать, - с еле заметной наигранностью серьёзности проговорил экзекутор, не сводя прямого взгляда с Тосаки. Помощь, она конечно, разная ведь бывает, но в определённых ситуациях Вагнер вполне мог и помочь, и принять помощь, всё здесь зависело лишь от одного, на сколько это может быть выгодно самому Реми. Грааль должен быть уничтожен, и не важно на какие ухищрения придется пойти.
- А то, что знание о повреждениях механизма, и о том, что Грааль может в итоге оказаться бесполезен, способно отпугнуть это не факт. Глупцов точно не отпугнёт. Они будут надеяться, или просто не понимать ситуацию. В итоге, вероятно, они просто найдут здесь свою смерть, лучшее лекарство от глупости, которое дарует людям Бог - это смерть, - на лице молодого человека появилась несколько экстатичная улыбка.
Когда заговорила блондинка, Реми перевел взгляд на неё, та в свою очередь стала задавать вопросы, которые молодой человек терпеливо выслушал и стал ей отвечать:
- Возможно, что Слуги сами исчезнут после разрушения Грааля, сложно угадать как всё обернется, - выдержав короткую паузу он добавил, - А если нет, у Мастера есть Командные Заклинания, в любом случае, Слугам здесь не место, - Реми мало волновало как могут погибнуть Слуги, в бою, или от приказа Командного Заклинания, для него Слуги были богопротивными существами, которые не должны находится здесь. Они появлялись благодаря магии, и естественно они так же должны быть уничтожены, как и Грааль, да и сами маги такое же бельмо на глазу, только вот жаль, что с ними нельзя так же поступить.
- Грааль видимо оказался "живучее" чем нужно, или просто Фантазм Слуги пытавшийся разрушить его оказался не столь мощным. А чаша Грааля уже пыталась появиться здесь, в окрестностях церкви, незадолго до вашего прихода, но ничего не вышло. Грааль теперь как живое и непредсказуемое создание, и получается, что знания о предыдущих Войнах, могут нам не помочь, - произнеся эти реплики, Реми внимательно посмотрел на девушек, ожидая их реакции, про материализацию Грааля он упомянул как бы вскользь, и сделал он это по сути намеренно, не желая на этом заострять внимание. В сущности, Грааль всё еще функционирует, а как он далее себя поведет непонятно. Может, всё закончится так же как и началось? А вот этот исход, почему то Реми казался очень маловероятным, хотя, возможно для многих он бы и был более желанным.

0

9

Неожиданно.
Согласие Вагнера помочь - нет, даже не оно само по себе (Кирей ведь, возможно, тоже сказал бы, что поможет, вот только чем бы это закончилось?) - а какая-то неуловимая интонация, изменение выражения лица, взгляд - все это более-менее отчетливо дало понять Рин, что она сделала правильный ход, упомянув об уничтожении Грааля. Наблюдатель определенно разделял эту позицию. Как ни странно, его слова о глупцах тоже не показались Рин слишком уж неприемлемыми - она и сама подозревала, что найдутся желающие гоняться за фантомом Машины Желаний, и если они погибнут из-за собственной недальновидности, ее, Тосаку Рин, обвинить в этом точно будет нельзя.
Эмия-кун бы, правда, попытался спасти всех... - мелькнула непрошеная мысль, пока Рин наблюдала до неприятного восторженную улыбку Реми, явно полагающего, что смерть глупцов - самая богоугодная вещь. Однако Эмия-кун - идеалист, а в ситуации, где Грааль бушует, выйдя из-под контроля жестких правил, жертвы неминуемо будут, и не только жертвы глупости...

Вслед за этим, однако, отвечая на вопросы Люсии, Вагнер заговорил о Слугах - о их гибели - и Рин невольно передернуло, хотя она и сделала все возможное, чтобы волнение ее осталось незаметным.
Арчер... Если уничтожение Грааля приведет к исчезновению всех Слуг, это значит, что чем скорее мы справимся с этой задачей, тем скорее Арчер... Нет, еще полно времени. Я что-нибудь придумаю, я смогу. Я, в конце-концов, Тосака.
Отвлекшись, она едва не упустила слова Реми о материализации Грааля возле Церкви - но все же обратила внимание, поморщилась чуть заметно, обдумывая. Расспрашивать? Судя по всему, нет смысла. Грааль не материализовался здесь, стараниями ли Реми (что вряд ли), или по другой причине - неважно, Рин не желала затягивать общение с Наблюдателем сверх нужного. Они примерно уточнили ситуацию. Они примерно договорились о взаимопомощи. Ей этого хватало, а касательно произошедшего у Церкви...
Арчер должен знать, он был там. А если наши знания не подойдут - придется выкручиваться на ходу...

Вагнер уже умолк, смотрел на них с Люсией в ожидании, и Рин вежливо поклонилась - безупречное воспитание, в конце концов, тоже оружие - и, не давая Люсии начать задавать новые вопросы, произнесла с приятной улыбкой.
- Благодарю вас, господин Вагнер. Я надеюсь, мы с вами сможем связаться при необходимости, или если... ситуация выйдет из-под контроля еще больше. Нам пора идти; думаю, в первую очередь мы займемся Слугами без Мастеров. Для того, чтобы уничтожить Грааль, у нас пока мало информации, но мы будем ее собирать. До свидания.
Не ожидая ответа - с нее хватило уже тирад и смазливой физиономии церковника - Тосака повернулась, бросив короткий взгляд на Люсию, обозначавший "пойдем скорей", и неспешно, в противоположность внутреннему желанию поскорее убраться из этой темной, пропахшей старыми, страшными тайнами церкви, направилась к выходу.

Окрестности Церкви

Отредактировано Tohsaka Rin (07.08.2011 14:47)

0

10

- Лучшее лекарство от глупости – это смерть, - повторила про себя девушка, переведя взгляд с закончившего свою мысль Вагнера на узкое окно церкви. Стекло пронизывал блеклый свет, старательно пытающийся разогнать легкий полумрак помещения. Ведь нет чего-то столь безнадежного! Неужели нет иного решения проблем, почему нельзя помочь пусть и глупым, но всё же людям? Хотя, что несколько насторожило Инглис, наблюдатель согласился помочь в проблеме уничтожения Грааля. Согласился, но этот блеск в глазах… Световласка неуютно передернула плечами. Возможно, она стала слишком мнительной с тех пор как ввязалась в Войну. «Внешность бывает обманчива, и он не так прост как может показаться. Так что лучше будьте осторожны», - вспомнилось напутствие  Йена.
-.. Слугам здесь не место, - договорил Реми. Люсия подавила в себе желание отшатнуться от этого человека, лишь быстро расширившиеся зрачки выдали эмоцию некого ужаса и презрения. - Говорить о Героических Душах как о каких-то крысах, недостойных жалкого подобия жизни? Да что было бы с человечеством, если бы не они - великие правители, войны, деятели, материализовавшиеся сегодня в Слуг? Да, у каждого были свои недостатки, промахи, да, пусть у некоторых руки залиты кровью, а за душами миллионы смертей! Но всё же они вершили историю. Разве хотя бы этим они не заслужили уважения? Как цинично!- промелькнула последняя гневная мысль, после чего девушка заставила взять себя в руки. Показывать свои истинные эмоции не позволительно, тем более не хочется ударить лицом в грязь перед Тосакой, которая держится хладнокровно, тщательно маскируя чувства. И так свершено несколько необдуманных поступков.
- Оу, значит, нас ждет война, правила которой уже переписаны своенравным Граалем, - проанализировала ответ наблюдателя Инверс, - вот только мы о них ни черта не знаем. Лишние вопросы, что блондинка уже собиралась произнести вслух, были пресечены прощальной фразой Рин, а красноречивый взгляд хранительницы земель явственно намекал о желании скорее покинуть церковь. И последнее было не у неё одной. К тому же, основной объем информации получен, дальнейшие действия известны. А что будет дальше, как говорится, выживем – узнаем.
- Да, спасибо что ответили на наши вопросы и несколько разъяснили ситуацию, - в свою очередь Люсия одарила наблюдателя улыбкой и, коротко поклонившись, развернулась в направлении выхода.

Окрестности Церкви

0

11

После того, как волшебницы покинули здание церкви, экзекутор чуть скривился, как после отвратной трапезы, а потом неторопливым шагом отправился в сторону противоположную главному выходу из церкви. Потом свернув налево, скрылся в дверном проёме, дальше был темноватый коридор, уходивший вглубь здания. Лестничный пролёт, беспокойный свет свечи, тусклый внутренний дворик, влажный и тяжёлый от дождя воздух, а потом, опять невзрачный мрачный коридор, и дверь ведущая за пределы Церкви.

- Можешь материализоваться, - Реми проговорил это так, будто был Мастером уже давно, и это для него стало уже привычным, - Хм, думаю, те двое Слуг доставили тебе неприятности. Одному из них ты можешь отплатить сполна, - надменный взгляд, - Тот Лансер, Слуга блондинки, устрани его. С красным Арчером разберемся позже. Мне интересно, что предпримет Тосака, возможно, от неё будет польза.
Реми всегда действовал четко и расчетливо, жалость он не проявлял, потратив время на эмоции, можно проиграть, да и к тому же, из-за чрезмерной закисленности на себе любимом, Реми и не замечал других. К тому же, для него играло роль, только задание Святой Церкви, и экзекутор конечно же был уверен, что он то всё сделает как нужно, и очистит эту землю от ереси. Впрочем, Реми редко в себе сомневался, он обычно был крайне уверен в себе, потому, что всегда старался просчитать всё на несколько шагов вперед.

- Возможно, я буду где-то неподалёку, было бы любопытно понаблюдать за этим.
Он внимательно посмотрел на Слугу, хоть и существо это было еретичным само по себе, да и по факту существования и "воскрешения", всё же, аура Слуги была впечатляющей, к тому же, Реми полагал, что с таким Мастером как он, Слуга сможет выдать тот максимум, на который он только способен. И за этой уверенностью стояла не просто глупая и недальновидная спесь, за этим стоял существенный энергетический потенциал, и знания человека, который убивал, и был в этом деле мастером. Реми был хорошим стратегом.

0

12

Берсеркер стоял в полном молчании, нависнув громадной скалой над своим новым Мастером, которому ещё предстоит узнать каково это, иметь в Слугах воина, променявшего разум на силу. Глаза, лишенные разума, абсолютно непроницаемые впились в лицо парня.   
Слова Мастера были для него лишь пустым звуком. Справная ладная речь Мастера дробилась, извивалась, ломая стройный ряд предложений. Но в то же мгновение он понимал, что от него желают, что его просят совершить. Слова только шелуха, ненужная вещь, которая только обрамляет общение.
Слуга взглянул на церковника ещё раз и, развернувшись, зашагал к выходу.
Он не стал задумываться о правильности слов экзекутора. Слуга не размышлял и о своих чувствах. Пока ему было всё безразлично. Пока он лишь упивался своим безумием и не разменивал свое внимание на что-то менее важное. И если его просят – он это сделает. Почему бы и не сделать? Сейчас он был как листик, плывущий по течению реки. Реки, которая скоро вздуется бурным потоком, и Мастеру надо быть осторожнее, чтобы не упустить листик из виду.

Особняк семейства Инглис

0

13

Дата: 4 августа.
Время: 12.10- 12.20.

Дом Хасэгавы Этсу

Когда призванное Райдером существо, наконец, соизволило остановиться и дать своим пассажирам спуститься на твердую землю, Телемах, с трудом сглотнув подкатывающую к горлу горечь, едва не скатился на траву, словно тюль с мусором. Юношу сильно укачало; пошатываясь, он подошел к одному из деревьев и, сняв перчатку, прикоснулся к приятной на ощупь неровной коре, только чтобы ощутить рядом с собой что-нибудь недвижимое и незыблемое. Нотиз, который еще во время поездки с жалобным писком скатился куда-то Телемаху под китель, просунул свою взлохмаченную ушастую голову сквозь пуговицы на груди алхимика и обиженно зашипел на тхеуранга, морща носик и сверля его своими большими глазами. Юноша выудил зверька из своего кителя и успокаивающе погладил его.
- Думаю, стоит похвалить твое существо за прыткость, Райдер, - вымолвил, наконец, Телемах, однако взглядом, который он бросил на тхеуранга, обычно смотрят только на злейших врагов. Существо не оценило его взгляда и как то странно, заискивающе прищелкнуло, разглядывая прислонившегося спиной к дереву юношу. Тот в свою очередь посчитал это безобидным проявлением гастрономического интереса и, повернув голову, уставился на белую стену стоявшей в паре десятков метров впереди церквушки.   
Что ж, они оказались на месте довольно быстро, хотя Телемах и не представлял, каким путем они сюда добрались. Тхеуранг двигался так быстро, что алхимик, всегда предпочитавший в качестве транспортного средства собственные ноги, только зажмурил глаза как можно сильнее и не открывал их до самого конца поездки, даже невзирая на то, что он может показаться трусом в глазах невозмутимого Райдера, чье спокойствие, казалось, являлось немой усмешкой над слабоволием Мастера.
- Если честно, я даже не знаю, как нам сейчас поступить, - чуть придя в себя, признался молодой алхимик, глядя на своего Слугу. – Я все еще не могу составить вменяемый план действий.. Слишком много переменных, слишком много неизвестных… Мы пока еще ничего не слышали о других участниках Войны. С одной стороны это хорошо, потому что я не вижу смысла в бездумном сражении, с другой же стороны мы опять лишаемся львиной доли информационных потоков…
Телемах вновь вытащил из кармана пузырек с настойкой, откупорив, отпил из него и поморщился. После чего продолжил:
- Если я правильно понял, то Наблюдатель обязан снабжать несведущих Мастеров информацией о различных тонкостях и нюансах Войны, чтобы они хоть что-то могли противопоставить опытным магам-Мастерам. Однако, если мы собираемся встретиться с ним, то лучше держаться настороже, как мне, так и тебе… Он может быть опасен, по словам Этсу, а ее словам я склонен доверять…
Тяжело вздохнув, алхимик пробормотал: «Что ж, пойдем нанесем визит друзьям-церковникам», - и медленно побрел в сторону церкви. Фамильяр принюхался, пошевелив длинными усами, после чего взбежал по руке Телемаха и вновь спрятался за высоким воротником его накидки.
Поскольку Райдер доставил их не к самому входу, я взял немного западнее, оказавшись в результате сбоку от церкви в окружающем ее лесу, алхимику понадобилось несколько минут на то, чтобы добраться до святой постройки и обойти ее, оказавшись на небольшом открытом перед ее фасадом. Поскольку церковь стояла на холме, Телемах мог видеть там, где вдалеке исчезала дорожка, очертания раскинувшегося района Синто. Туман уже почти весь рассеялся, и теперь город пытался сбросить с себя оцепенение и ожить, однако тусклый свет, едва пробивавшийся сквозь затянувшую небеса унылую пелену облаков, укутывал его не давая проснуться от меланхоличной дремы.
Едва оказавшись перед церковью, Телемах замер на мгновение и нахмурился, то здесь, то там виднелись следы недавней битвы, и, что более важно, в воздухе все еще можно было почувствовать отголоски магии. Нотиз пошевелил носиком, пощекотав усами шею Телемаха, после чего забавно чихнул.
- Чувствуешь это, Райдер? – обратился юноша к своему спутнику. – Похоже мы все-таки не зря сюда пришли.
Еще раз оглядевшись по сторонам, Телемах подошел к дверям церквушки и, положив на них ладони, распахнул тяжелые створки.   

: Church Surroundings

Отредактировано Telemach die Vandelstam (06.05.2012 20:34)

+1

14

Дата: 4 августа.
Время: 12.20- 12.35.

Гулкий звук эхом разнесся по тускло освещенной пробивающимися сквозь окна солнечными лучами церкви, когда входные двери с негромким скрипом растворились и Телемах шагнул через порог святой обители.
- Привет? Есть тут кто? Святой Отец! – громко произнес алхимик, сделав еще несколько шагов в направлении алтаря между рядами деревянных скамей. Телемах какой-то частичкой себя чувствовал, что ему никто не ответит, но все равно подал голос, все-таки в тайне надеясь, что отзовется кто-нибудь живой, с кем можно будет поговорить и немного отогнать вечную тоску, объявшую его измученную душу…
Однако в ответ ему была лишь тишина.
В церквушке было так же прохладно, как и на улице. Телемах остановился и невольно поежился. Пусть во всем эта обитель выглядела уютно и гостеприимно, но было в ней что-то такое, что вызывало у Телемаха ощущение враждебности, из-за чего его то и дело пробирала дрожь. Он слышал, что бывший настоятель этой церкви участвовал в одной из предыдущих Войн и погиб в ходе последней, которая закончилась год назад. Алхимик не знал, что он был за человек, но ,судя по всему, он был душой этой церкви, наполнял ее мистическим смыслом, присущим любой религии… А теперь же, даже несмотря на то, что здесь появился новый священник, церковь была похожа (Телемах и сам не понимал, почему ему пришла в голову подобная мысль) на старого пса, который, оставленный на произвол судьбы своим почившим хозяином, замер в своей конуре, уставившись полными тоски глазами в манящую пустоту.
- И что я здесь делаю? – пробормотал Телемах и огляделся. Позади высилась надежная молчаливая фигура Райдера. – Пришел прямо в лапы к потенциальному врагу…
Алхимик и сам все еще не мог поверить, что по своей воле явился в обитель, принадлежащую организации, которая стремится его поймать. Но информационная жажда все-таки пересилила инстинкт самосохранения. Более того, с недавнего времени алхимик начал верить, что даже среди церковников есть… правильные люди. Давнее столкновение с сотрудницей Похоронного Агентства Резерфорд и их вчерашняя встреча лишь подогревали это его убеждение. Рэйвен тогда отпустила его: поверила в его невиновность, вняла чувству справедливости, а не указке командования, которые творили то, что хотели, прикрываясь волей гипотетического «бога».     
Телемах прежде часто очень хотел уверовать в бога из-за тяжелых трагедий, потрясших и навсегда изменивших его жизнь. Но богу в нем не было места, потому что он был ученым, что претило вере в некую высшую святую силу. Но порой он так сильно хотел вновь быть вместе с Нефис, вновь по-дружески обнять Рукуса… Телемах ничего не имел против веры, отнюдь. Он даже симпатизировал и завидовал людям, которые в вере ищут утешения, поддержки и душевного покоя… Но он ненавидел тех, кто делает из веры инструмент власти, кто насильно обращает в нее людей и делает из них пленников заблуждений… Он ненавидел фанатиков, творивших во имя Бога кошмарные вещи…
- Святой Отец? – вновь без особого энтузиазма в голосе позвал Телемах, но ответа так и не дождался.
Мне что, заняться больше нечем..?
Алхимик пожал плечами и сделал было шаг в направлении алтаря, намереваясь здесь осмотреться…
И тут же замер.
Его сердце вдруг забилось в невероятно быстром ритме, после чего внезапно пропустило несколько ударов, будто чья-то невидимая длань сомкнула на нем свои холодные пальцы и нещадно стиснула в кулаке.

- …Тебе здесь не место…

Его голову заполнил шепот бесчисленных голосов: мужских и женских – все они сливались в невообразимую какофонию прямо в голове Телемаха, однако эти слова он услышал отчетливо, словно кто-то произнес их ему прямо на ухо. И это не было одной из его обычных галлюцинаций, все происходило на самом деле…
«Ты жалок, отродье Вандельштама. Ты не смог спасти свою любимую, спасти своего лучшего друга… Что ты вообще можешь? Все, что ты делал прежде: не более, чем ни на что не годные попытки оправдать твое никчемное существование…»
Чужие голоса, знакомые и неведомые, продолжали нашептывать ему ужасные вещи. Плотный комок подступил к горлу юноши. Вся его жизнь в один миг утратила свои значимость и смысл в его собственных глазах. Он был никчемен, бесполезен, ни на что не годен… Невыносимая тяжесть отчаяния, безысходности и необратимости навалилась на него, опуская плечи и склоняя голову, которую он в последние годы изо всех сил старался держать высоко поднятой… 
Что-то мягкое и теплое прижалось к его шее. Медленно подняв руку, Телемах взял Но на ладонь. Зверек сжался в комочек и мелко дрожал. Взгляд его больших, наполненных страхом глаз бесцельно метался из стороны в сторону.
- Мастер..?
Телемах обернулся на зов своего Слуги. Райдер стоял и в немом изумлении смотрел на свои руки. Его броня начала прямо на глазах покрываться отвратительными пятнами, напоминающими загноившиеся ожоги, и таять на глазах, словно время вокруг Райдера ускорилось в несколько тысяч раз. Еще секунда и… Гесер исчез. Обратился в ничто, словно пыль, сметенная ветром с гладкой поверхности.
Кисть Телемаха обожгло, когда метка с командными заклинаниями словно раскалилась добела, но он, сломленный гнетом отчаяния и безысходности, ничего не мог поделать… Ему лишь оставалось смотреть тусклым взглядом на то место, где секунду назад стоял его Слуга…
Один… Я опять один…
То была единственная мысль, которая сейчас занимала его разум.
Алхимик медленно повернул голову, и ему показалось, что в дальнем углу зала, укрытая тенью, возвышалась смутная фигура. На ней нельзя было остановить взгляд, она словно ускользала от него, подобно эфемерному видению обезумевшего человека…
И спустя миг все прекратилось. Телемах глубоко вздохнул, словно вынырнув из ледяной воды, когда горькое бремя, навалившееся на его тело и разум, исчезло без следа. Алхимик, встрепенувшись, огляделся, но не увидел ни Райдера, ни тех смутных очертаний, которые он уже невольно списал на игры собственного разума.
Юноша несколько раз позвал своего Слугу по имени, но в ответ ему молвила лишь оглушительная тишина, воцарившаяся в небольшой церквушке на холме. Телемах посмотрел на свое запястье: метка командных заклинаний утратила свой цвет и стала едва различима. Контракт расторгнут, Райдер исчез без следа…
Алхимик застыл посреди безмолвного зала для служений, не в силах вымолвить ни слова.   

: Melody of the Desperate One

ООС: В связи с тем, что игрок персонажа Гесера уже долгое время не посещает игру и не отвечает на вопросы администрации, было принято решение под руководством Мастера Игры вывести  таким образом Гесера из игры.

+1

15

Дата: 4 августа.
Время: 12.35- 13.20

Скамья была жесткой. Дерево, призванное быть опорой нашедшим утешение людям, внимавшим возвышенным проповедям покорного слуги Господа, встретило алхимика неприветливой прохладой. Упершись локтями в колени, Телемах зарылся лицом в ладони. Пальцы невольно дрогнули, когда их коснулись капельки холодного пота, усеивавшие побледневшую кожу  юноши.

Он не мог думать. Разум оцепенел, мысли были подобны перепуганным мышам, разогнанным по углам оравой диких кошек. Сердце все еще надрывно колотилось, силясь отойти после визита таинственного существа.

Что же это было? Что это была за тварь, которая смогла в мгновение ока обратить могучего воина-Слугу в ничто? Телемах почувствовал, как его сотрясает невольная дрожь. Последствия хладного касания неведомой сущности его естества все никак не могло оставить его. На глаза наворачивались слезы. Злые голоса, нашептывавшие ему ужасные вещи, до сих пор эхом отдавались в его разуме. Чувство собственной никчемности и беспомощности вновь начало позвякивать увесистыми цепями, которые он отчаянно сбрасывал со своих плеч последние два года.

Образ его Нефис вновь возник перед внутренним взором: вот она счастливо улыбается, держа его за руку; в ее янтарных глазах блестят озорные искорки, а лучи жаркого пустынного солнца ложатся сияющей дорожкой на ее белоснежные волосы… Но вот образ исказился. Нефис лежит на своей кровати, истощенная и бледная, тусклая тень ее былого великолепия. Печать извечного страха застыла на ее лице. Жизнь покинула просто-напросто отказавшееся от нее тело. 

Вот Рукус, с его вечно самодовольной, но по-братски теплой улыбкой, поглаживающий пальцами свою изящную ухоженную бородку… И вот он бросается на Телемаха с горящими жаждой глазами, намереваясь вцепиться зубами в его шею. Последнее, что тогда увидел Рукус посреди погруженного во тьму астрономического зала – слеза верного друга, протыкающего его подчиненное воле Истинного Предка сердце тонкой рапирой. 
«Я один… Как же я жалок…»
Телемах уже хотел было дать волю слезам, но вдруг что-то пощекотало его щеку. Отняв ладони от лица, юноша повернулся и встретился взглядом с Но. Сидевший на его плече зверек мяукнул, внимательно всматриваясь в серые глаза своего временного хозяина и будто спрашивая, почему тот грустит. Алхимик протянул к зверьку руку, и тот потерся ушастой головкой о его ладонь, прося, чтобы его погладили.

Телемах исполнил немую просьбу фамильяра. И почувствовал, что улыбается.

Поглаживая белую шерстку, юноша взял Но на руки и произнес вслух мучившую его мысль:
— И вот я вновь один, дружок.
Нотиз подскочил на его ладонях и шустро взбежал по руке Телемаху на плечо, после чего юркнул под воротник, а оттуда запрыгнул алхимику на макушку. Усевшись на облюбованном месте, зверек гордо мявкнул и вздернул носик.
— Да-да, не злись, — рассмеялся Телемах. — У меня есть ты и твоя хозяйка.

Какое же все-таки чудесное создание! Надо будет поинтересоваться у Этсу, как же она смогла создать такого зверька. В одном из писем девушка упоминала, что сотворила себе фамильяра, опираясь на тексты Телемаха, но он даже и не думал, что его исследования в области создания марионеток могут дать жизнь такой зверушке.

Как бы то ни было, Нотиз напомнил ему, что у него есть цель, и заниматься самобичеванием сейчас не время и не место. Необходимо было найти Этсу и как можно скорее. Кто знает, какая беда могла с ней приключиться. Телемах просто не простит себя, если страдания или даже смерть еще одной в какой-то мере дорогой ему девушки станут результатом его бездействия.

Но стоило ему подняться со скамьи, как вдруг Магические Цепи пронзило уже знакомое чувство.
«Призыв?! Совсем рядом?»
Нотиз взволнованно мяукнул и, спрыгнув с плеча Телемаха, шустро устремился к приоткрытой двери церкви. Выхватив Офелию, юноша устремился следом.

Дул едва заметный прохладный ветерок. Тучи не спешили покидать свой пост над городом, но выглядели они как-то измученно, словно им уже надоело поливать Фуюки дождем. С холма, на котором ютилась церквушка, было прекрасно видно, что местами над измученным непогодой городом смилостивилось солнце. Алхимик, которому еще утром осточертело бродить средь непроглядного холодного тумана, невольно пожелал оказаться там.

Но думать сейчас стоило совсем не об этом. Бросившись в сторону, юноша обогнул церковь и успел увидеть мелькнувшую средь травы белую шерстку.
— Но, подожди! — воскликнул Телемах и поспешил за своим маленьким другом.
Через несколько мгновений перед ним выросла стена деревьев. Еще несколько метров – и он окажется в лесу, который окружал город Фуюки с трех сторон. Мрачные гиганты, шелестя листьями, высились перед ним, будто говоря: «Нечего тебе делать средь нас, человечек».

Телемах замер и, оглядевшись, увидел Нотиза. Фамильяр стоял на задних лапках и что-то высматривал средь деревьев. Казалось, он раздумывал, бежать ли туда, в сторону источника аномалии, но в итоге решил, что безопасность превыше всего. Зверек, развернувшись, подбежал к Телемаху и, ловко цепляясь коготками за плотную ткань, взобрался по его рукаву в свое излюбленное укромное место – за высокий воротник черного, словно крыло ворона, плаща.
— В чем дело, дружок? — спросил алхимик, поворачивая голову. Нотиз лишь пошевелил усиками, щекоча кожу на шее хозяина. — Что ты там увидел?

И он получил ответ на свой вопрос, стоило лишь ему вновь обратить свой взгляд к лесу.
Из-за деревьев показалась девушка, облаченная в длинное старинное платье. Телемах обомлел от неожиданности.
«Неужели она – Слуга?»
— Мисс? Мисс! — воскликнул Телемах, устремляясь к незнакомке. Отчаявшийся разобраться во всех перипетиях японских личностных обращений, Телемах употребил самый распространенный вариант обращения к молодой девушке. Ему оставалось лишь надеяться, что он ее этим не оскорбил, хотя японкой она явно не была…     

И вдруг поверх всех мыслей, которые одновременно возникли в его голове, прозвенел тревожный звоночек. Даже не звоночек, а натуральный колокольный набат.
«Та штука, уничтожившая Гесера… Оно все еще может быть где-то здесь! Надо срочно увести эту девушку в безопасное место!»
— Вы в порядке? — взволнованно поинтересовался остановившийся в нескольких шагах от незнакомки юноша, хотя через мгновение понял, что вопрос не требует ответа, когда увидел местами порванное платье и смешанные чувства, отражавшиеся на прекрасном лице девушки. — Прошу вас, позвольте вам помочь! Здесь небезопасно! — Телемах не стал вдаваться подробности и, убрав пистолет в кобуру, просто протянул к девушке руку ладонью вверх в надежде, что она внимет его словам.   

: Moment of Inner Peace

Отредактировано Telemach die Vandelstam (27.10.2012 00:37)

+2

16

Как ведьма появилась в этом мире, так и продолжила. Тропинки – для слабаков! Настоящая колдунья пройдет и сквозь кусты! Правда, в том, что совершать этот подвиг она будет исключительно по причине своей собственной невнимательности – не заметит тропинку – она никому и никогда не признается. А случайный свидетель погибнет страшной и мучительной смертью. Это было как раз в ее стиле.

Моргана с любопытством оглядывалась по сторонам, то и дело отвлекаясь от церквушки на всяческие маловажные мелочи. Вот, например, роскошное невысокое деревце с кривеньким стволом, покрытым темной шершавой корой. Резные листочки подозрительно напоминали кленовые, но в то же время отличались. Размером, формой и окраской. Вроде, на дворе лето, а деревце уже успело нарядиться в осенние цвета.

Распогодилось – тучи резво разбежались, и выглянуло удивленное Солнце. Моргана ошиблась, как впрочем, и всегда. Рыжая ведьма была весьма посредственным предсказателем погоды. Хотя... как посмотреть. Если она говорила, что завтра будет солнечно, то можно было ожидать чего угодно но только не ясного погожего денька.Так и в этот раз.Девушка запустила руку в растрепанную шевелюру и выудила оттуда очередную веточку. Сие действо явно не пошло на пользу прическе, но украшения из акации ей тоже не очень-то нравились.

Шпиль церквушки был уже совсем рядом – завернуть, да взобраться по склону холма. Ведьма бы так и поступила – уже успела сделать несколько шагов вверх по скользкой от воды траве, как навстречу ей вывернул странно одетый юноша. Если, конечно, судить по меркам современной моды. Да не просто вывернул – а ломанулся к ней, точно ошпаренный. Или ужаленный. Когда парень подбежал к ней, Моргана как раз искала ответ на этот вопрос, задумчиво глядя на незнакомца. Подивившись тому, что вопреки ее ожиданиям он знаком с английским, она сама не заметила, как ее лицо приняло такое милое сердцу и привычное выражение надменности, приправленной вселенской тоской от несовершенства этого мира. Пауза затягивалась, а ведьма все продолжала изучать юношу. Перчатки особенно привлекли взгляд, подкинув новую порцию пищи для размышлений. Маг или нет? Может просто нацепил забавную штучку с красивым рисуночком? Моргана посмотрела за спину юноши в поисках ромашки. А что? Отличный способ решить что делать. Кто-то монетку подкидывает, а кто-то без зазрения совести терзает несчастные цветы. Жертвы поблизости не оказалось и ведьме пришлось решать самой, что она будет делать дальше. А выбирать, в общем-то, было не из чего. Либо идти в церковь и надеяться, что ее не примут за блаженную, либо соглашаться на столь любезно предложенную помощь.

Ведьма улыбнулась своему таинственному незнакомцу, но протянутую руку проигнорировала.
– Отчего же не позволю. Помогай. Вот только что ты можешь предложить, мальчик? – Моргана хитро прищурилась, внимательно следя за юношей, интересно, поддастся на откровенную провокацию, или нет?

Сценка, должно быть, со стороны выглядела в высшей степени забавно. Ведьма едва доходила до плеча юноши, но выглядела настолько независимой и преисполненной чувства собственного достоинства, что далеко не у каждого хватило смелости подойти к ней. Кто додумался назвать ее феей? Хотя, если вспомнить присказку о том, что дивный народец из кельтской мифологии бывает разным, и у некоторых из них за спиной может найтись весьма увесистый топорик – все встает на свои места.

Отредактировано Morgane Le Fay (13.11.2012 11:18)

+2

17

Дата: 4 августа.
Время: 13.25- 13.30

Надменный взгляд девушки основательно проморозил Телемаха, отчего он даже не смог отступить, замерев, как каменное изваяние. Даже чувство тревоги, назойливо дергавшее когтями его нервы, замолкло и забилось поглубже в его естество, словно замерзший лютой зимней ночью зверь в свою нору, где еще сохранились остатки былого тепла.

Алхимик уже много лет как отчаялся научиться разбираться в людях. Многие его коллеги (Сион в том числе, чего уж тут скрывать) предпочитают нагло забираться в головы и самозабвенно листать странички личности человека, оставляя его совершенно беззащитным перед ними. Телемах же не мог принять подобного. Он всегда был белой вороной, всегда ставил ценность человека, его жизнь, его чувства и эмоции выше науки и знаний, которые порой не терпели сентиментальности и гуманности. Поэтому юноша старался самостоятельно вникать в суть каждого, с кем он встречался. Порой это ему удавалось, но большей частью он заканчивал тем, что терялся в перипетиях и причудливых изгибах чужой личности. Каждый человек подобен философскому или научному трактату, который можно изучать чуть ли не всю жизнь, но так и не раскрыть все секреты и тонкости, в нем сокрытые.

Так и эта девушка ввела Телемаха в замешательство. С одной стороны этот надменный высокомерный взгляд ее голубых глаз, словно смотревших сверху вниз на все, что ее окружает, изящный изгиб ее губ, складывавшийся в улыбку, с которой богатый дворянин обычно взирает на грязного простолюдина, кланяющегося ему в ноги… С другой стороны юноша отчетливо видел ее растерянность и… злобу? В чем же причина? Сложить одно с другим оказалось не сложно, видимо, она просто появилась неизвестно где, причем, довольно незавидным образом, если судить о ее внешнем виде. Мастера рядом не наблюдалось, на которого она могла бы излить все свое недовольство относительно столь неаккуратного призыва, следовательно, девушка стала жертвой испорченного механизма Грааля, грубо вытащившего ее из Трона Героев и просто бросившего бедняжку в лесу. Это более чем объясняло ее эмоциональное состояние.

Но тогда к чему вся эта надменность? Неужели это так для нее важно? Она что, хочет показать, кто тут главный, или же просто играет с ним, как с неоперившимся мальчишкой? Телемах не знал. Женщины для простого и прямолинейного юноши оставались извечной загадкой, над которой можно биться бесконечно.

Когда девушка заговорила, Телемах лишь нахмурился. Она что, делает ему одолжение? Впрочем, благожелательный юноша решил не принимать ее тон слишком близко к сердцу. Человек слишком многогранная сущность, чтобы составить о нем впечатление с первой же минуты. Кто знает, что скрывает в себе эта гордая и независимая особа? Однако, ее последние слова сделали его ответную дружелюбную улыбку несколько кривоватой.

«Мальчик? Я?»

Телемах не мог похвастаться весом прожитых годов, но последние несколько лет оказались настолько увесистой ложкой не просто дегтя – густого мазута – в меде его жизни, что юноше казалось, что ему уже перевалило за шестьдесят. Хотя его рациональный мозг настойчиво посоветовал, что обижаться бессмысленно, ведь, несмотря на то, что девушке на вид было лет двадцать, в ее глазах героини из – Телемах быстро пробежался взглядом по ее платью – примерно пятого или шестого века, он действительно выглядел чуть ли не младенцем.

Тем более, кто знает, кто она такая… Может, волшебница, а может и ведьма… Телемах не испытывал ни малейшего желания играть с огнем, который может испепелить его в кучку золы.
— Для начала, позволь увести тебя в более безопасное место, где мы могли бы поговорить, — спокойно и ровно отозвался Телемах, в ответ на ее слова и, как ему показалось, нехорошо блестевший взгляд. У него вдруг возникло жгучее желание добавить «девочка», но он кое-как сдержался. Что ты как маленький, Телемах? Игра с огнем, не забывай, игра с огнем. Кроме того юноша никогда не видел особого смысла в такой концепции, как «око за око». Особенно сейчас, в этой пустяковой словесной шпильке.
«Похоже, мне хотят просто раскрутить катушку и посмотреть, как я буду искрить», — усмехнулся про себя алхимик.
Протянутую руку он не опустил. Телемах твердо решил не отказываться от своих слов и намерений, пусть даже этот жест и выглядел слишком…
— Я знаю, что ты Слуга, что ты Кастер, — продолжил Телемах. Хоть он и лишился своего товарища, он все еще оставался Мастером, а полученное при заключении контракта заклинание, позволяющее считывать информацию о Слуге, никуда не делось. — Но даже с твоей магической мощью, я прошу, не подходи к этой церкви. Несколько минут назад, там, моего Слугу за считанные секунды обратило в пыль нечто… Я даже не знаю, что это было, но Слуга на такое не способен.
Он не стал распространяться обо всем том, что он почувствовал в присутствии того существа. Сейчас для этого было не время и не место.
— Хватит смертей на сегодня. Хватит! Я просто не могу позволить, чтобы хоть еще один человек пострадал из-за моего бездействия, — протянутая рука невольно сжалась в кулак, по которому пробежались голубоватые всполохи магической энергии.
«Ведь Слуги тоже люди. Даже в большей мере, чем мы сами…»
— Я понимаю, как это все выглядит. Незнакомец, предлагающий непонятно какую помощь… По крайней мере, прислушайся к моим словам и обойди церковь стороной. Я же тогда прослежу за тем, чтобы твоему уходу ничего не угрожало… миледи, — юноша с искренней вежливостью и уважением чуть склонил голову.

Нотиз, до этого внимательно следивший за незнакомкой из своего укрытия за воротником Телемаха, вдруг выскочил на его плечо и, топнув передними лапками и прижав ушки к голове, что-то обвинительно мяукнул в адрес девушки. Юноша посмотрел на фамильяра и покачал головой.
— Это ей решать, а не мне.
Озадаченное и настороженное «мявк!».
— Нет, не думаю, что она хочет причинить нам вред, - и с этими словами внимательный взгляд его серых глаз замер на девушке.

: Yuki Kajiura and Emily Bindiger – stray child

+2

18

Моргана молча слушала юношу, все так же цепко и колюче глядя ему в глаза. От внимательного взгляда повидавшей виды ведьмы не укрылась ни одна деталь. Даже самая маленькая и незначительная. Она прекрасно понимала, как на него подействовал ее взгляд – словно ушат ледяной воды вылили. Однако, так быстро прекращать свою игру она пока не собиралась.

Чем дальше говорил маг, тем больше он нравился ведьме. Не поддался на провокацию, не начал язвить в ответ, да и от цели своей не отступился. Взгляд хризолитовых глаз смягчился, надменность и холод исчезли, словно их там и не было. Особенно Моргану порадовала кривая улыбка мага. Можно, конечно, было еще поиздеваться, довести до белого каления и бешеного желания порешить «поганую ведьму» прямо тут, но пламенная речь и лестное «человек» в ее адрес несколько охладили ее пыл. А может это была умильная мордочка зверька и его укоризненное «мяу»? Впрочем, Моргана не желала забивать свою головушку подобными малозначительными размышлениями, а потому решила сразу перейти к делу.
– Моргана, – она лукаво улыбнулась магу, – И только попробуй назвать меня феей, – в голосе прозвучал едва заметный намек на угрозу, – не больно-то и хотелось туда идти, – она брезгливо кивнула в сторону церкви, – еще со времен своего обучения у них, я невзлюбила эту братию. Используют самую натуральную магию, поносят колдунов и ведьм на чем свет стоит, а свои способности гордо именуют «божественными чудесами». Лицемеры. Не думаю, что за прошедшие века они хоть сколько-нибудь изменились в лучшую сторону. Горбатого могила исправит.
Девушка сморщила носик, явно что-то вспоминая из своего славного, или не очень, прошлого. Губы были брезгливо поджаты, а взгляд впервые за все это время оторвался от лица мага и уперся в здание церкви.
– Ну что же. Я – Слуга без Мастера, а ты – Мастер без  Слуги, пожалуй, мы и правда можем помочь друг другу, – девушка положила тонкую кисть поверх сжатой в кулак ладони мага, –  Успокойся, – она неожиданно сильными и ловкими пальцами попыталась разжать руку юноши, – И извини за эту небольшую провокацию, проверку ты выдержал с достоинством.

Теперь ведьма выглядела намного дружелюбнее и миролюбивее. От надменности, холода и презрения не осталось и следа. Действительно, продолжать это представление было бессмысленно, а Моргана таковыми вещами заниматься не любила. Ведьма подивилась своей везучести, и злоба с раздражением улетучились, словно их и не бывало. О неудачном приземлении напоминали только порванное платье, растрепанные волосы с парой-тройкой веточек и незадачливым муравьем (которого, надо сказать, не ждало ничего хорошего в случае обнаружения, а посему бедолага конспирировался как мог), да царапина на щеке. Руку она, кстати, так и не убрала, и попытки разжать кулак тоже не оставила, демонстрируя тем самым упрямство, которому позавидовало бы и всем известное ушастое парнокопытное.

Отредактировано Morgane Le Fay (16.11.2012 16:32)

+3

19

Дата: 4 августа.
Время: 13.35- 13.40

Юноша позволил себе медленно выдохнуть, потому что воздух словно боялся покидать его легкие, опасаясь пересечься с ее инистым взглядом. Когда же девушка представилась, и губы ее тронула улыбка, алхимик все-таки решил, что его, по крайней мере, не сотрут в порошок, если он позволит себе то же самое.
— Думаю, у нас с тобой разные представления о феях, — улыбнулся Телемах. Угроза в голосе Морганы была услышана, но он так или иначе даже не думал о том, чтобы не исполнять ее «просьбу», ни до того, как он услышал ее имя, ни, тем более, после. — Те феи, которых знаю я, не имеют с людьми ничего общего.

За взглядом девушки, направленным в сторону обители непонятно за что всеми обожаемого Господа, Телемах не проследовал, уступив своему желанию еще немного поизучать ее, вглядеться в радужку ее глаз, ловить каждое движение ее губ (полюбоваться, короче, чего уж тут таить). Однако, он не был завлечен ей полностью. Сердце Телемаха было похоже на старого волка, который уже когда-то отгрыз себе лапу, чтобы выбраться из капкана, и больше не желал вновь попадать в подобную ситуацию, поэтому разум его быстро вернул себе прежние спокойствие и рассудительность. Ни одно слово, сказанное Морганой, не ускользнуло от его слуха. Довольно нелестные и категоричные обвинения в адрес церковников породили в его душе искорку согласия, но он по своему опыту уже знал, что не все служители Господа заслуживают такой ненависти.
— Я бы тоже не сунулся туда без веской причины, но мне нужно было переговорить с Наблюдателем. Сейчас за мной охотится чуть ли не вся Церковь, поэтому мое решение заявиться прямо к ним может показаться верхом глупости, но я справедливо решил, что Наблюдатель должен видеть во мне в первую очередь Мастера, а уже потом отступника. Но его я не нашел, а вместо этого потерял Слугу. Да, они нисколько не изменились, здесь я просто не могу с тобой не согласиться. Их лицемерие и слепота по отношению к тому, что они не могут объяснить или же прикрыть своей фальшивой верой в несуществующую сущность, просто поражает.

Телемах невольно вздохнул. И только сейчас заметил, что Моргана уже успела приблизиться к нему и с завидным упорством пыталась разжать его руку, пальцы которой он неосознанно продолжал сжимать в кулак. Поначалу прикосновения её тонких и изящных, но на удивление сильных пальцев породили внутреннюю рожь в теле уже позабывшего нежность женских рук Телемаха, но спустя секунду пришло приятное тепло, когда мягкий голос Морганы, в котором чувствовалась искренность, извинился перед ним.
«Все-таки пыталась вывести меня из себя. Интересная проверка, может, она не любит истериков?»
— Ох… — удивленно вырвалось из груди Телемаха. Он несколько раз моргнул, словно просыпаясь ото сна, и его рука подчинилась воле Морганы, медленно разжавшись. Лизавшие пальцы магические всполохи исчезли, а алхимический круг на белой перчатке, зловеще светившийся карминовым цветом, покорно погас.

Моргана сильно преобразилась, словно став совсем другим человеком. Надменная высокомерная особа с леденящим душу взглядом покорно отошла в тень, уступив место иной стороне девушки. Сердце Телемаха сперва осторожно, но с каждой секундой все увереннее и увереннее вернулось на прежние рельсы своего ритма, когда он почувствовал на себе ее дружелюбие и приязнь.
У Морганы оказалась поистине чудесная улыбка. Улыбка, за которую он мог простить ей многое, чего уж тут говорить о какой-то провокации.
— Телемах, — представился он и, улыбнувшись, слегка склонил голову. — Просто Телемах. И, пожалуйста, не называй меня магом или алхимиком, потому что ни те, ни другие мне совсем не рады, — в его голосе слышалась не угроза, но вымученная просьба.

Слова Морганы, прозрачно намекавшие на то, что он мог бы стать ее Мастером, вызвали в нем смешанные чувства. С одной стороны он был рад этому, поскольку так он спасет ее от неизбежного исчезновения и сможет быть рядом, чтобы помочь ей всем, чем только сможет. Да и понравилась она ему. Девушка вскрыла ржавый замок, висевший на незримых тяжелых створках дверей его разума, извлекая оттуда гревшие душу воспоминания о тех временах, когда он и Нефис были еще подростками, когда Нефис по нраву своему была похожа на буйный ливень, изменчивый и преисполненный энергией, а он – на мягкий дождь, который обычно ласкал землю, мерцая в лучах появившегося из-за туч солнца, тем самым прекрасно дополняя собой ту, которая в итоге отдала ему свое сердце.

С другой стороны он почувствовал страх. Взращенные в его душе за последние годы отчужденность и добровольное отречение от сближения с другими людьми вновь подали свой голос. Телемах чувствовал всю парадоксальность того, что творилось внутри него: он не хотел оставаться один, желал почувствовать тепло дорогого ему человека, который разогнал бы мрак, окутавший юношу душным покрывалом, но, в то же время, боялся, что те, кто станет ему дорог, будут испытывать боль, причиной которой он станет тем или иным образом. Телемах невольно держал всех на расстоянии, чтобы гнет на его душе в итоге окончательно не сломил его.
«Говорит ли это о том, что я эгоист? Да, наверное…»
— Боюсь, как Мастер, я могу не оправдать твоих ожиданий, — в глазах Телемаха мелькнула едва заметная душевная боль. — Кроме того, я даже не знаю, как заключить… Но, угомонись! — воскликнул вдруг он. Фамильяр шмыгал туда-сюда с одного плеча Телемаха на другое, то и дело запрыгивая ему на голову и ероша лапками темные волосы. Юноша, усмехнувшись, когда до него дошло, чего же зверек хочет, поднял руку и, когда Но с готовностью перепрыгнул на нее, протянул ее к Моргане.
— Моргана, это Нотиз, мой временный компаньон.

Зверек, чье тельце было не больше кулака взрослого мужчины, перепорхнул на плечо девушки и ткнулся холодным носиком ей в шею. После чего сосредоточенно уркнул, извлек из ее волос небольшую щепку и уселся на плече девушки, издав удовлетворенное мурчание.
— Похоже, он сменил гнев на милость, — улыбнулся Телемах и неуверенным жестом аккуратно вытащил из волос Морганы последнюю веточку, справедливо рассудив, что ей там совсем не место.

: Christophe Frutuoso – Theme of Eileen ~ Protection

+3

20

Дата: 4 августа.
Время: 13.35- 13.40

Ведьма, конечно же заметила, с какой опаской выдыхал юный маг и с трудом удержалась от того, чтобы не состроить ему какую-нибудь страшную рожу, или наоборот – смешную. Свести глазки в кучку и высунуть язык или еще что-нибудь подобное… а вот после фразы о феях Моргана крепко задумалась,  знает ли он обо всех ее «подвигах» или просто слыхивал об одном из антагонистов рыцарских баек имени ее сестрицы?
-Нуууу… - как-то неопределенно протянула ведьма, уткнувшись взглядом в траву,- Наверное.
Пылкую речь о Церкви и ее служителях Моргана выслушала с легкой улыбкой и заметным одобрением, правда, отвечать не стала. Зачем? Юноша и так все прекрасно сказал. Так что можно было продолжить свои упражнения с кулаком. Конечно, она заметила и дрожь в руке, и сомнения.  Видимо, мальчик ей попался изрядно побитый жизнью. Ну, что поделать – будет исправляться.  Ведьма склонила голову набок, задумчиво глядя в глаза Телемаха, и неодобрительно нахмурилась.
-Какая разница рады они тебе или нет? От их отношения суть твоя не поменяется. Не находишь? Другое дело – если ты сам не хочешь быть ни магом, ни алхимиком, - Моргана отступила на полшага,- А если тебя все устраивает – зачем постоянно жить с оглядкой на чужое мнение? Церковь? Это не те, с кем можно считаться,- она ненадолго задумалась, подбирая слова,- Я не об их силе, а о взглядах на жизнь. Чуть что не так – и ты их враг, на тебя объявлена охота. Маги? Самодовольные, закостеневшие, эгоистичные кретины. В большинстве своем. С алхимиками мало знакома, но думаю, что тоже хороши.
В последний момент Моргана чуть не ляпнула, что сама никогда не интересовалась мнением других о себе, но вовремя осеклась, решив, что ее скромная персона – далеко не лучший пример. Все же, она всегда была склонна несколько перегибать палку в своем безразличии к окружающим.

- Конечно, можешь, – выдержав небольшую паузу, да придав лицу печальное выражение, ведьма продолжила,- Правда, я тогда даже и не представляю, что мне делать.
Беззащитность – лучшее женское оружие и Моргана как никто другой умела им пользоваться. Конечно, играть на чувствах других людей – не очень достойное занятие, но что-то ей подсказывало, что в данном случае это только пойдет на пользу. В мальчишке она без труда угадывала неуверенность, какую-то застарелую рану, да жалость к самому себе. Очень много жалости. Так что хорошая встряска ему не помешает.
- Но если ты все же решишься – просто прочитай заклинание призыва. И контракт будет заключен,- ведьма уже некоторое время следила взглядом за стратегическими перемещениями зверька и с трудом сдерживала улыбку,- Эй! Только не волосы! Им и так досталось! Я же теперь выгляжу как самая настоящая ведьма!
Сгонять зверька Моргана не стала – аккуратно почесала за ушком, взяла на руки да с явным интересом изучила. Извлечение последнего «украшения» девушка восприняла весьма благосклонно, хотя могла и молнией промеж глаз засветить.
-Милое создание. Хотя, я бы ваяла на основе горностая или ласки. Они намного проворнее – влезут в любую щель, ускользнут откуда угодно.

+3

21

Дата: 4 августа.
Время: 13.40- 13.50

Но спокойно сидел на ладони Морганы и, задумчиво склонив голову набок, с интересом изучал ее лицо, периодически издавая звук, похожий на мурчание. Вид невозмутимого зверька прогнал последние сомнения из души Телемаха, и его улыбка хоть и не избавилась от уже напрочь въевшейся в нее грусти, но стала значительно теплее и благожелательнее. Моргана явно не замышляла ничего недоброго, и Нотиз был тому доказательством, иначе он не стал бы даже приближаться к ней, не говоря уж о том, чтобы даваться ей в руки.

На его искреннее самоотречение от Ассоциации и прочих элементов, которым он был неугоден, Моргана отреагировала с заметным неодобрением, но, к удовольствию алхимика, ее недовольство было связано с тем, как он к ним относился. Действительно, какое ему дело теперь до Часовой Башни, до Церкви? Они и раньше-то его не особо интересовали, не говоря уже о текущем моменте. Однако Атлас все же занял свое место в самом сокровенном уголке его души. Телемах хотел быть алхимиком. Чего уж тут таить, ему нравилось носить звание алхимика, человека с неутомимым умом, страстно желающего познать суть всего, что его окружает, всего, что неведомо и невероятно. Телемах искренне жалел, что из-за своры жалких интриганов он был вынужден покинуть институт, ставший ему родным домом, но, в то же время, он втайне желал однажды вернуться туда и восстановить свое былое имя.

Реакция девушки на его фразу о возможном исходе его Мастерства подбросила еще один увесистый камень в душу юноши. В ее словах ему показалось разочарование, незримый намек на то, что он вновь наговаривает сам на себя, считая себя совершенно бесполезным. Но хватит убегать, хватит позволять себе добровольно вбивать в душу гвозди самоуничижения. Довольно! Ты мужчина, Вандельштам, и время показало, что у судьбы явно не хватает сил, чтобы окончательно сломить тебя!
- Я не подведу тебя, обещаю. И сделаю все возможное, чтобы стать для тебя надежной опорой, Моргана, - произнеся это, юноша подивился уверенности и твердости, прозвучавших в его словах. Приветствую, старые друзья, давненько не виделись… Рад, что вы снова со мной.

Моргана казалась хрупкой и беззащитной девушкой, и Телемах, естественно, на это повелся, но уже по собственной воле, а не по прихоти своего мужского начала. Он знал достаточно сказаний и легенд, которые говорили о том, что Моргана была какой угодно, но только не беззащитной. Однако, ее замешательство было искренним, а в ее словах он не увидел фальши. И это лишь упрочило его мысли о том, что они с Морганой нужны друг другу.

Радовало так же и то, что девушка за все время с начала их разговора ни разу ему не соврала, его форму Чистых Глаз не по силам обмануть даже Слуге. И это вывело доверие Телемаха, уже годами находившееся в спячке, из глубин его естества на поверхность. Конечно, она могла умалчивать, могла недоговаривать, но на то всегда есть свои причины. Возможно, придет время, и Телемах раскроет ей секреты своей души, и, может, тогда она ответит ему тем же.
- Заклинание призыва? – неуверенно промямлил он и нехотя опустил взгляд, не решаясь в этот момент смотреть Моргане в глаза. Говорить ей о том, что он попросту его не знает, совершенно не хотелось. Мда, проблема… но не такая неразрешимая, как может показаться. – Давай сначала покинем это место и спустимся в город, хорошо?
«Задание интервала поиска. Отделы с первого по пятый, инициация анализа информации. По окончании поместить результаты в шестой отдел для дальнейшей обработки.»
Теперь он знал достаточно о ритуале Прикосновения Небес, и это давало возможность на основе сотен мельчайших деталей сформировать заклинание призыва. Скорее всего, когда они спустятся с холма, оно уже будет готово. Пусть и не такое, каким оно является изначально, но заклинание поможет ему заключить контракт с Морганой и стать ее Мастером.

- Но – хороший компаньон, хоть я с ним и совсем недолго, - улыбнулся Телемах, глядя на нежащегося в руках девушки зверька. – К сожалению, он не является моим собственным. Его хозяйка, моя знакомая, пропала при таинственных обстоятельствах, и он помогает мне ее найти. Есть вероятность, что у нее есть информация касательно всех странностей этой Войны за Грааль.
Тем временем несколько капель щелкнуло Телемаха прямо по носу. Непогода, отступая перед солнцем, явно желала оставить последнее слово за собой и низвергнуть на злосчастный город очередную порцию дождя. Юноша посмотрел на Моргану и нахмурился. Природа и так встретила ее не самыми теплыми объятиями при появлении, теперь девушке еще и промокнуть осталось для полного счастья.
Понадеявшись, что Моргана не прихлопнет его на месте, Телемах расстегнул пряжку своего плаща, скинул его с плеч и несколько неуверенно приблизился к девушке вплотную. Через несколько секунд черный, словно крыло ворона, плащ алхимика оказался на ней, аккуратно застегнутый, а его капюшон прикрыл пламенные волосы Морганы, ведомый заботливыми руками юноши.
- Так всяко будет лучше, - смутившись и слегка покраснев, пробормотал Телемах.
Послышался щелчок, когда алхимик открыл Шкатулку Проекции, которую он предварительно достал из кармана плаща, и рядом с ним из непроглядно-черного дыма соткался образ призрачного волка, который тут же внимательно воззрился на Моргану своими тлеющими угольками глаз. Нотиз что-то приветливо чирикнул зверю, почувствовав, что они с ним принадлежат одному хозяину.
- Это мой верный спутник на протяжении вот уже нескольких лет, - Телемах по-братски потрепал волка по загривку. – Жаль, что он выглядит не так, как тебе хотелось бы. Давай, прояви уважение к нашей новой знакомой.
Призрачный волк что-то проскулил и почтительно склонил голову, после чего, подчиняясь мысленному приказу хозяина, утратил форму и, обратившись в сгусток черного дыма, исчез в траве.
Спрятав шкатулку и кобуру с Офелией в сумку, Телемах закинул ее на плечо и жестом пригласил девушку следовать за ним. Брать ее за руку юноша не осмелился, посчитав, что это будет нагло с его стороны.

+2

22

Ведьма рассеянно почесывала зверька за ухом, продолжая следить за своим будущим Мастером, и конечно же, наслаждаясь произведенным эффектом. Хотя… надо сказать, что все, происходящее с Телемахом вызывало в ней самой противоречивые эмоции. С одной стороны, большую часть жизни Моргане было глубоко плевать на окружающих: на их мнения, эмоции, судьбы. Они были просто марионетками в ее игре. Ну или противниками. С другой - под конец жизни, неожиданно для самой ведьмы, очнулась совесть (о существовании которой, кстати, никто и не подозревал). Ранение Артурии и смерть Мордреда стали сильным потрясением для Морганы. Она узнала, что такое чувство вины, поняла, насколько ее жизнь была бессмысленной. Горделивым и эгоистичным людям подобные просветления, как правило, даются особенно тяжело.

Ведьма мотнула головой, отгоняя неприятные мысли, словно назойливую муху. Разгадать, о чем она думала, было практически невозможно. Актриса и лицемерка, она прекрасно контролировала свою мимику, давно разучившись показывать истинные эмоции, пряча их за тысячей масок. Девушка подняла хризолитовые глаза на юношу и улыбнулась.
- Я рада, что заставила тебя задуматься. Вот только идея со спуском в город мне не очень нравится. Кажется, ты забыл, что я Кастер, а не Арчер. И боюсь, что мое время вот-вот подойдет к концу. Так что нам стоит поторопиться, - заметив его замешательство, она добавила, - Немного.

Опустив взгляд на зверька, ведьма усмехнулась, казалось, стоит еще немного почесать его, и он будет готов на все. Ну или почти все. Слова алхимика заставили ее немного напрячься, она пересадила Но на плечо и, резко посерьезнела.
-А с этой Войной что-то не так? У меня нет никакой информации об этом… а! Кстати. Давно хотела спросить. Скажи, ты видел тут мою сестру? Я про Артурию, - Моргана спохватилась и поспешила пояснить,- Она больше известна как король Артур. Невысокая зеленоглазая блондинка с крайне упрямой физиономией. Она…
Ведьму прервала крупная капля, шлепнувшаяся ей аккурат на макушку, за ней последовало еще несколько. Вопреки ожиданиям Телемаха, дождь девушку обрадовал. Все таки в этом мире что-то меняется. Например, переворачивается с ног на голову. Солнце опять спряталось за тучи и начался дождь! Самый настоящий! Как она и ожидала. Абсолютно всегда, все ее предсказания погоды сбывались с точностью до наоборот. А тут вдруг дождь! Ведьма была в таком приподнятом настроении, что даже спустила с рук вольность, которую позволил себе ее будущий Мастер. Тем более он так забавно покраснел. Моргана даже не смогла удержаться от тихого смешка.

-Милое создание. Потом, как-нибудь, я тебе покажу своего питомца. Думаю, он тебе понравится, - девушка аккуратно, кончиками пальцев, дотронулась до лба волка,- Да, он может быть крайне полезен,- протянула она, провожая взглядом сгусток тьмы.

Едва слышно вздохнув, миниатюрная рыжая ведьма пошла следом за Телемахом, пряча свои мысли за маской спокойствия и доброжелательности.

Отредактировано Morgane Le Fay (01.02.2013 20:10)

+2

23

Дата: 4 августа.
Время: 14.00 -

Дорога плавно изгибалась вниз по холму, незаметно вливаясь в городскую улицу, конец которой, как уже было известно Телемаху, располагался прямо в центре Синто. Небеса хмурились, накрыв город темно-серым покрывалом и словно еще не определившись, низвергать на Фуюки очередное водяное неистовство или нет. Крыши видневшихся в отдалении высоток терлись о брюхо низко висевшей упитанной сизой тучи. Однако, на основе быстрого анализа юноша мог с уверенностью сказать, что туча там висела скорее для показухи, нежели для какого-то конкретного деяния, и сильного дождя не предвиделось.
Несмотря на относительно ранний час, людей на улице было совсем мало. И Телемах мог их понять. Даже они могли чувствовать – пусть и неосознанно – необъяснимое и зловещее напряжение, незримым ядовитым смогом отравлявшее весь город. Да и недавние пугающие происшествия явно не способствовали становлению в городе благоприятной атмосферы.   
Алхимик медленно брел по дороге, чувствуя, как усталость начинала с энтузиазмом навешивать на него свои пудовые гири, украшая сию композицию цепями измотанности и опустошенности. Гесер хоть и был учтив с ним и не потреблял его энергию сверх положенного, хлебнувший своего за последние месяцы изможденный юноша, которому даже теплая и мягкая постель в доме Дэмиена не принесла желанного покоя, едва волочил ноги. Не пошла на пользу и встреча с неведомым существом в церкви, которая будто оставила в его груди окаймленную обжигающе холодным темным льдом зияющую дыру. А теперь, когда перед его внутренним взором маячило заключение еще одного контракта с таинственной  мудрой колдуньей, оставившей за своими плечами полтора тысячелетия, из груди Телемаха рвался тяжелый вздох, который, однако, тоже не избежал объятий усталости и угасал где-то на полпути вместе с немым вопросом «За что мне все это?».
Телемах то и дело косился через плечо на следующую за ним Моргану, но когда ему казалось, что волшебница смотрит на него, он тут же поспешно отводил взгляд. Лицо девушки было сокрыто тенью капюшона, поэтому он не мог сказать, какие именно мысли ее обуревали. Хотя…  Даже глядя ей прямо в ее глаза, он вряд ли бы смог с уверенностью это сказать. На ее лице прочно закрепилась такая искусная маска безмятежности и благожелательности, что это сбивало его с столку, мешая росткам доверия в его душе распустить свои листочки. Почему он был уверен, что это была именно маска? Он и сам не мог этого объяснить, однако укоренившаяся в нем паранойя продолжала напористо ковыряться иглой тревоги где-то в основании его черепа.
Несколько раз юноша открывал рот, пытаясь завязать разговор, но спустя секунду закрывал его, так и не произнеся не слова. Общение с другими никогда не было его сильной стороной, и Нефис частенько подтрунивала над его тихой немногословностью. Преподавательская деятельность помогала ему сбрасывать с себя это задумчивое оцепенение, да и друзья – Рукус, Сион, Анайя – не давали ему раскисать, но со времени роковой ночи прошло уже слишком много времени, и Телемах уже успел замкнуться в свою скорлупу. Порой это давало ему спокойствие, порой тяготило, но он ничего не мог с этим поделать.
До первых домов они дошли, так и не сказав друг другу ни слова.
Юноша задумался над заданным вопросом Морганы касательно Артура… Артурии, ее сестры. То, что великий король Британии оказался женщиной, его нисколько не смутило. Атлас обладал кладезью знаний даже большей, чем Часовая Башня, и им были известны многие личности, которые на самом деле разительно отличались от историй о них как внешне, так и внутренне. В ходе своих исследований Прикосновения Небес Телемах узнал, что Героическая Душа класса Сэйбер Король Артур принимала участие как минимум в двух предыдущих Войнах за Святой Грааль. Тем не менее, юноша не знал, почтила ли Артурия своим присутствием нынешнюю Войну, поэтому решил не сообщать этого Моргане, хотя сказал, что тут же поведает ей, как только что-нибудь узнает.
— Но, прекращай!
Нотиз же наоборот был полон энергии. Он без устали перепрыгивал с одного плеча своего нового хозяина на другое, порой даже запрыгивая ему на голову, становился на задние лапки и внимательно оглядывал город своими большими глазами. Уши его стояли торчком, словно зверек старался услышать все, что творится вокруг. Телемах понял, что тот ищет Этсу, связь с настоящей хозяйкой была сильна, и фамильяр наделся почувствовать ее присутствие. Телемах одновременно искренне жалел Нотиза и завидовал ему. Жалел, потому что зверек также лишился дорогого ему человека, как и сам алхимик… А завидовал, потому что фамильяр не терял присутствия духа. Скорее всего он просто не знал как.
От неустанной беготни Нотиза ноги юноши предательски дрогнули. Рука его машинально скользнула в сумку, нащупывая сосуд с тонизирующим зельем. Дрожащей рукой Телемах поднес пузырек к губам и сделал небольшой глоток. Однако, вместо ожидаемого эффекта пришли горечь и резкая судорога, заставившая юношу замереть на секунду. Похоже, у него выработался иммунитет. Пора менять состав... А еще лучше завязывать с этим от греха подальше.
Наконец, мимо них медленно поплыли дома и магазинчики. Телемах сбавил шаг, потому что Моргана потихоньку отставала от него. Отсутствие магической подпитки начало сказываться на ней, поэтому Телемах начал взволнованно озираться, выискивая безопасное место, где можно было заключить контракт. Надо спешить. Людей вокруг не наблюдалось, но совершать ритуал посреди улицы было верхом глупости.
— Сюда, — смахнув с лица дождевые капли, юноша взял Моргану за руку и резко сменил направление, свернув  в узенькую аллею между закрытым магазинчиком и двухэтажным жилым домом. Пройдя немного вперед, алхимик и Героическая Душа увидели самую что ни на есть обыкновенную запертую на висячий замок железную дверь, очевидно ведущую в складское помещение магазина. Склонившись над замком, юноша коснулся его рукой, запоминая его структуру. Алхимический круг на его перчатке засветился мягким синим свечением, и замок изменил форму, превратившись в обычный засов. Можно было, конечно, просто прочесть небольшую арию и отпереть замок, но Телемах любил играться с материей и порой позволял себе маленькие вольности.
Заведя Моргану внутрь, Телемах посмотрел по сторонам и последовал за ней, закрыв за собой дверь. Рука его коснулась стены, и на холодной поверхности расцвел небольшой алхимический круг, озаривший своим свечением уставленное ящиками пыльное помещение.
— Не шевелись, пожалуйста, — попросил алхимик свою спутницу и опустился на одно колено, приложив ладонь к бетонному полу. Материя тут же отреагировала, и на полу тут же начали формироваться правильные очертания сложного магического круга. Бетон будто растаял и обратился в ртуть, которая тут же заполнила появившиеся линии.
Так, круг, кажется, начертан без ошибок… Теперь заклинание. Юноша затребовал от результаты анализа от выделенного под воссоздание заклинания отдела мозга. Голова тут же нещадно заболела, поскольку процесс воссоздания точных частных результатов на основе анализа тысяч известных информационных единиц был одним из самых сложных и энергозатратных. Все, что ему было известно о Прикосновении Небес прошло через сотни циклов изучения, разбиения, интерполирования, вероятностного фильтрования и воссоздания, тем самым буквально по крупицам соткав арию заклинания призыва.
Телемах выпрямился и пошатнулся, после чего вытянув вперед руку. Круг на перчатке засветился угрожающе красным светом. По складскому помещению разнесся усталый, но твердый и уверенный голос:

Das Material ist aus Silber und Eisen.
Der Grundstein ist aus Stein und dem Großherzog des Vertrag.
Der Ahn ist mein großer Meister Schweinorg.
Schutz gegen einen heftigen Wind.
Schließ alle Tore, geh aus der Krone, zirkulier die Gabelung nach dem König.
Füll, füll, füll, füll, füll.
Es wird fünfmal wiederholt.
Nur ist es die volle Zeit gebrochen.
-Satz.
Du überläßt alles mir, mein Schicksal überläßt alles deinem Schwert.
Das basiert auf dem Gral, antwort wenn du diesem Willen und diesem Vernunftgrund folgst.
Liegt das Gelübde hier.
Ich bin die Güte der ganzen Welt.
Ich bin das Böse der ganzen Welt.
Du bist der Himmel mit dreien Wortseelen.
Komm, aus dem Kreis der Unterdrückung, der Schutzgeist der Balkenwaage-!

I beseech thy power, ye, legendary soul,
Thou shalt serve me, I shalt serve thee.
Feres, henseforth.       

Последние три строки Телемах уже добавил сам. Они были общеприняты у алхимиков Атласа.
Магический круг озарил окружение красным свечением. Его очертания начали медленно подниматься вверх, скользя по фигурам Телемаха и Морганы. Юношу охватили странные ощущения, которые он даже не попытался объяснить. Боли на этот раз не было, лишь легкое жжение, когда командные заклинания на его руке вновь налились силой и вспыхнули ярким кармином.
Ритуал завершился. Круг погас, и юноша устало рухнул на колени. Однако из-под нахлынувшей усталости показались облегчение и радость: теперь он чувствовал Моргану, чувствовал с ней крепкую связь, по которой размеренно текла энергия, наполняя девушку силами и – что самое главное – избавляя ее от опасности исчезновения, как от дурного сна.
— Ну вот и замечательно, — перед его взглядом мелькнул его собственный плащ, и юноша поднял голову, чтобы увидеть приблизившуюся к нему Моргану, — а теперь кое-кому не помешает как следует отоспаться. И у тебя два варианта: либо ты сам отправишься в убежище и ляжешь в кроватку, либо я сделаю так, чтобы ты уснул под ближайшим кустиком.
Желания почивать пусть и на свежем воздухе, но на сырой земле, у юноши не было, да и категоричный тон Кастер, приправленный легкой угрозой, явно указывал на то, что возражений она не потерпит, поэтому Телемах лишь кивнул и кое-как поднялся на ноги.

***

— Телемах-сан! С возвращением! Вижу, Вам у нас понравилось?
За приемной стойкой гостиницы Ничиюме – к облегчению и радости Телемаха, для которого знакомое лицо было, словно глоток свежего воздуха - сверкала яркими красками Юми, энергичная, как и прежде.
— Здравствуйте, Юми, — на его губах возникла искренняя улыбка. — Право, Вы теплый лучик света и отрада для глаз и души Вашего усталого покорного слуги. Я бы хотел продлить срок своего проживания…
Оказалось, комната 20 все еще числилась за ним. Телемах уладил все формальности и заплатил сразу за двое суток, и Юми, радостно улыбаясь, вручила ему ключи. Обменявшись с ней еще несколькими непринужденными репликами, юноша поклонился и последовал вверх по лестнице в сопровождении Морганы, ушедшей в призрачную форму.
Ввалившись в свое временное убежище, Телемах доплелся до стоявшего у кровати кресла и тяжело опустился в него. Лишь теперь он осознал, как же смертельно он устал. Все тело налилось свинцом: теперь он не встал бы, даже если бы это было необходимо.
— Я волнуюсь за тебя. Почему бы тебе тоже не отдохнуть? — обратился алхимик к свой новоиспеченной Слуге, кивком указывая на кровать, которую он намеренно не стал занимать.
— Нет, я лучше осмотрюсь. Все же знания, данные мне, не абсолютны. Хочу изучить этот мир.
И опять Телемах не стал возражать. Может, не захотел, может, просто не посмел. Моргана была слишком независима, что ей мнение какого-то мальчишки?..
— Прошу тебя, будь осторожна. В таком случае, разбуди меня, пожалуйста, через несколько часов.
Нотиз с готовностью свернулся клубком на его плече, прижавшись покрытым мягкой шерсткой боком к его шее. Телемах едва заметно улыбнулся и бросил взгляд в дальний конец комнаты. Там, в тени ярко горели уголки глаз его верного волка-фамильяра, приготовившегося сторожить покой своего хозяина.
— Если что-то случится, зови меня, хорошо? Я примчусь так быстро, как только смогу.
И сказав это, Телемах закрыл глаза, тут же провалившись в безбрежный океан пустоты и блаженного забвения.

: Moment of Inner Peace

ГМ: Действие переносится в локацию "Гостиница Ничиюме. Комната 20"

+2

24

4 Августа
Время: 21.00—22.00

Бальдассаре - Реми Вагнер:
● Отправившись в Церковь, встречает Реми Вагнера. Небрежное отношение к экзекутору провоцирует агрессивную реакцию. Реми невольно раскрывает свою тайну, ему уже крайне сложно держать себя в руках. Он стал Мертвым Апостолом (вероятно на своем последнем задании).
● Из-за своей гордыни и самонадеянности Бальдассаре получает травму не совместимую с жизнью. Глава семьи де Анжелис решает самостоятельно убить Реми, но будет крайне удивлен, когда получит удар по туловищу, отсекший ему руку, от материализовавшегося Берсеркера (Кощей).

Бьянка - Бальдассаре - Реми - Кощей:
● Бьянка приходит к Церкви позже Бальдассаре, и застает последнего умирающим. В состоянии шока та сначала пытается "приладить" оторванную руку, не понимая, что магу осталось жить совсем недолго.
● Реми не сразу понимает, что случилось. Берсеркер ждет приказа, и готовится убить и гомункула.

Рин - Арчер - Бьянка - Всадник без головы - Реми Вагнер - Кощей - Бальдассаре:
● Рин с Арчером появляются у Церкви. Они обнаруживают умирающего Бальдассаре и его гомункула. Рин известно, кто этот маг. Она попытается узнать, что случилось.
● Реми в панике отдает приказ убить всех свидетелей. Ему становится страшно, что о нем станет известно.
● Бальдассаре хватая Рин за руку говорит, что та обязана известить Ассоциацию Магов и Святую Церковь о том, что Наблюдатель в этой Войне стал Мертвым Апостолом. А последними его словами будет: — Они в ней что-то изменили. При этом Бьянку он вообще будто не видел рядом.
● Кощея останавливает Всадник без головы. Помогает Арчер. Далее Всадник (в довольно истощенном состоянии) скрывается с гомункулом, оставив Рин и Арчера одних. Реми сбегает, отозвав Кощея.

0


Вы здесь » Fate/Splinters of Wishes » Архив игры » Церковь [Синто]