Вверх страницы
Вниз страницы

Fate/Splinters of Wishes

Объявление


Fate:Stay Night Fansite Рассылка Ролевой курьер Сайт о аниме Blood Plus - Кровь+ Сайт о аниме Code Geass - Код Гиасс


Третьи игровые сутки

Город Фуюки

• Дата: 5 Августа 2005г.
• Время: 00.00 - 07.00
• Облачно, дует легкий свежий ветерок, над всей частью города и его пригорода, пройдет кратковременный дождь; температура воздуха +16º

Погода на неделю




Приветствуем, случайно и не случайно заглянувших к нам на огонёк! Вы попали на ролевую игру по мотивам визуальной новеллы Fate/Stay Night. Наш проект постоянно растёт и развивается, и мы стараемся сделать игру еще более интересной и удобной (всё для вас). Fate/Splinters of Wishes идёт с 4-го апреля 2010 года, и странные события начинают раскрываться. Но, конечно, же не всё сразу, должна же быть интрига? Так вот, Вы проходите, не стесняйтесь, поосмотритесь тут, а если понравится, то милости просим в наш премилый коллектив.



В нашей Библиотеке открыта для чтения статья про демонов. Также были обновлены статьи про Грааль, Слуг и Ассоциацию магов и дополнен Глоссарий.

Мы вернулись. Живы. На реконструкции. Сюжет всё тот же. Кто остался, тот остался. Подробнее в новостях.







Гид по игре Fate/Splinters of Wishes

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Fate/Splinters of Wishes » Архив игры » Эдомая [Мияма]


Эдомая [Мияма]

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

Эдомая

http://storage2.static.itmages.ru/i/12/1226/h_1356551735_5117797_6c380758ad.jpeg

Закусочная в Мияме. Таяки стоят там всего 80 йен штучка, но с другой стороны, заведения в Верде могут похвастаться гораздо более обширным выбором еды. Тем не менее, очень популярна среди школьников, поскольку расположена относительно недалеко от школы Хомурабара.

0

2

Дата: 4 августа
Время: 10.35-11.50

Морской торговый порт

Чтобы добраться до закусочной, о которой ей поведала девица из гостиницы, Мицу в компании с Эйнаром потратила едва ли не час, хотя Яни все продолжала гундеть (очевидно уже успев позабыть, что на нее вообще-то обижены до глубины души), что если бы не топографический кретинизм Асагами, они бы добрались сюда в два раза быстрее.
Мицу вышагивала по улице, на которой должна была находиться закусочная, с мрачным видом пожевывая фильтр выпрошенной у Эйнара и даже зажженной для приличия сигареты. Чудо табачной продукции, покорно исполнявшее роль временного заменителя еды и утолителя голода одновременно, размеренно кочевало из одного уголка ротика Мицу в другой по мере хода ее раздумий.
Она уже давно успокоилась, а мрачный вид поддерживала скорее из природной вредности. На Яни грех было злиться; не будучи занятой спорами, перепалками и подколами, она была на редкость простодушна и, скорее всего, даже в мыслях не имела намерений обидеть подругу. Здесь скорее всего была виновата сама Асагами: ее грехи были тяжкими оковами, но ей следовало не прогибаться под их весом, а научиться с честью выдерживать его.
«Твоя душа достаточно настрадалась, Мицу… Создатель дарует тебе прощение и раскрывает пред тобой свои объятия, и я говорю это как несущая Его волю…»
Да. Именно эти слова Яни, произнесенные уже более двух лет назад, избавили ее от веса оков вины. Они не исчезли, нет, но теперь она, по крайней мере, не просыпалась каждую ночь от собственных рыданий.
Что ж, прогресс налицо.
А вот и закусочная. Мицу вдруг поняла, как же она все-таки голодна, раз даже от вида нарисованных на вывеске гамбургера и жареной картошки у нее потекли слюнки. Выплюнув в ближайшую урну основательно пожеванную сигарету, Мицу, потерла руки и, наконец, улыбнулась:
- Храни Создатель меня, любимую! – и вошла в закусочную.
Эдомая в принципе не превзошла и не обманула ожиданий Мицу. Этакая закусочная типа «фастфуд – всерьез и до гроба». Находясь неподалеку от местной школы, она не испытывала недостатка в клиентах, предлагая далеко не здоровую в большинстве своем, но вкусную и сытную пищу.
- Бееее, госпожа….
- Ну чем наш блистательный рыцарь опять недоволен? – закатила глаза Мицу.
- Это же отрава!
- Это вкусно. И питательно.
- Если не будете принимать еду как лекарство, госпожа, рано или поздно начнете принимать лекарство как еду, - менторским тоном проговорила Яни.
- Да ладно тебе! С моим-то образом жизни, лишние калории во мне даже не задержатся…
- Да тебе волю дай, ты целыми днями дрыхнуть будешь! – ахнул голос в ее голове.
- Ну ты…
Вновь вернувшись таким образом к привычным шутливым перепалкам с Яни, Мицу вместе с Эйнаром заказали себе еды. Асагами хватало наглости на то, чтобы обанкротить своего новоявленного покровителя, заказав все, на чем только остановится горящий жадный взгляд, но она смогла сдержать себя и взяла то, что уже видела на входе, плюс чашечку кофе. Все, правда, в двойном количестве, ну да ладно…
Когда маг тоже сделал заказ, они заняли столик в дальней части заведения. Посетителей в это время дня, да еще и в такую погоду, совсем не было, так они могли спокойно поговорить.
- О Создатель, пастырь наш всевидящий, благослови сей великолепный фастфуд, дабы наполнил он энергией и вдохнул новые силы в дочь твою верную… - пробормотала Мицу, закрыв глаза и коснувшись ладонью груди в районе сердца. Конечно, в данной обстановке эта литания звучала глупо, но девушка произнесла ее как никогда серьезно.
Мицу не верила в Бога, поскольку он не ответил на ее отчаянные молитвы в юности. Но она приняла Создателя, поскольку он дал ей Яни, Его дочь, несущую Его свет… Мицу готова была всецело посвятить себя Великому Творцу только лишь за то, что он взрастил столь прекрасную душу, как Яни.
Уплетая нарезанный палочками жареный картофель, Асагами уставилась на сидевшего напротив Эйнара. Парень своими недавними словами нисколько ее не удивил, поскольку это было вполне типично. В чем-то он был прав, поскольку для Мицу его слова действительно ничего не значили, хотя она и предполагала, что он искренне пытался ее приободрить. Но она не хотела, чтобы ее жалели и пытались поддержать, поскольку она не отвергала своего прошлого, не старалась спрятать его от самой себя, потому что понимала: ее старые грехи – ее наказание, которое определил не Создатель, нет… она сама так решила.
Она понимала, что Эйнар не заслуживает столь грубого отношения, поэтому постаралась улыбнуться как можно более благожелательно:
- Уж прости, босс, но я тоже так воспитана: никому не доверяю. Хотя нет… Один сейчас, даже если захочет, ничего не сможет мне сделать; вторая вообще не знает, что значит «предавать», а третья не захочет этого, поскольку в этом случае я устрою ей сладкую жизнь, да, Яни?
- Застращала…
- В общем, без обид, босс, но сейчас, как говорится, за исключением вышеперечисленных, я доверяю лишь двоим: один – это я, второй – это не ты, - Мицу хихикнула и, аккуратно взяв чашку, подула на горячий кофе. - Но я все же расскажу тебе, как я опустилась до жизни такой. Может, в итоге мы и добьемся взаимопонимания.
И Асагами вкратце рассказала Эйнару о своей жизни в Организации, умолчав о своей кошмарной юности и некоторых прочих вещах, касавшихся ее и Акаги. Рассказала, как она взяла под опеку одержимую демоном девочку, маленького звереныша, которая в итоге стала ей дороже всего на свете. Как со временем они привязались другу к другу, вплоть до любви, как между старшей и младшей сестрой, матерью и дочерью… Как однажды ночью Акаги покинула Организацию, а 56 Охотников встретило ужасный конец. 32 убила сама Акаги, а остальные погибли от руки самой Асагами, взбешенной тем, что Организация, идеалы которой она чтила, посмела совершить такое с ее дочуркой… Далее два года поисков в Нагое, свежий след, на который ее навела падшая отступница из одного из охотничьих кланов – и вот она здесь, в Фуюки.
- Ладно, для начала: теперь Яни будет всегда «подсоединена» к тебе, - продолжила, как ни в чем не бывало, Мицу принявшись за втроую порцию картофеля. – Это, конечно, не телепатия, но даже на некотором расстоянии ты сможешь с ней разговаривать.
- Да, госпожа… И господин Эйнар, мне стыдно просить об этом, но впредь, если вы случайно услышите некоторые подробности нашей с Мицу интимной жизни, попрошу их игнорировать… Ведь так, Мицу?
- Мне как-то пофигу, - легкомысленно отозвалась Асагами, с наслаждением жуя гамбургер.
- Чтоб тебя, госпожа…
- Кстати, - Мицу с интересом уставилась на Эйнара. – Если оставить в стороне нас, двух извращенок, сам-то ты что здесь делаешь? Почему тебе вдруг понадобилась защита? И на кой тебе, наконец, тот камешек из порта?

Отредактировано Asagami Mitsu (20.01.2012 02:11)

+3

3

Дата: 4 августа
Время: 10.35-12.00

Путешествие оказалось не столь долгим. По пути в закусочную, Эйнар не проронил ни слова. Впрочем, он всегда, чуть была возможность, уходил в себя. Может, это и было не самой хорошей чертой, но данное состояние давало возможность хорошо обдумать все имеющиеся известные переменные, затем подставить в уравнение и решить его. Сейчас как раз не доставало переменных для решения текущего. Фактически информация, которой располагал эрил, была крайне мала и спутана и не давала даже малейшего представления о ситуации. Но Эйнар знал одно, и эта мысль прочно засела в его голове, Акаги не просто пропала, а её похоже нет в этом городе. Камень, который подобрал эрил, говорил ему об этом. Руна Беркано имела поисковую специализацию, раньше она не раз выручала эрила. Но теперь… камень был холоден. Говорить об этом Мицу он не стал, ввиду того, что сейчас это ещё ни о чём не говорило, но в сознании мага, промелькнула дурацкая мысль, о том, что за всем этим кроется что-то совершенно иное и раньше ему встречаться с подобным явлением не приходилось.

Мысли так и не дали заметить Эйнару, что они немного заплутали. Пришёл в себя эрил, только когда вошёл в тёплую и уютную забегаловку, где не было место ветру и прочим пакостям погоды. Сев за столик эрил долго изучал меню, но чем хороши маленькие забегаловки, выбирать, долго не пришлось. Хотя чего выбирать, читать иероглифы Эйнар не умел, так что выбор остановил на штуке, похожей на стэйк и кружечке горячего какао. После небольшого ожидания приготовления пищи и её подачи, принялся слушать ответы на свои вопросы.

Рассказ Мицу не особо удивил эрила. Он уже ожидал, что-то в этом духе. У каждого своя жизнь и лезть в неё было не лучшей идеей. Но хоть что-то знать о человеке, который на тебя работает все, же нужно. Помощь Мицу сулила очень неплохие перспективы в плане сбора информации, да и тем более помочь человеку тоже не плохо.
Доверие… Да действительно говорить про него ещё рано, но Эйнар должен был убедиться в том, что ему не всадят нож в спину. Хотя самому эрилу скрывать было нечего и на долгожданные вопросы, Мицу, он не задумываясь, ответил:
-  Хм… с чего же начать…  Я тут просто ради интереса, ну вот знаешь у человека, есть любимые занятия, вот скажем изучение и поиск всего необычного и есть моё любимое занятие. Вообщем-то защита мне нужна постольку поскольку, как впрочем, ты уже убедилась, что в этом городе творится невесть что. Мне скорее нужен помощник, нежели телохранитель. Ты помогаешь мне, а я тебе. Тем более по поводу Акаги и её одержимости, я думаю, мой старик может чего посоветует. А там глядишь, и получится её освободить от этого демона. Впрочем, это будет потом, сейчас нам следует для начала найти её. Чем я думаю, мы и займёмся в ближайшее время.

Эйнар не отличался хорошим этикетом за обеденным столом, так что, простецки нанизав кусок мяса на вилку, принялся осторожно откусывать маленькие кусочки. Прожевав, Эйнар продолжил:
- Теперь по поводу «подсоединения»… Я думаю, не стоит. Просто мне не по себе, когда мои мысли может читать кто-то другой. Так что госпожа Янивильшелесса без обид, ангел хранитель в моей голове звучать не должен, но если случится что-то серьёзное, то без проблем лезь ко мне в сознание. Это не то, что я задумал что-то нехорошее, а просто объясняется моей  памятью, я могу запомнить много информации за раз, и потом без проблем её воспроизвести, но если я буду думать без чьего либо вмешательства.
Ещё несколько минут молчания и с мясом было покончено. Попивая какао, Эрил вновь продолжил:
- И наконец, про камень, с его помощью я и собираюсь искать Акаги. Не буду вдаваться в подробности и скучные лекции о магии, скажу проще, руна на нём даст мне знать, если она будет рядом. Только и всего.
Ответив, вроде на все вопросы, Эйнар допил какао и отправился покурить на улицу. Тем более нужно было подумать, куда идти дальше. Вытащив из кармана джинс зажигалку, щёлкнув её крышечкой, зажёг огонь и прикурил. Оглядывая улицу и снующий туда сюда народ Эйнар просто любовался видами этого города.

+2

4

В закусочной довольно громко о чем-то «рассказывал» небольшой телевизор, он «поведал» посетителям о произошедшем в городе, заострив внимание на отеле Дай Ичи, и о легендах, которыми обросло это происшествие. Эти легенды даже были озвучены, люди выдвигали какие-то невероятные гипотезы о том, что отель стоял в мистическом месте, или какой-то геопатогенной зоне, об экспериментах инопланетян, и о прочих сверхъестественных вещах. Из колонок потом слышалось и официальная версия:«...Получено подтверждение о том, что в городе произошли именно террористические акты. В связи с этим, полицией были приняты меры - усиленны патрули в городе. Началось расследование, но пока, ни одна из террористических группировок не взяла на себя ответственность за произошедшее.
В связи с этим, полиция просит людей по возможности реже пользоваться общественным транспортом, и свести к возможному минимуму посещение общественных мест, и мест с большим скоплением людей. Так же, будьте внимательны! Обращайте внимание на поведение окружающих, и наличие бесхозных и несоответствующих обстановке предметов и вещей.»
А потом, дикторша сказала о дне траура, и что-то еще о погибших. Какие-то имена и фамилии, на которых хозяин Эдомаи убавил звук, нет, не потому, что ему было всё равно, просто все эти события были слишком тяжелые, чтобы так часто их слушать.

0

5

Дата: 4 августа
Время: 12.00-12.20

- Ааааа..! – протянула Мицу тоном неуча, перед которым столбиком сложили два и два. – Так ты из этих… - девушка покрутила кистью у виска, словно закручивая невидимую лампочку, - вольных магов, да?
- Мицу, я поражаюсь тому, как ненавязчиво ты хамишь… 
- Ну что опять не так-то, а?! Я опять что-то не то сказала?
- Она даже и не замечает…, - вздохнула Яни. – Господин Эйнар не из «этих», а, скорее, просто исследователь с достаточно обширной областью интересов.
- Да это те же яйца, вид сбоку… Его все равно это не спасает, я все равно ему не доверяю.
Каким бы невинным и безобидным не казался Эйнар, преисполненной подозрений Мицу он все равно не внушал доверия, как бы она не старалась заставлять себя думать об обратном. Тем не менее, она решила до поры до времени верить его словам и по возможности держаться рядом с ним. В этом случае она могла в любой момент разделаться с ним, если он вдруг задумает что-то неладное.  Мицу не питала себя иллюзиями по поводу своего всемогущества, но вполне справедливо могла заявить, что ее Каменная Длань настигнет его грудную клетку быстрее, чем заклинание слетит с его губ.
Хотя Асагами надеялась, что ее подозрения все же напрасны. Эйнар создавал впечатление довольно неплохого парня. Если, конечно, закрыть глаза на то, что он маг…
Слова Эйнара о камушке, однако, заинтересовали ее.  Она мало знала о такого рода магии… нет, она вообще мало знала о магии, однако слова Эйнара о том, что этот невзрачный камушек может помочь отыскать ее девочку, значительно облегчили камень на ее душе. Мицу пыталась не выдавать обуревавшее ее беспокойство, стараясь укрыться за ширмой легкомысленности и несерьзности…
…Однако она не знала, сколько еще сможет продержаться. Едва она подумала об этом, как на глаза стали наворачиваться предательские слезы. Асагами поспешила вытереть глаза рукавом плаща, от всей души понадеявшись, что маг этого не заметил.
- Госпожа Мицу, это же здорово! – поспешила отвлечь подругу от невеселых мыслей Яни. – Это же прямо, как этот… польский волшебный волчок!
- Русский волшебный клубок, двоечница, - пробормотала Мицу и улыбнулась, давая понять, что попытка Яни увенчалась успехом. – Вынуждена признать, босс, что ты поднялся в моих глазах. Далеко не каждый согласился бы мне помочь, особенно после всего услышанного… Конечно, не исключено, что у тебя на уме какой-нибудь злобный план, но, как бы то ни было, я благодарна тебе.
Сказав это, Мицу уткнулась в свою чашку с кофе, вдруг почувствовав смущение. Хехе, сколько же лет прошло с тех пор, как она в последний раз говорила что-то подобное? Решив не задумываться об этом, Асагами начала мелкими глотками попивать кофе, вполуха слушая новости, которые вещала дикторша в стоящем у прилавка телевизоре. Эйнар же, быстро прикончив свой заказ, отправился на улицу покурить. Мицу уже хотела пойти следом, как любой уважающий себя телохранитель, но махнула рукой, справедливо рассудив, что вряд ли кто нападет на него прямо пеед кафешкой, и сосредоточилась на свой кружке.
- Мицу.
- Мм.
- Ты слышала это? О происшествии в отеле?
- Мм.
- Создатель милосердный!.. Да вынь ты нос из кружки, наконец!
- Да слышала я… И что? Мы-то к этому с какого боку пристройка? – скучающим тоном протянула Мицу, подперев щеку кулачком.
- Тебе и для такого объяснения нужны?..
- Да, желательно подробно и с самого начала.
- Хорошо, что ж, в начале было слово…
- …И сказал великий герой Гильгамеш «Поехали!», и завозбухало все Междуречье… - прервала ее Мицу. – Слушай, я не пойму, кто над кем из нас пытается издеваться? Отмотай начало объяснений на несколько тысяч лет вперед, сделай милость.
- Ээээ… - неуверенно протянула Яни, явно ошарашенная словами подруги. – Ну, судя по всему, велика вероятность того, что причиной случившегося в отеле могла стать еще одна аномалия. Понимаешь? Если это так, то нам следует тщательно исследовать это место. Возможно, так мы сможем понять суть этих аномалий и, следовательно, то, как и куда исчезла Акаги. Довольно простая логика, да?
- Нет, - честно ответила Мицу, ибо на сытый желудок думать не хотелось вовсе. Залпом допив свой кофе, Асагами встала из-за столика и томно потянулась. – Ладно, вменяемого плана действий у нас все равно нет, можно и заглянуть туда, наверное. В любом случае, пора уходить, - и сказав это, Мицу порылась в карманах и, чуть не плача, выскребла свои последние деньги, и бросила их на стол. После чего вышла на улицу и, приблизившись к Эйнару, вместе с Яни принялась озвучивать ему свое предложение.

Отредактировано Asagami Mitsu (13.02.2012 10:30)

+2

6

Дата: 4 августа
Время: 12.20- 12.30



Всего, что происходило внутри, а именно новостей, эрил не слышал. Просто стоять и наблюдать за людьми, было гораздо интересней. Да и подумать над некоторыми более приземлёнными вещами, нежели поиски и аномалии, стоило. Сигаретный дым сдувало ветром прямо в глаза Эйнару, так что они в одно мгновение заслезились. Развернувшись спиной к ветру, эрил продолжал свои несложные действия по отравлению собственного организма.
Мысли, которые сейчас были в голове эрила, фактически ввели его в состояние глубокой задумчивости. Даже не мысли, а одна, которая не давала покоя: как же объяснить появление девушки в доме его матери. Адзуми конечно против не будет, но доставлять неудобство все, же не хотелось. Она была хорошей матерью, но из-за некоторых семейных проблем ей мало приходилось становиться ею. Почему они не стали жить вместе? Для Эйнара этот вопрос до сих пор оставался непонятным. На вопросы маленького Эйнара не находилось ответов, старик всячески переводил разговор в другой русло, а мать в своих редких встречах с сыном просто замолкала, отводила взгляд в сторону и несколько минут молчала, а потом как ни в чём не бывало, продолжала разговор.
Поняв, что его мысли вновь унеслись не в ту степь, эрил просто грустно улыбнулся сам себе. Одна мысль о том, что же произошло когда-то давно, портила ему настроение. Так получилось и прошлого не вернуть. На этом Эрил решил закончить ворошить свой краткий экскурс в прошлое и стал придумывать оправдание присутствия Мицу. Хотя нормальных идей у него всё равно не нашлось, так что будет место и время и оправдания найдутся.
Только закончив свои умственные процедуры, как из забегаловки вышла Мицу и рассказала об услышанной информации по телевизору. Эйнару показалось интересным предложение отправить и поискать приключений на свою задницу.
- Ну что ж вперёд за приключениями!
С этими словами Эйнар направился к ближайшему клерку спешащему по своим делам, для того чтобы узнать дорогу. Получив подробную инструкцию он помахал Мицу, чтобы она следовала за ним.

Дай Ичи Отель

0

7

Дата: 4 августа
Время: 17.00- 17.30

Улицы Миямы

Вывеска «Эдомая» и соседствующие с ней макеты представителей вкусной, но далеко не самой здоровой пищи выплыли из-за крон деревьев, стоило лишь погруженной в раздумья Акаги повернуть за угол и, остановившись, поднять взгляд от земли. На доносившиеся из забегаловки запахи своенравный желудок девочки отозвался жалобным урчанием, настойчиво требуя наполнить его чем-нибудь незамедлительно.

Акаги огляделась, но поблизости не оказалось никаких прохожих, да и в самой Эдомае сидело от силы два-три посетителя. Девочка прищурила преисполненный подозрений взгляд и покачала головой. Видимо, та девица из бара не лукавила, когда говорила про творившиеся в городе происшествия. Над районом повисла незримая пелена гнетущего напряжения и страха, и чуткие к подобному инстинкты девочки это отчетливо ощущали.
- Добро пожаловать! – жизнерадостно, но немного натянуто поприветствовал ее парень, стоявший за кассой. Взгляд Акаги быстро стер улыбку с его лица, а когда девочка подошла к нему с явным намерением сделать заказ  (и еще несколько противоестественных биологической жизни вещей, если хоть что-то в обслуживании ей не понравится), парень нервно заозирался, словно ища поддержки в практически пустом заведении. Акаги, конечно, не планировала заниматься членовредительством, благо демон полностью усмирен на какое-то время и не отравлял ее чрезмерной жаждой крови, однако выверенные до предельной точности и безотказности аура присутствия, внешность, взгляд и ухмылка все равно вгоняли обычных обывателей в ступор. И это, честно говоря, основательно забавило весьма далекую от доброты нравов и помыслов Акаги.

Задумчиво постучав острым ноготком указательного пальца по нижней губе, девочка на несколько мгновений остановила на тихо паникующем работнике общепита взгляд мясника, примеривающегося к свежей туше и раздумывавшего, где слегка надрезать, а где рубануть изо всех сил. Сполна насладившись богатой мимикой и бегающими глазками парня, Акаги, наконец, вымолвила:
- Шесть гамбургеров.
- Это все? – с опаской поинтересовался парень, за что и был награжден кровожадной улыбкой (на которой никак не отобразилось старание Акаги сделать ее хоть чуточку нейтральней).
- Алкоголь есть?
Что-то ее сегодня тянет на алкоголь. Разум бывшей Охотницы, борясь с опьянением, на удивление хорошо начинал работать. Главное не пристраститься.
- А восемнадцать есть?
В ответном молчании девочки явственно прослеживался образ парня со сломанной шеей, однако, похоже, перспектива пары сломанных позвонков пугала его гораздо меньше, чем увольнение за несоблюдение правил. Проявляя чудеса геройства, парень сложил руки на груди и покачал головой. У девочки возникло стойкое чувство дежа вю. Если он ей еще поработать здесь предложит, она просто расхохочется во весь голос над абсурдностью происходящего.
- И ты туда же… - с досадой прошипела Акаги и, задумчиво покусав заостренными зубками нижнюю губу, недовольно вымолвила:
- Тогда кофе, что б тебя…

Акаги довольно ухмыльнулась, когда ее заказ был выполнен в предельно короткие сроки, свидетельствовавшие о том, что за прилавком – да и в обозримом пространстве - ее видеть, мягко говоря, не горели желанием. Судя по дерганым движениям и дрожащим рукам, парень по уши увяз в ее ауре присутствия и, вдобавок, теперь еще и захлебывался в накатывающих волнах безумия, которые были ему карой за то, что он невольно посмотрел девочке в глаза.

Взяв поднос с гамбургерами и чашкой кофе, Акаги опытным, ничего не упускающим взглядом окинула помещение забегаловки. Расчетливый ум убийцы моментально нашел несколько путей отступления, укрытия, направления возможного нападения и все то, что в том или ином виде могло сойти за оружие, поскольку демон своим вызывающим поведением и последующим наказанием лишил ее возможности манифестировать любимые когти.

Девочка приметила безобидного старика, сидевшего за самым дальним столиком, мирно пьющего чай и читающего газету. Глаз Акаги зацепился за несколько кричащих заголовков на первой странице. Дабы разглядеть их, девочка направила свои ноги прямо к старику. Сидевший внутри нее хищник, насладившись издевательствами над парнем, внял команде «сидеть» и послушно отошел в тень: подавляющая аура, крайне эффективная против обычных людей, снизошла до допустимых пределов, а вихрящееся в ярко-красной радужке глаз безумие потускнело и утихомирилось, отчего те приняли более-менее человеческий вид.

Умение держать себя в руках – одно из главных орудий совершенного убийцы, и Акаги невольно гордилась собой, начиная потихоньку постигать это искусство.
- Могу я к Вам подсесть? – бесцветным тоном поинтересовалась у старика Акаги. На ее лице не дрогнул ни один мускул. Как говорится, не умеешь улыбаться – не улыбайся вообще. Из-за газеты появилось испещренное морщинами лицо, после чего старик, удивленно посмотрев поверх очков на стоявшую перед ним траурным изваянием с подносом наперевес Акаги, произнес:
- Присаживайтесь, буду рад компании столь прелестной особы.
Понаблюдав, как девочка ставит поднос на стол и неторопливо устраивается напротив него, старик едва заметно пожал плечами и вернулся к созерцанию газетных статей. Акаги взяла один из гамбургеров и, мрачно работая челюстями, принялась изучать заголовки на первой странице.

Странные происшествия в порту, с человеческими жертвами, которые, как смутно помнила Акаги, были делом ее когтей. Резня в отеле, полиция в тупике, подробности неизвестны. Пожар на станции Фуюки, возникший днем ранее, наконец-то сошел на нет. И еще несколько прочих, но не таких значимых событий, которые вполне попадали под категорию «странности». Прожевав очередную порцию гамбургера, Акаги негромко вздохнула:
- В городе и впрямь весело.
- Не иронизируйте, юная леди, - отозвался старик, услышав ее комментарий. – Фуюки погряз в пугающих происшествиях. Мало нам этого, так еще повсюду можно заметить странных людей …
- Странных людей? – переспросила Акаги, невольно подавшись вперед.
- Да, по ним не скажешь, что они местные, - кивнул старик. – Я бы предположил, что они террористы, ответственные за все это, но, наверное, не стоит сыпать поспешными обвинениями. Странное дело, в Фуюки всегда было спокойно, но в последние дни  на нем словно злой рок... Вот было время, когда…

Старик принялся бормотать что-то себе под нос, но Акаги уже перестала его слушать и погрузилась в размышления. Происшествия в городе ее абсолютно не заботили, чего нельзя сказать о тех подозрительных личностях. Они могли быть кем угодно: Слугами, Мастерами, членами организаций… В любом случае девочке следует не спускать с них глаз, оставаясь по возможности незаметной для них. Отсюда вытекала возможная тактика ведения Войны, которая, по мнению Акаги, была наиболее заманчивой. Многие Мастера наверняка предпочтут оставаться в тени, но найдутся и те, кто не станет отсиживаться в безопасности. Их-то и стоит выслеживать в первую очередь. Такие кадры рано или поздно найдут себе противника, а Акаги после останется лишь добить того, кто выживет в итоге. Магический потенциал Акаги не настолько высок, чтобы ее присутствие можно было почувствовать издалека, а Локи с его аурой Слуги было вовсе невозможно заметить. Хотя бы потому, что он сейчас шлялся неизвестно где.

В рекордные сроки прикончив гамбургеры, Акаги поднялась из-за стола и направилась в местную уборную. Там, удовлетворив свои природные потребности, которые уже довольно длительное время требовали внимания к себе, девочка умылась и привела свою одежду в относительный порядок, поскольку злоключения в Англии основательно ее потрепали.

Вернувшись за столик, Акаги извлекла из сумки остатки шоколадки, половину которой она прикончила еще в лесу близ Камелота, и принялась неторопливо попивать горьковатый кофе из кружки. Мысли о Войне были не единственными, что сейчас роились в ее голове. Секреты, которые скрывала она сама, заботили ее ничуть не меньше, к сожалению, все то немногое, что было ей известно, она уже обмозговала за сегодня не по одному разу, поэтому девочка вновь взялась за клубок, распутать который она пока была не в состоянии.

Занятая размышлениями, Акаги потянула за серебряную цепочку, и из-под ее рубашки показался Стрегум. Девочка принялась вертеть его в пальцах, невольно наслаждаясь простотой и изяществом его формы. За все то время с тех пор, как она получила его в подарок от наставницы, девочка ни разу не приглядывалась к медальону, считая его обычной безделушкой и нося его только в качестве памятной вещицы.

Вдруг чуткие пальцы Акаги замерли, нащупав на грани Стрегума едва заметную выемку не толще ногтя. Девочка задумчиво поскребла ногтем висок и слегка надавила на нее. Амулет раскрылся, и изнутри на нее уставилась побитая временем фотография. Она сразу же узнала застывших на картинке людей. Вот отец Юрине, ее мать, брат и сестра… А вот и сама Юрине, и еще одна…

«СТОП! Что?! Две Юрине?!!»

Ножки стола оглушительно проскрежетали по полу, когда Акаги резко вскочила на ноги, пораженная увиденным. Старик дернулся и изумленно воззрился на нее, но под нос ему тут же ткнулся амулет с фотографией внутри.
- Видите их?! Вы их видите?!
Старик открыл было рот, чтобы ответить, но содрогнулся встретившись глазами с обезумевшим взглядом Акаги. К его чести он быстро взял себя в руки и, поправив очки и приглядевшись к фотографии, вымолвил:
- Отчетливо вижу, старость меня пока еще не настолько сильно подкосила. Счастливая такая семья, а близняшки просто очаровательные…
Все силы за одно мгновение предательски покинули Акаги, и она медленно стекла обратно на свой стул. Горящие нездоровым огнем глаза недоверчиво метались по лицам на фотографии. Этого просто не может быть! Однако, доказательство перед ней было неоспоримо. Девочка лет шести, в белом кимоно и с коротко стрижеными темными волосами радостно улыбалась в объектив камеры, а за ее плечом стояла еще одна, точная ее копия, нервно прижимаясь к своей сестре, словно чувствуя себя неуютно перед камерой.
   
«Кто же ты такая?..»

Неприятные размышления вновь навалились на Акаги. И под их гнетом ее плечи невольно поникли.

+2

8

Акаги, Мицу - общий пост

Дата: 4 августа
Время: 17.45- 18.00

Лепестки цветущей умэ лениво парили в лучах уже закатывавшегося за горы солнца, мягко ложась на каменную дорожку внутреннего двора. Пройдет еще несколько дней, и слива полностью отцветет, однако эстафету перехватит возвышающаяся над ней сакура, сменит свою «сестру» и станет главной актрисой на весенней сцене природы.
Ханами умэ был в самом разгаре, но в окрестностях деревьев умэ было не так много, поэтому обитатели поместья и близлежащие деревни, входившие в состав клана, с нетерпением ждали начала цветения сакуры, целая роща которой росла у подножия горы. Через несколько дней там соберется множество семей, чтобы насладиться цветением, отдохнуть и провести время без забот.

Росшие же здесь умэ и сакура были отдельной отрадой для обитателей поместья.

Во дворе играло множество детворы. Мальчики большей частью бегали по округе с деревянными палками и шумели, девочки же были увлечены более спокойными играми: кто-то возился с тэмари, кто-то играл в прятки. Старших отпрысков семейств видно не было – большая их часть была занята упорными тренировками и многочасовыми медитациями; взрослых тоже поблизости не наблюдалось, поскольку все удалились в находившийся на холме на территории поместья храм, откуда ветер доносил звуки синтоистской музыки и песнопений. Поэтому во дворе играли лишь дети в возрасте от трех до шести лет.

Единственным исключением были сидевшие на лавочке под сакурой женщина в белом кимоно с аккуратными привлекательными чертами лица и длинными иссиня-черными волосами и девушка, которая была ее точной – только более молодой – копией, в школьной форме… и растрепанными, абсолютно седыми волосами.
Они о чем-то беседовали. Плавный умиротворяющий звук голоса женщины органично сплетался с энергичным говором школьницы. Девушка увлеченно жестикулировала, рассказывая явно о чем-то интересном, женщина же слушала ее с отстраненной улыбкой, изредка вставляя пару словечек.

К ним подбежала запыхавшаяся девочка лет пяти в красном кимоно с изображенными на нем черными бабочками.
— Мама! Ты не видела, куда спряталась Юрине?
— Что ты, Юрико, — улыбнувшись, произнесла женщина, - это нечестно с твоей стороны. Ты должна сама ее найти.
— Я уже в третий раз вожу! — обиженно взмахнула Юрико рукавами кимоно. — Она все время прячется так, что я не могу ее найти!
Хихикнув, девушка с седыми волосами ткнула пальцем себе за спину в сторону неприметного куста, росшего у стены, окружающей поместье.
— Вон там поищи.
— Тетя Кириха! — раздался возмущенный крик, и из-за куста показалась еще одна девочка, как две капли воды похожая на Юрико, в точно таком же кимоно. В ее темных волосах виднелись запутавшиеся веточки и листья.
— Я тебя нашла, Юрине! Ты водишь! — воскликнула Юрико, ткнув в свою сестру пальцем. Та посчитала нужным надуться.
— Неа! Это было не по правилам.
Не успела Юрико и рта раскрыть, как Кириха с хищным блеском в глазах схватила девочку и, затащив к себе на колени, принялась ее тискать. Юрико заливалась смехом и извивалась, словно змея, но это лишь еще сильнее раззадоривало кровожадную школьницу.
— Ну хватит, Кириха, — укоризненно нахмурилась женщина. — У нее же опять будут живот болеть.
— Помилуй, Куреха, — проворковала Кириха, без устали работая пальцами, — как можно оторваться от такой симпатяшки?
Загребущая рука девушки потянулась к подошедшей Юрине. Та взвизгнула и спряталась за спину матери.

Через пару минут семейство вернулось к более спокойному вечернему времяпровождению: Юрико, что-то мурлыча себе под нос, сидела на коленях Кирихи, которая, запрокинув голову, отстраненно глядела в уже начавшие темнеть небеса, а Юрине пристроилась рядом с матерью, которая расчесывала гребнем ее длинные, блестящие в лучах заходящего солнца, черные волосы, выбирая из них в процессе запутавшиеся веточки кустарника.
— Тетя Кириха? — подала голос Юрико. Кириха оторвалась от созерцания небес и посмотрела на сидящую на ее коленях племянницу.
— Мм?
— А почему ты и мама не с остальными взрослыми?
— Кто-то же должен за вами, шалопаями, приглядывать, — Кириха щелкнула Юрико по носу, и та звонко чихнула.
— У Кирихи… особый статус, поэтому подобные мероприятия проходят у нее в другое время. Я же Цукимори, — добавила Куреха. — Мне как отступнице запрещено присутствовать в храме.
— Цукимори? — спросила Юрине.
— Что такое отступница? — в тон ей поинтересовалась Юрико.
Куреха и Кириха переглянулись. Через секунду вторая махнула рукой, мол, сама объясняй. Женщина вздохнула.
— Видите ли, девочки, отступники это те…. э-э… кто пошел против семьи и ее заветов. Цукимори – клан, в котором я родилась. Они пошли против идеалов Организации и были изгнаны из ее состава.
— Цукимори были клевыми, — влезла Кириха.
— Да? — в унисон заинтересованно протянули девочки.
— У каждого живого существа есть своя мелодия души. У нее нет нот, нет звучания, но ее можно услышать. В этом заключалась способность жриц Цукимори. Они также были единственными, кто мог воспроизводить ее на музыкальных инструментах. Все мелодии души в силу единения с одной природой  имеют схожий ритм и различаются лишь деталями, порой практически неуловимыми. Но таких различий – бессчетное множество. Человек, чью мелодию души исполняют Цукимори, впадает в транс. А когда людей много… Игра становится воистину непостижимой. Все мелодии души сплетаются воедино… незабываемое зрелище.
Куреха замолкла, похоже, на какое-то время окунувшись в воспоминания. Кириха, заметив озадаченные лица племянниц, решила продолжить:
— Ваш отец из клана Асоги женился на вашей маме, когда ей было семнадцать, и забрал ее вместе с родителями незадолго до падения клана Цукимори. Вскоре после этого Асоги стали частью клана Амакура. Я, вы, ваши брат и сестра – все мы родились уже Амакурами, но в нас по-прежнему течет кровь Цукимори.
— Это значит, что мы тоже можем слышать мелодии? — возбужденно воскликнула Юрине.
— Я, может быть, даже научу вас этому, — кивнув, улыбнулась Куреха.
— Ураа!
— А кровь Амакура в нас будет? — спросила Юрико. Улыбка вмиг слетела с лица матери. Кириха в лице не изменилась, лишь мертвенно побледнела, за одно мгновение став похожей на седую онрё. 
— Надеюсь, до этого не дойдет, — твердым голосом произнесла Кириха, однако, в ее глазах можно было прочесть другой ответ.
Лицо их матери явно говорило о том, что вопрос «Почему?» она не потерпит, поэтому девочки замолчали, однако и без дальнейших расспросов объем полученной информации едва умещался в их детских умах, о чем они не преминули сообщить.
— Голова заболела, — одновременно хныкнули Юрико и Юрине. Их старшие собеседники облегченно рассмеялись, радуясь, что скользкой темы удалось избежать.

Весенний вечер вновь вернулся на свои безмятежные рельсы, однако спокойствие продлилось недолго, потому что Юрине спросила:
— Мам, а можно нам поиграть вон там?
Палец девочки указал в отдаленную безлюдную часть двора, где стояло одинокое строение – небольшое обветшалое святилище.
— Нет, — покачала головой Куреха.
Юрико не могла отвести от святилища глаз. Оно вызывало в душе какое-то странное чувство. Не зловещее, нет, просто какое-то… чуждое, незнакомое. Неприятное.
— Почему? Что там? — продолжала допытываться Юрине.
— Надеюсь, до этого не дойдет… — видимо, даже не услышав вопросов дочери, шепотом повторила Куреха слова своей младшей сестры. По ее щеке скатилась одинокая слезинка.

***

Язык утонул в теплой солоноватой жидкости. Акаги, тяжело дыша, открыла глаза и невольно поморщилась, потрогав кончиком языка распухшую нижнюю губу. Та была прокушена насквозь.
Обезумевший взгляд девочки метнулся к фотографии в медальоне, который она по-прежнему сжимала в руке. Оттуда на нее взирали близняшки, будто смеясь над ее растерянностью. От одного лишь взгляда на них Акаги пробила нестерпимая дрожь, унять которую ей никак не удавалось.
Юрине… и Юрико. Мгновения минувшего, которые пробудила в закоулках ее дремлющего разума обычная фотография, вызвали в душе Акаги совершенно непривычное для нее смятение. Она вспомнила часть родного поместья, вспомнила настоящее лицо матери Юрине… ее матери… И эта Кириха, которая показалась девочке смутно знакомой. Неужели они встречались раньше, уже после того, как Акаги очернила себя демоном? Девочка не могла похвастаться хорошей памятью на лица, поэтому данный вопрос пока оставался без ответа. Но даже в воспоминаниях, сидя на ее коленях, Акаги – Юрико – отчетливо могла чувствовать, как от девушки веяло чем-то… нечеловеческим.
Однако не это сейчас беспокоило Акаги.
«Я точно знаю, что отделилась от души Юрине.Мы с ней были одним целым…»

«Но было ли оно так раньше?»

От непривычных эмоций, которые начали захлестывать ее с головой, девочка начала тихо паниковать.
— Деточка, у тебя все в порядке? — послышался участливый голос. Акаги подняла взгляд и увидела, что сидевший напротив нее старик протягивал ей салфетку. Спустя пару секунд он придвинул к ней свою чашку с чаем, явно заметив, что Акаги нещадно трясло.
— Не мешай, старик, я рефлексирую, — буркнула Акаги, взяла протянутую салфетку и приложила ее к кровоточащей губе. Салфетки явно было мало, потому что несколько капель все-таки запятнало столешницу. Тем временем девочка задумалась о не самых приятных вещах. Старик явно видел слишком многое, пока Акаги блуждала в дебрях воспоминаний. Как минимум, ее заостренные зубы не ускользнули от его внимания. Пока бывшая Охотница думала, заминать ли этот инцидент или же просто избавиться от старика чуть позже, тот, словно прочитав ее мысли, рассмеялся, после чего, прокашлявшись, произнес:
— Не суетись так, деточка. Мне уже за восемьдесят, я участвовал во второй мировой войне и повидал там много всяких ужасов. Такая же странная девочка, как ты – которая, кстати, совсем не вызывает плохих представлений – меня совсем не тревожит.
Акаги немного успокоилась. Старик явно не такой простой, каким кажется. Он ей даже начал немного нравиться.

Тем временем дверь отворилась, и в кафе вошел еще один посетитель. Акаги поначалу не придала этому никакого значения, но когда взгляд ее случайно наткнулся на женщину, которая стояла у кассы и разговаривала со стоявшим за стойкой парнем, внутри нее что-то резко оборвалось, и сердце в один миг похолодело. Инстинкты забили набат, и, казалось, будь у них голос, уже вовсю вопили бы: «Это враг! Враг! Беги! Или убей!!».

Акаги оцепенела. Впервые за много лет в ее душе зашевелился самый настоящий страх.

Ужас.

Она знала много противников, с которыми ей было не совладать, но все они – даже БладенФист – вызывали у нее лишь ярость, ненависть и презрение.
Но только не эта женщина.
Акаги поняла, что у нее не получится даже сбежать, если она ничего не предпримет. Решение, пусть и не самое оригинальное, нашлось быстро.
— Советую тебе убраться отсюда, старик, пока не поздно, — испуганной змеей прошипела Акаги, заведя руку за спину, под плащ.
— Почему…? — начал было старик, но смолк, когда рука девочки бесшумно извлекла из спрятанных на спине ножен боевой кинжал и так же беззвучно положила его на стол. Спустя секунду старик поспешно свернул газету, встал и заковылял к выходу.

***

— Здрассте-здрассте! Есть, чем охладить бурную головушку?
Парень с подозрением воззрился на чересчур жизнерадостную особу, которая блистала белозубой улыбкой психически нездорового человека прямо перед ним. Вздохнув, он пробормотал:
— Могу тормозухи слить, прочищает на раз-два.
Особа нахмурилась и пытливым взглядом изучила кассира.
— Это такой тонкий юмор, или же ты меня недвусмысленно послал?
— Обаяние персонала совершенно бесплатно, так что наслаждайтесь.
— Остряк, блин…
Взгляд парня зацепился за пистолетную кобуру, видневшуюся из-под полы плаща странной девицы. Сфокусироваться, собственно, на самом пистолете было делом пары секунд.
— Послушайте, вы не из полиции? Я и так тут за гроши работаю, проблем с законом мне еще не хватало…
Девица смущенно наглухо запахнула полы плаща, густо покраснела, словно ее застукали голой в общественном месте, и с наигранным весельем произнесла:
— А, нет, вовсе нет, это так, шариками стреляет, для самозащиты! В реальном бою совершенно бесполезен.
Ну спасибо…
Парень выдохнул, в его взгляде вновь появилось скучающее выражение.
— Раз так… Что заказывать-то будем?
— Хмм. Гамбургеры есть? — поинтересовалась девушка.
— Двести пятьдесят йен.
— А вкусные гамбургеры? — последовал невинный вопрос.
— Триста пятьдеся… Эй, попрошу не хамить!
— Хехе, куда тебе постичь простой солдатский юмор.
Мицу, она здесь.
Да знаю я, — мысленно произнесла Мицу и поджала губы.
Что будем делать?
Ненавязчиво, Яни, ненавязчиво. Просто что-нибудь закажем, подсядем к ней, как ни в чем не бывало, заведем беседу… Словно и не было этих двух лет разлуки.
Не знаю даже… Чую недоброе.
Да ладно тебе, подруга. Она же нас не сожрет!
А она может.
Упаси Создатель, белка-то во мне много.

В этот момент мимо Мицу проковылял безобидный на вид старичок, явно куда-то спешащий. Охотница лучезарно улыбнулась ему:
— Вечер добрый, отец!
Тот испуганно шарахнулся от нее, распахнул входную дверь и был таков. Пару секунд Мицу старательно подбирала отвисшую челюсть, после чего пожала плечами и пробормотала:
— …Ладно, не буду задерживать.
Наконец, Мицу не удержалась и бросила взгляд в отдаленную часть забегаловки, где за столиком сидела та, которую она с таким отчаянием искала все эти годы. Охотница улыбнулась так широко, как только могла, и помахала рукой. Радость распирала ее, на глаза наворачивались слезы.
— Йоу! Как же я рада, что нашла те…
Мицу еще не успела понять, что произошло, как ее закаленное многолетними тренировками тело шарахнулось в сторону. Она почувствовала легкое прикосновение к своему лицу, после чего щеку обдал жар, и по подбородку потекла теплая жидкость. Мицу ошарашенно посмотрела на Акаги. Та уже вскочила на ноги и судорожно дышала. Ее рука уже была отведена в сторону, готовая к броску. Хищно блеснула сталь второго кинжала.
— Да что ты..? — ошарашенно пробормотала Мицу, не в силах объять своим разумом то, что сейчас произошло.
Мицу! — вскричал голос в ее голове. Отреагировав, Охотница бросила мимолетный взгляд себе за спину и оцепенела от ужаса.
Парень, который буквально несколько секунд назад стоял за кассой и ехидно ухмылялся, теперь распластался безжизненной куклой на раскаленной плите. Кинжал вошел прямо в его правый глаз и пронзил голову насквозь. В воздухе уже начал распространяться тошнотворный запах тлеющей плоти.
Глаза Мицу широко распахнулись. Обуревавшая ее эйфория исчезла без следа, место которой поспешила занять ярость. Сцена счастливого семейного воссоединения, которую она прокручивала в голове не одну тысячу раз, обернулась трагедией.
— ТЫ СОВСЕМ СПЯТИЛА? — заорала Мицу, поворачиваясь к своей ученице. В глазах ее загорелся нехороший огонек.   
Тут что-то не так, — пробормотала Яни. — Ее мозговая активность какая-то странная…
Однако, похоже, Мицу пропустила ее слова мимо ушей. Тяжело дыша, она не сводила взгляда, полного боли и разочарования, с девочки, которая замерла, словно ожидая, когда ее наставница сделает свой ход. Казалось, в ней не осталось ни одного расслабленного мускула, все ее тело было похоже на сжатую до упора пружину, готовую распрямиться в любой момент.
— Ты забыла все, чему я тебя учила?! — в сердцах крикнула Мицу, Одним из правил, которые Мицу в свое время накрепко вбила в голову Акаги, было не убивать без крайней необходимости, если дело не касается выживания или удовлетворения жажды крови.
Мне кажется, она, наоборот, все прекрасно помнит. Парень был лишь средством отвлечения, — прогудел в голове голос Яни.
Что?
Взгляни в ее глаза.
На все это ушло не более доли секунды, однако, Асагами этого хватило с лихвой. То, что она увидела во взгляде Акаги, поразило ее. Охотница ожидала увидеть, что угодно: ненависть, презрение, ярость, безумие – но не это. Взгляд загнанного в угол зверя, готового драться до последнего издыхания.

«Она… боится меня?»

Внешне же девочка никак не выказывала своих эмоций. Она не сводила пристального взгляда с Мицу и, казалось, пыталась читать ее мысли. И, что самое странное, ей это, похоже, удавалось.
— Акаги, прекращай, — прошептала Асагами, протягивая к ней руку. Девочка тут же отступила на несколько шагов. — Пойдем со…
— Изыди, лошадь хромая! — плюнула, словно ядом, Акаги. Страх и ненависть смешались в ее голосе. Но палку она перегнула, хотела она того или нет.
Послышался отчетливый скрежет зубов. Губы Асагами растянулись в пренеприятнейшей ухмылке.
— Лошадь хромая, значит…
Что ж ты делаешь, идиотка?! — взвыл голос Яни, явно обращаясь к девочке. — Мама к тебе со всей душой, а ты ее БЕСИШЬ!
Не ответив, Акаги скользнула в сторону. Мицу, пробормотав «О, ну давай, поиграем» и разразившись смехом, от которого у любого нормального человека скрутило бы судорогой кишечник, напряглась.

Носок сапога Акаги врезался в столешницу, за которой она сидела минуту назад. Стол сорвало с креплений, и он, кувыркаясь, взмыл в воздух. Вторым движением ноги девочка с богатырской силой послала его в Мицу. Охотница, вскинув руки, схватила воздух скрюченными пальцами  и с силой развела руки в стороны, словно раздирая глотку невидимому врагу. Летевший в нее деревянный стол разлетелся на мелкие щепки, не устояв перед телекинетической силой взбешенной Асагами.
Когда останки стола коснулись пола, Мицу увидела, что, пока она разбиралась с мебелью, Акаги подцепила свою сумку и припустила к заднему выходу. Драться она явно не собиралась, что, мягко говоря, удивило Мицу, проведшую с ней в спаррингах не одну сотню часов. Но больше всего ее поразило то, что девочка так и не применила ни одну из своих трансформаций, что она раньше делала при любом удобном случае с момента их проявления и до самой насильной разлуки.
Однако, все эти мысли лишь мимолетно коснулись разума Мицу, потому что та, прорычав «Врешь, не уйдешь!», вновь вцепилась в воздух и с силой сжала пальцы в кулак. Акаги, так и не добежав до дверей, взмыла в воздух, словно ее под лопатки подцепили крюками для говяжьих туш. Ее шею сжала невидимая хватка. Девочка захрипела. Не слушая протестующие вопли Яни в своей голове, Мицу взмахнула рукой, и Акаги с чудовищной силой впечатало в соседнюю стену. И еще раз… И еще… Послышался хруст, в котором каждый, кто не раз побывал в бою, узнал бы звук ломающихся костей. Повинуясь жесту Охотницы, тело девочки, ломая по пути  встречные столы и стулья, полетело в обратную сторону, где ее встретил сапог Мицу, врезавшийся ей в живот. Асагами отпустила телекинетическую хватку, и Акаги изломанной куклой отбросило обратно вдаль закусочной. Послышавшейся звук разлетающейся в щепки мебели, которая еще умудрилась уцелеть в этом бедламе.

Воцарилась гробовая тишина. Мицу сплюнула, жалея, что в кармане нет ни одной сигареты, к которым она успела привязаться благодаря Эйнару, и неторопливо направилась туда, где упало тело Акаги. Извлекши девочку из кучи обломков, Асагами шмякнула ее об пол и уселась сверху. Акаги все еще была в сознании. На нее было жалко смотреть – изорванная одежда, растрепанные волосы, грязное лицо, куча порезов, сочащаяся из уголка рта кровь. Бесцеремонно ощупав свою ученицу, Мицу удостоверилась, что, несмотря на жестокую взбучку, Акаги умудрилась отделаться лишь несколькими сломанными ребрами и вывихами.
Асагами пару минут изучала девочку, словно какую-то неведомую зверушку. В глазах Акаги – наверное, впервые за всю ее жизнь – ярким огнем горела мольба о пощаде. Мицу осклабилась и ударила ее кулаком по лицу. Вслед за первым ударом последовал второй. Затем третий…
Во имя Создателя нашего, Мицу, хватит! Убьешь же! — уже в который раз взмолилась Яни.
Но Охотница не слушала. Она прекратила бить лишь тогда, когда Акаги лишилась чувств и голова ее начала безвольно мотаться из стороны в сторону.

Поднявшись на ноги, Мицу глубоко вздохнула. Ярость исчезла так же внезапно, как и появилась, и Асагами только тогда, наконец, ужаснулась собственной жестокости. Боль и сожаление хлынули в ее душу, но сделанного уже не воротишь… Мицу брякнулась на колени и зарыдала от ненависти к самой себе.
Нам пора уходить, — спустя пару минут раздался голос Яни. Асагами, всхлипнув, кивнула и встала на ноги. Девушка аккуратно разжала пальцы Акаги, которые по-прежнему крепко сжимали рукоять кинжала, и спрятала оружие в недрах своего плаща. Вслед за первым кинжалом последовал второй, который Мицу извлекла из головы зажаривающегося на плите трупа. От чудовищного запаха Охотница вздрогнула, носжалиться над убитым и хотя бы стащить его на пол так и не решилась.
Вернувшись к распростертой на полу Акаги, Мицу Аккуратно приподняла ее и расстегнула молнию под воротником ее плаща. Достав капюшон, Асагами надела его на голову девочки, пряча в тени ее лицо. После чего, взвалив бесчувственную Акаги вместе с ее сумкой себе на плечи, девушка поплелась к заднему выходу.
Открыв дверь и бросив последний взгляд на разгромленную закусочную, Мицу проворчала:
— Вот и поужинали, блин…

Гостиница Ничиюме

: BIOHAZARD Orchestra - Secure Place

Отредактировано Asagami Mitsu (28.05.2014 15:35)

+1


Вы здесь » Fate/Splinters of Wishes » Архив игры » Эдомая [Мияма]