«Серые будни сотрудников Похоронного Агентства»

Серия зарисовок о сотрудниках Похоронного Агентства. Зарисовки будут разные, как по стилю так и по содержанию. Какие-то будут более информативны, цель иных же будет разной, от передачи эмоциональных состояний, до объяснения привычек персонажей. Но пишется это всё лишь для того, чтобы больше рассказать об определённом подразделении Святой Церкви и его сотрудниках. Хоть всё и будет писаться в своеобразной манере, но всё целиком и полностью будет относиться к основной игровой части. Зарисовки будут добавляться не часто, а только тогда, когда автора "пришибёт" вдохновение.

http://fatestaynight.rolevaya.ru/uploads/000e/72/d5/2514-2.png Зарисовки, находящиеся на редактуре, будут прятаться под тэг хайд. Так что не думайте, что я тут что-то прячу.

http://fatestaynight.rolevaya.ru/uploads/000e/72/d5/2514-1.png В зарисовках возможно присутствие "вещей" подпадающих под рейтинг, посему, читать на свой страх и риск (увы, автор периодически читает трэш, который его вдохновляет). Это если вы впечатлительные. Но чего-то чрезмерного не будет, ибо мне это не особо интересно.


«Холодные руки... и другие части тела»
Зарисовка первая, или о вкусах Габриэля

Глухая и твердая поступь эхом разносилась по пустым помещениям заброшенного склада, а влажная  ладонь тихо шуршала по бетонным стенам, тревожа высохшую и с  треском осыпающуюся краску. В замедленном и нарочито вычурном шаге читалось кокетство,  он будто завлекал, и просил обратить на себя внимание. Но столь манерное поведение исходило не от женщины, а от мужчины. Ему не давали покоя холодные и забрызганные кровью руки девушки, которая сидела на грязном полу помещения, и дрожащей рукой пыталась держать сигарету. 

После ожесточённого сражения прошло часа два, а её тело не успокоилось, пыл борьбы исчез быстро, а напряжённые  нервы всё никак не могли унять дрожь, которая всё еще по инерции сокращала мышцы. Ко всему прочему, холодный ветер, гулявший здесь, прибавлял своё влияние, но она будто и не ощущала этого.  Их было так много…

Он с вожделением облизал свои пересохшие губы, а его прерывистое дыхание никак не унималось, и в нём битва горела до сих пор, разгораясь всё ярче, он хотел еще и еще. Лишь бы не останавливаться. Раньше он не сдерживал себя, но сейчас понимал, что кровожадная стерва Нарбарек точно его за это разрежет на части, ведь другого такого «радара» им так просто не найти. Он зло хрустнул чужими фалангами пальцев, на которые наступил его ботинок, но тот, чьи кости подвернулись раздосадованному лжепророку, был уже часа три как мертв, так что возражений не последовало. Его будто лихорадило, и он, с  трудом  скрывая свои желания, рассматривал её, то и дело на чем-то останавливаясь взглядом, и в предвкушении зажимая  губы зубами.

Её безмерно возмущало то, что на задание вновь пришлось отправиться вместе с этой еретичной «грязью», но еще больше её раздражал тот факт, что она прекрасно знает, обо всех химических изменениях, проистекающих в его теле сейчас. С тех пор, как он взял её за руку, тогда, в Праге, её нос каждый раз стал улавливать эти органические реакции тогда, когда она находилась  где-то в его поле зрения.  И теперь, всякий раз, когда им давали общее задание, она пребывала в колком напряжении, и была готова к тому, что он может не сдержаться. Но он сдерживался. Хотя она даже жалела об этом, и порою представляла, как упоительно и с  треском ломаются его рёбра.

Ему хотелось резко сорвать с неё то, что висело на кожаном шнурке на её шее потому, что именно оно чинило сопротивление его способностям, хоть он и понимал, что ему могут за это воткнуть Черный Ключ в область ниже живота. Еще, он хотел отрезать её руки, и неспешно провести ими по своим щекам. А еще ему хотелось коснуться губами её лопаток, а потом, провести языком вдоль её позвоночника, и ощутить вкус  её тела.  Вкус еще живого тела. Потом, было бы интересно, перерубить  ей ноги, в районе чуть выше колен, и провести ладонью по внутренней стороне бедра более приглянувшейся ноги.

Мечты…

К его щекам прилила кровь, да и не только к щекам. Легкие передернуло судорогой, и воздух с шумом вырвался из них. Еще чуть-чуть и остановить это будет сложно, и нужно что-то сделать.
.
— Рэйвен, здесь точно все мертвы? — Он нарушил молчание первым.
— Да. — Послышался низкий и бесцветный голос.
— Уверена? — Уточнение.
— Абсолютно. — Показалось, что её голос прозвучал в более низкой тональности.
— Тогда, мы можем идти. — Не было больше сил терпеть пытку, и это было лучшее решение.
— Да. — И ничего лишнего.
— Уборкой займутся те, в чьи обязанности это входит. — Он протянул девушке её грубый кожаный плащ.
— Да, Габриель. — Она взяла свой плащ, и быстро накинув его на себя, направилась к выходу. Передавая плащ, он намеренно повернул свою руку так, чтобы она вновь его коснулась. И она коснулась. По его телу будто разряд тока прошёлся, прошивая клетки и мышцы. Он довольно усмехнулся, и последовал следом за ней.