Вверх страницы
Вниз страницы

Fate/Splinters of Wishes

Объявление


Fate:Stay Night Fansite Рассылка Ролевой курьер Сайт о аниме Blood Plus - Кровь+ Сайт о аниме Code Geass - Код Гиасс


Третьи игровые сутки

Город Фуюки

• Дата: 5 Августа 2005г.
• Время: 00.00 - 07.00
• Облачно, дует легкий свежий ветерок, над всей частью города и его пригорода, пройдет кратковременный дождь; температура воздуха +16º

Погода на неделю




Приветствуем, случайно и не случайно заглянувших к нам на огонёк! Вы попали на ролевую игру по мотивам визуальной новеллы Fate/Stay Night. Наш проект постоянно растёт и развивается, и мы стараемся сделать игру еще более интересной и удобной (всё для вас). Fate/Splinters of Wishes идёт с 4-го апреля 2010 года, и странные события начинают раскрываться. Но, конечно, же не всё сразу, должна же быть интрига? Так вот, Вы проходите, не стесняйтесь, поосмотритесь тут, а если понравится, то милости просим в наш премилый коллектив.



В нашей Библиотеке открыта для чтения статья про демонов. Также были обновлены статьи про Грааль, Слуг и Ассоциацию магов и дополнен Глоссарий.

Мы вернулись. Живы. На реконструкции. Сюжет всё тот же. Кто остался, тот остался. Подробнее в новостях.







Гид по игре Fate/Splinters of Wishes

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Fate/Splinters of Wishes » Прошлое » Apostate Anthem [Short Novel]


Apostate Anthem [Short Novel]

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

Решив, что от своих Охотников (которые уже стали чуть ли не пожизненным моим проклятьем) надо немного отдохнуть, я обратила свой взор на другого персонажа и предприняла попытку немного осветить его прошлое.

Apostate Anthem

/0

- Эммм… Проверка. Ау, слышит меня кто-нибудь? Или я тут, как дура, зря растекаюсь мысленной речью по пространству?
- Мы слышим Вас, госпожа. Поток ментальных волн стабилен.
- Кажется…. Кажется, катализатор уже наполнил мои легкие.
- Подтверждаю. Процент насыщения кислородом в норме.
- Взять на заметку: эта жижа на вкус – дрянь несусветная.
- Вы же сами разрабатывали состав, госпожа. «Нам бы эффекта добиться, какая уж тут эстетика». Ваши слова, припоминаете?
- Да-да… Хорошо, запечатывайте контейнер.
- Контейнер запечатан. Образование вакуума между усиливающими слоями завершено.
- Как там мое состояние?
- Витаграмма активна. Считывание жизненных показателей стабильно. Показатели в норме.
- Синхронизация?
- Девяносто три процента. Гармоники в норме. Синапсы работают на оптимальном уровне.
- Провести полную проверку всех аспектов.
- Целостность печати – сто процентов. Поток энергии стабилен. Есть… Есть… Все в порядке, госпожа, мы готовы начинать.
- Прекрасно. Уххх… Так… Так, я готова. Синхронизировать мозговые волны до девяносто семи. Открыть двухсторонний ментальный канал в ткани измерений. Стимуляция жидкости на отметку два.
- Есть. Стимуляция – отметка два.
- …
- Госпожа, что чувствуете?
- … Ничего. Эффекта нет. Синхронизация до девяносто восьми. Стимуляция на отметку три.
- Девяносто восемь, отметка три. Есть. Госпожа?
- … Подождите. Будто… Будто мозг зудит, странное ощущение. Кажется, я что-то слышу, не могу разобрать…
- Что с внутренним зрением, госпожа?
- Темно. Ничего не вижу… Проклятье.
- Госпожа?
- Поднять до девяносто девяти. Отметка пять.
- Но…
- Выполняйте!
- … Есть. Синхронизация – девяносто девять процентов. Стимуляция – отметка пять.
- Работа синапсов приближается к критической отметке! Гармоники нестабильны!
- Госпожа? Госпожа!
- Шум усиливается… Он… Я слышу шепот…
- Началось рассеивание духовных частиц!
- Госпожа! Вы не выдержите!
- Я что-то вижу… Что-то неясное, но… Я чувствую, что оно… невероятно прекрасно…
- Госпожа!
- ….
- Прервать эксперимент немедленно!
- Нет… Давай сто…
- Госпожа, я отказываюсь это делать!
- Давай сто процентов синхронизации!!! Живо!!!
- Есть… Синхронизация – сто процентов…
- ….
- Госпожа!
- …
- Ответьте, пожалуйста!
- Жизненные показатели снизились до критической отметки! Ее тело не выдержит!
- Я… Я чувствую невероятное присутствие… Она повсюду, она здесь… Она… Ааа… АААААААААААААААА!!!
- Витаграмма потухла! Целостность печати нарушена!
- Как старшая помощница госпожи Стридберг, я приказываю прервать эксперимент! Раскрывайте контейнер, вытаскивайте ее!
- Есть!
- Есть!

--------------------------------------------------------------APOSTATE ANTHEM

/1

Нефис молча сидела на стоявшей в дальнем углу лаборатории кушетке, кутаясь в одеяло и пытаясь подавить дрожь, которая осталась после эксперимента. Ее ослепшие глаза – остаточный эффект от каталитической жидкости – взирали на суету, полным ходом развернувшуюся в ее небольших владениях. Ассистенты бегали туда-сюда со швабрами, кипами бумаг и алхимическими приборами, шлепая по разлитой по полу каталитической жидкости, вытекшей, когда бесчувственную Нефис вытаскивали из контейнера. Отчетливо слышался властный голос ее помощницы Амины, отдающей приказы и отчитывающей нерасторопных или провинившихся. Хоть она и не видела ее лица, но по интонациям в голосе могла себе представить, как от нервного напряжения дергается глаз Амины и бьется жилка на ее виске.
Амина была высокой (даже выше, чем Нефис) худощавой девушкой с угловатыми, но по-своему приятными чертами лица и уложенными в аккуратную косу длинными темными волосами. Она уже два года как закончила обучение, но вместо того, чтобы стать наемным алхимиком, приняла предложение Нефис и стала ее помощницей. Надежная, справедливая, с острым умом, она имела все шансы получить в ближайшее время лабораторию и право на собственные исследования. По крайней мере, свою рекомендацию Нефис уже давно подготовила.
- Нефис, ты в курсе, что из-за твоих выходок кто-то сегодня чуть не получил инфаркт?
Девушка подскочила от неожиданности, услышав за своей спиной голос Телемаха. Вслед за словами до нее донеслись едва заметное движение воздуха и едва ощутимые ароматы оружейной смазки и анисилацетата, которым, по-видимому, пахло содержимое кружки, которая ткнулась ей в руку.
- Добрый вечер, господин Телемах, - учтиво поприветствовала посетителя Амина.
- Привет, Амина, - в тон ей ответил столь милый сердцу голос Телемаха. Нефис почувствовала, как его рука легла на ее плечо, и машинально коснулась ее своей.
- Прости, милый, но, как говорится, не сделав шага вперед, ничего не добьешься.
- Вот именно, шага, потому что, совершив прыжок, не сразу заметишь раскинувшееся перед тобой ущелье.
В голосе Телемаха отчетливо читалась тревога, однако, Нефис не могла не заметить ростки облегчения в его интонациях и поняла, что ее жених все-таки сменил гнев на милость. Скорчив серьезную физиономию, Нефис подняла вверх правую руку, едва не опрокинув содержимое кружки на уже и без того залитый пол.
- Торжественно клянусь, что впредь постараюсь не лезть на рожон, - продекламировала она.
Телемах сел рядом с ней, не удержавшись от смешка:
- «Постараюсь»? Не знай я тебя так хорошо, я бы, может, тебе и поверил. Нет, серьезно, хотя бы иногда помни, что есть те, кому ты дорога.
- Я всегда это помню, Телемах, - девушка прижалась к алхимику и нащупала губами его щеку, спустя секунду, она почувствовала, что он улыбается.
- Кроме того, - продолжила она и потерла кулачком еще не отошедшие глаза, - До следующего эксперимента еще, как минимум, пара недель. Мне надо будет внести кое-какие изменения в структуру печати и доработать состав жидкости. Плюс на синтез нужного объема уйдет какое-то время.
- Ты же говорила, что катализатор уже превышает все твои ожидания, - заметил Телемах.
- Да, но все же он не совершенен, - вздохнула Нефис. – Сегодняшний эксперимент показал, что жидкость не способна в должной мере усиливать подсознательное восприятие и рассеивать направленное на подопытного напряжение. Будем дорабатывать. Это ради тебя, милый, чтобы ты лишний раз за меня не волновался.
- Это обнадеживает, - Телемах приобнял ее за плечи.
Нефис только сейчас заметила, что суета в лаборатории постепенно сошла на нет. Все будто наблюдали за ними, ожидая дальнейшего развития ситуации. Девушка ухмыльнулась. Ну уж нет, ребятки, тут вам не мыльная опера.
- Не дождетесь! - гаркнула вдруг она так внезапно, что теперь от неожиданности подскочил Телемах. – Ну-ка живо за работу! Чтобы через час тут все было вылизано до блеска!
Эффект получился просто феноменальный: кто-то вскрикнул, что-то со звоном рухнуло на пол, что тут же побудило нелицеприятную словесную реакцию со стороны Амины, и лаборатория вновь наполнилась шумом и беготней, словно растревоженный муравейник. Телемаха это зрелище изрядно развеселило:
- Да они у тебя как по струнке ходят.
- Еще бы, - гордо отозвалась Нефис. – Ведь я для всех властная госпожа.
- Нет, - ухмыльнулся прозорливый алхимик, - просто, не считая Амины, все здесь – практиканты на испытательном сроке.
- Ты зачем раскрыл секрет Нефис Стридберг? – сделав страшные глаза, прошипела Нефис. – Теперь мне придется тебя убить!
- Давай перенесем это на завтра, сегодня у нас с Анаей много работы в лаборатории, а шокировать ее твоими зверствами я не хочу. И вообще, пей, пока совсем не остыло.
Девушка, наконец, вспомнила про истончавшую приятный аромат кружку в своей руке.
- Это что такое, вообще?
- Я бы на твоем месте не спрашивал, - раздался новый голос, и по другую сторону от Нефис на кушетку опустился Рукус Телади.
- Здравствуйте, - сдержанно поприветствовала его Амина.
- Приветик, дорогуша! – весело отозвался Телади.
- …
- Ну, ну, все такая же холодная.
- Освободился, наконец? – поинтересовался у друга Телемах.
Телемах, Рукус и Нефис дружат с самых малых лет. Попав в одну группу обучения, они через многое прошли, и проводить время вместе для них стало чуть ли не незыблемым правилом. И вот теперь они – взрослые люди, но правило остается правилом и по сей день. Нефис превратилась из непоседливой девочки в высокую женщину с изящным хрупким телосложением и точеными чертами лица. Ее самыми завораживающими особенностями были большие голубые глаза, чья радужка была окаймлена темным «ободком», что лишь еще сильнее подчеркивало их красоту и выразительность, и длинные белоснежные шелковистые волосы.
Телемах тоже вырос в статного мужчину, спокойного и добродушного. Его происхождение – раса и национальность – до сих пор оставалась загадкой даже для него самого, но благородное приятное лицо с волевым подбородком и темные слегка вьющиеся волосы с головой выдавали явно аристократические корни.
Рукус же всегда был раскрепощенной личностью склонной к авантюрам и рискованным предприятиям, и поэтому даже сейчас он походил на этакого пирата: крепкое тренированное тело, бородка-эспаньолка, длинные непослушные каштановые волосы, кривая ухмылка и азартный блеск в глазах.
Между троицей всегда существовала и существует некая незримая гармония: хаотичная своенравная Нефис и гордый амбициозный Рукус всегда походили на бурный штормовой ливень, а Телемах, подобный мягкому умиротворяющему летнему дождю, уравновешивал их обоих.
- Ага, вот и решил вас, голубков, проведать, - отложив в сторону ножны со своим фамильным клинком, Телади выудил кружку из рук Нефис и принюхался.
- Это ведь не то, что я думаю? Помилуй бедную девочку, не губи ее младые годы!
- Я сильно его доработал, - обиженно отозвался Телемах. – Теперь оно исправно снимает усталость и придает сил на несколько часов и без побочных эффектов.
- Да ну? – протянул Рукус таким тоном, что Нефис невольно издала странный звук, по-видимому, являющийся смехом.
- Ну… без большей их части, - признался Телемах и тут же поспешил заверить: - Пей, не волнуйся, все будет хорошо.
Телади заговорщицки подмигнул своему другу и вернул кружку Нефис, которая тут же присосалась к ней, маленькими глотками потягивая содержимое и довольно мыча.
- И ты говоришь это в присутствии своего первого испытуемого?
Телемах посмотрел на подрагивающую Нефис, и на его лице расцвела понимающая ухмылка.
- Но ведь ты же был бодр и весел в ходе испытания, чего ты жалуешься?
- Нет, я все же настаиваю, чтобы ты перечислил нашей дорогой подруге все побочные эффекты, которыми я имел радость сполна… скажем так, насладиться.
- Что ж, я сделаю это, чтобы доказать, какую большую работу я совершил. Ммм… Полная потеря координации в пространстве, обмороки, временная потеря зрения, судороги, самопроизвольные сокращения мышц шеи, нарушение работы дыхательной системы, появления желудочных спазмов, острая диарея, явления метеоризма…
Нефис уже несколько секунд сдавленно хрюкала и хихикала, уткнувшись носом в кружку. Рукус возопил, изображая уязвленную гордость:
- Все, хватит, знаешь, как я тогда из-за тебя намучался?!
Нефис вдруг неприлично заржала, расплескивая содержимое кружки, и друзья удовлетворенно кивнули друг другу, заметив, как на щеки девушки вернулся прежний легкий румянец.
Когда веселье, наконец, улеглось, Телемах забрал у Нефис кружку и поинтересовался:
- Как твое зрение?
- Все нормально, возвращается потихоньку, - улыбнувшись, кивнула девушка. – К вечеру буду как новенькая. Однако, сейчас я чувствую себя так, словно по мне грузовик проехался.
- Тебе надо отдохнуть, - озабоченно произнес Телемах, поднимаясь с кушетки. – Амина! Будь добра, проводи Нефис в ее комнату.
- Да, господин Телемах, - подошедшая помощница взяла Нефис под руку.
- Амина, назначь ответственного, - произнесла Нефис, вставая на подрагивающие ноги. – Отдохни до вечера. Встретишь меня здесь в восемь.
Амина окинула внимательным взглядом суетящихся, после чего уверенно ткнула пальцем в какого-то парня.
- Мигель, проследи за подготовкой лаборатории к работе. Доложишь мне по окончании.
- Слушаюсь, мэм.
- Идемте, госпожа.
- Пока, ребята, - помахала рукой Нефис, зажатая в аккуратной, но железной хватке Амины, и та увела ее из лаборатории. Телемах и Рукус слышали, как уже в коридоре их неусидчивая подруга не выдержала конвоя и начала возмущаться.
- Амина, двинули в столовую, я есть хочу!
- Госпожа, я настоятельно требую, чтобы Вы вернулись в свою комнату. Я принесу Вам еды.
- Я что, инвалид что ли? Пойдем, не вредничай!
- Госпожа, прошу, не дергайтесь!
Алхимики переглянулись:
- Ума не приложу, как она только нас слушается, - усмехнулся Рукус.
- Мы вместе с самого детства, - произнес Телемах. – Она доверяет нам, как никому другому.
- Она дорога нам обоим, Телемах, - кивнул Телади, пристегивая к поясу ножны со своим клинком. – Пообещаем друг другу кое-что: в следующий ее эксперимент мы будем рядом. Ты знаешь, что она склонна переступать черту. Мы не должны это допустить.
Телемах лишь молча кивнул, решив не говорить о том, что Телади со своими словами опередил его буквально на пару секунд. Рукус, улыбнувшись, хлопнул его по плечу.
- Мне пора, брат. У меня еще пара занятий с молодняком.
- Смотри не загоняй их до смерти.
Телади, не оборачиваясь, помахал рукой и исчез за дверьми. Телемах еще какое-то время понаблюдал за подготовкой лаборатории. Вся жидкость уже была собрана с пола, и несколько алхимиков взялись восстанавливать огромную печать, окружающую мрачный, напоминающий большой саркофаг контейнер, от которого во все стороны расползались бесчисленные трубки.
Этот эксперимент был дерзкой и самоуверенной затеей. Если все получится, то Атласу откроются совершенно новые, бескрайние горизонты знаний. Но если нет…
- Господин Вандельштам, прошу прошения, но без присутствия госпожи Стридберг, боюсь, Вам не следует находиться здесь.
Резко вырванный из объятия размышлений Телемах вздрогнул от неожиданности и посмотрел на подошедшего к нему Мигеля.
- Да… Да, хорошо, я уже ухожу.

Телемах покинул обширные подземные этажи, где располагались бесчисленные лаборатории алхимиков, и медленно побрел в сторону южного крыла института, изобилующую учебными аудиториями. После полудня ему нужно было прочесть три лекции на тему архитектуры человеческого разума и его возможности в плане воздействия на окружающее пространство и всевозможные слои энергетических материй. Это не входило в составленный им учебный сценарий, однако, начальство настояло на том, чтобы как можно скорее подтянуть обучающихся алхимиков в этой сфере. Сейчас ему нужно было собраться с мыслями и продумать содержание лекций.
Ну а после… после он, наверное, направится в свою лабораторию, растормошит Анаю, которая дневала и ночевала прямо там, периодически засыпая прямо над бесчисленными пергаментами и уравнениями, и они продолжат совершенствование Офелии.
Телемах никогда не спешил в своих исследованиях, отдавая предпочтение поддержке Нефис, Рукуса и их безумных, эксцентричных, но, без сомнения, гениальных проектов. В отличие от своих друзей, Телемах никогда не обладал огромными амбициями, зная, что смертоносность познания увеличивается, согласно его масштабам, и по большей части занимался тем, что ему было интересно, в свое удовольствие. Нефис и Рукус всегда же чуть ли не с одержимостью стремились к чему-то большему, никогда не удовлетворяясь конечным результатом, и Телемах знал, что в таких стремлениях их нельзя оставлять одних, дабы они не шагнули за раскинувшиеся перед ними горизонты возможностей, не заметив раскинувшуюся далее бездонную пустоту.
На лестничном пролете между пятым и шестым этажами южного крыла, погруженный в раздумья Телемах, не заметил, как нос к носу столкнулся с пожилым алхимиком в красной мантии.
- Учитель Дюрак! Здравствуйте!
- Телемах! Рад тебя видеть.
Гладко выбритое, изрезанное морщинами узкое лицо Калеба Дюрака, старого учителя Телемаха, растянулось в радостной улыбке, однако, молодой алхимик, уже давно знающий старика как родного отца, невольно напрягся, заприметив проблески неуверенности и тревоги в серых глазах Дюрака.
- Что случилось, учитель? Вас что-то тревожит?
Дюрак помялся несколько мгновений, после чего осторожно огляделся и, подойдя к Телемаху вплотную, негромко произнес:
- Мы… Мы можем переговорить где-нибудь наедине?

1/end

+3

2

Первая часть второй главы

/2

Телемах задрал рукав. Предплечье слегка опухло и покрылось тонкой сеткой переливающихся черных линий – явный признак ожога чистой энергоматерией. Алхимик сбросил перчатки со специальными когтями, излучающими электрические разряды определенной частоты, позволяющие поддерживать сгусток энергоматерии в подвешенном состоянии без физического контакта, и молча уставился на свою постепенно бледнеющую руку.
- Телемах-сан!
Алхимик вздрогнул и повернулся, чтобы встретиться взглядом со своей помощницей Анаей.
- Аная, я… Кажется, я слишком задумался.
- Помолчите! - рассерженно воскликнула девушка, трясущимися руками закатывая ему рукав и вкалывая сначала плазмолитик, а затем особый препарат, возобновляющий ток крови, и принялась что-то бормотать себе под нос на родном языке ломающимся голосом, параллельно нанося бинты на уже начавшую возвращаться в прежнее состояние руку Телемаха.
Ёмоцуки Аная – миниатюрная девушка-азиатка с овальным лицом, плавными чертами, аккуратным носиком и полными губами - работала с Телемахом уже более полугода и до сих пор не давала повода для того, чтобы он пожалел о своем решении взять ее. Если не считать периодических жутких недосыпов, выливающихся в невероятные неуклюжесть и рассеянность. Однако, даже в такие мгновения в Телемахе скорее просыпалась искренняя жалость, поскольку, когда трудолюбие тихой, робкой, впечатлительной девушки неизбежно сталкивалось с результатами ее сонливости, все в итоге заканчивалось слезами и самобичеванием. Без исключений. Поэтому обычно Телемах отсылал ее высыпаться либо к себе в комнату, либо в подсобку на кушетке (поскольку в женских комнатах западного крыла, по слухам, она не появлялась со времен начала работы в лаборатории). Тем не менее, при бодрствовании Аная трудилась, словно пчелка, без устали доводя до совершенства любое поручение. Телемах раньше гадал (хотя вскоре забросил это неблагодарное занятие), в чем же заключается причина такой страсти: либо природная порядочность, либо желание угодить ему, чтобы не попасть в наемные алхимики, либо… либо разгадка крылась в ее взглядах, которые она бросала на него, когда думала, что ее никто не видит.
В свое время Телемах и Аная помогли друг другу. Аная была слаба и неопытна, среди наемников она не продержалась бы и месяца – Телемах выручил, взяв ее к себе. Алхимику нужна была помощь в лаборатории и компания – Аная тут как тут. Их взаимная благодарность не была облечена в слова, не видима никому, кроме них, но она их связывала крепкими узами.
- Телемах-сан, в чем дело? Вы уже второй день сам не свой. Вам нездоровится?
- Нет, я в порядке, Аная, - покачал головой Телемах. Голубоватое сияние энергоматерии, зажатой, словно в клетке, между «когтями» одной из перчаток. – Просто… меня поставили перед нелегким выбором.
- И вы не знаете, как поступить?
- Это дилемма, Аная. Ни один из вариантов мне не по нутру, а другое решение – несбыточная возможность. Один из них кажется мне правильным, но величайшие ошибки всегда изначально зиждились на светлых помыслах... Я в замешательстве. 
- Если вы просто осторожничаете, то это правильно, - Аная села на стул рядом с ним и участливо кивнула. – Взвесить все «за» и «против» - это самое важное.
- Да… Ты права, - Телемах помотал головой и потер пальцами уставшие от напряжения глаза. – Кстати, как там наша малышка поживает?
Взгляды обоих, как по команде, метнулись в направлении заваленного приборами стола Анаи, где в окружении целого хоровода инструментов для высокоточных работ на подставке лежала небольшая сфера.
- Запеленована и уложена спать, - хихикнула девушка. – Оболочка из серебра готова, пружинные механизмы я подогнала и настроила.
- Молодец, - кивнул алхимик, довольный трудом своей помощницы, - Хорошая работа. Теперь осталось ее только испытать.
- Было бы на ком… Хотя, зная нашу братию, я не удивлюсь, если у кого-нибудь в закромах лаборатории заваляется несколько упырей.
- Так или иначе, добровольно нам их не отдадут, да и мы не изверги, чтобы своих наделать.
Оба от души посмеялись, после чего во взгляд Анаи вновь вернулась обеспокоенность, и она, поднявшись на ноги, мягко коснулась плеча Телемаха.
- Отдохните, Телемах-сан. Развейтесь, глотните свежего воздуха… Оставьте Офелию на меня.
- Уверена? – Телемах покосился на разобранный пистолет на своем столе и на злосчастный мерцающий сгусток энергоматерии. Аная энергично кивнула, горделиво усмехаясь.
- Да я столько времени потратила на ее калибровку и подгонку (плюс, сколько я рядом с ней спала), что знаю ее, наверное, лучше, чем вы!
- Ага, конечно, - ухмыльнулся Телемах, вставая и разминая затекшие от продолжительной работы плечи. Аная тут же юркнула на его место и принялась возиться с перчатками, надевая и подгоняя их под себя.
- Справишься? – поинтересовался алхимик.
- Естественно! – фыркнула девушка. – Я наблюдала, как вы с ними работаете.
В подтверждение своих слов она подняла руку и пошевелила «когтями» перчатки. Сгусток энергоматерии послушно выполнил пару пируэтов и завис в воздухе. Аная склонилась над разобранной Офелией и аккуратно поднесла энергоматерию к небольшому модулю фазового преобразователя. Сгусток завис над отверстием в модуле и стал медленно исчезать в нем. На лбу девушки выступили капельки пота, по ее напряженному лицу было видно, как она проделывает сотни вычислений, задействовав почти все отделы своего разума. Точность была важна – в преобразователе поддерживалось миниатюрное силовое поле, контакт которого с энергоматерией крайне нежелателен. Если Аная ошибется хотя бы на долю миллиметра, материя потеряет стабильность, резко сожмется и взорвется.
Телемах был уверен в способностях своей помощницы, но все же не мог заставить себя сдвинуться с места, напряженно наблюдая за движениями ее рук. Однако, похоже, он зря волновался.
- Телемах-сан, если вы не хотите, чтобы лаборатория вместе с нами превратилась в пыль, не стойте у меня над душой, - не поворачивая головы, пробормотала Аная таким будничным тоном, будто поинтересовалась, который сейчас час. Алхимик невольно вздрогнул, представив себе описанную девушкой картину, после чего удовлетворенно кивнул. Аная умела напугать, порой сама даже того не желая, кроме того, в ее голосе уже начал прослеживаться командный, не терпящий пререканий тон.
Из нее получится хороший алхимик. Телемах усмехнулся про себя, уже начиная жалеть тех, кто в ближайшем будущем попадется ей в помощники.
- Не засиживайся допоздна, проведешь первоначальную калибровку – и отдыхать.
- Hai, hai, - как-то неохотно отозвалась Аная, видимо опять намеревавшаяся просидеть здесь всю ночь. Она махнула затянутой в перчатку рукой, и пойманный магнитными полями «когтей» щуп ближайшей гальванической установки, по которому то и дело пробегали электрические разряды, послушно придвинулся к ней. – Идите, доверьте все мне.
Бросив последний взгляд на напряженную спину Анаи, Телемах развернулся и покинул свою лабораторию.

+2

3

***

День плавно отступал в сумерки, уступая место своей угрюмой сестрице ночи. Жаркое пустынное солнце уже почти скрылось за изрезанными трещинами острыми вершинами Этбайского хребта, бросая свои последние красные лучи на просторные коридоры Академии сквозь высокие сводчатые окна.

Телемах медленно брел по западному крылу, особо не задумываясь, куда его несут ноги. Нефис заперлась с Аминой в своей лаборатории и с маниакальными нотками в голосе бубнила, что "пока в этом гробу она не будет чувствовать себя, как в своем собственном, даже знойный брюнет не заставит ее выйти наружу", а Рукус отбыл в окрестности Фив, чтобы посетить местный исследовательский комплекс. Телемах подумал было заглянуть к своему давнему приятелю Табрису Халеду, но потом запоздало вспомнил, что тот еще не закончил читать лекции у старших потоков.

Телемах рассеянно ответил на нестройный хор приветствий от группы подростков - будущих алхимиков - возвращавшихся с вечерних занятий. Мысли его были заняты другим. Он вновь и вновь прокручивал в голове разговор с Дюраком два дня назад...

-----------------

Дюрак пригласил Телемаха войти в кабинет, после чего поспешно затворил за ним двери.

Обиталище старого алхимика полностью соответствовало его статусу. Повсюду стояли шкафы с древними книгами и манускриптами, стеллажи и полки со стопками пергаментов, схем, и листов, испещренных формулами и бессчетными рядами цифр. То тут, то там стояли, лежали, висели разнообразные механизмы и устройства: некоторые были знакомы Телемаху, но присутствовали и воистину причудливые конструкции, такие же старые, как и их хозяин, о предназначении которых можно было лишь догадываться. Также повсюду можно было заметить части марионеток - руки, ноги, головы - рассортированные по полкам, свисающие с потолка или же просто сваленные в кучи по углам кабинета. Последняя деталь интерьера создавала своеобразное мрачное напряжение, но его заглушали мягкий свет закатного солнца, рекой лившийся в комнату сквозь большое окно, и атмосфера спокойствия, которую создавал благодушный старец.

Дюрак тяжело опустился в свое кресло рядом с заваленным книгами столом и устало потер пальцами веки.
- Итак, учитель, что вы хотели обсудить со мной? - дождавшись жеста старика и сев на один из стульев, осторожно поинтересовался Телемах.
- Телемах, мальчик мой, это дело скорее личного характера. В нем нет ничего запретного, но все же я хотел бы, чтобы этот разговор остался между нами... Если бы я мог, я справился бы и сам, но... ты мне нужен, Телемах.
Алхимик помедлил несколько мгновений, прежде чем ответить. Начало ему уже не понравилось, но от того, чтобы, по крайней мере, узнать, чего от него хочет старик, вреда не будет.
- Я слушаю, - кивнул Телемах, не сводя глаз с лица Дюрака. Тот помолчал немного, собираясь с духом и мыслями, после чего негромко поинтересовался:
- Ты ведь знаком с Девро, да?
- с Перрином? Ну конечно! - кивнул Телемах, после чего его лицо помрачнело, и он глухо пробормотал: - Его сестра-близнец, Пиррет, погибла во взрыве лаборатории месяц назад...
- Да, - горько произнес Дюрак и с силой вцепился в подлокотники кресла, словно одна мысль о давней трагедии причиняла ему сильную боль.
- Я понимаю, что вы чувствуете, учитель, - сказал Телемах, искренне сочувствуя старику. - Это ведь вы привели их, еще совсем маленьких, в Атлас двадцать лет назад. Вы для них как отец.
- Перрин убит горем. Эта его депрессия... я не думаю, что он когда-либо оправится от потери. Близнецы крепко связаны друг с другом, и когда один умирает... Я... я больше не в силах смотреть на страдания бедного мальчика.
- К сожалению, тут ничего не поделаешь, - покачал головой Телемах. - Жизнь продолжается, и какими бы тяжелыми не были ее события, надо уметь оставлять их позади, чтобы освободить место чему-то новому. Было бы здорово, если бы алхимия могла оживлять мертвых. Но это грань пока недоступна даже для нас.
- Я намерен вернуть ее, - резко сказал Дюрак, по-видимому, пропустив все слова Телемаха мимо ушей. Молодой алхимик изумленно посмотрел на него. В глазах старика загорелся нехороший блеск, а на лице заиграл безумный оскал. Казалось, он за одно мгновение сошел с ума. Телемах никогда еще не видел его таким. Понимая, что сейчас разумнее будет правильно подбирать слова, он осторожно произнес:
- Но учитель... это же невозможно..
- Возможно! Я воссоздам ее!
- Что..? - Телемаху показалось, что он ослышался. Но спустя секунду осознал, что отчетливо расслышал каждый звук. - Неужели... гомункул?
- Что гомункул, - проворчал Дюрак и отмахнулся, словно от назойливой мошки, - искусственно выращенная плоть с такой же никудышной начинкой. Нет, Телемах, я создам совершенную куклу и помещу в нее душу.
- Эта кукла не станет Пиррет, - гневно произнес Телемах, понимая, что разговор уже утратил всякий смысл. - Искусственная душа не вернет ее!
- А кто говорит, что душа будет искусственной? Поэтому-то мне и нужен ты.
Телемах уже давно подозревал, к чему все идет, но очевидный смысл в хитрых словах старика окончательно открыл ему глаза.
- Вы не понимаете, о чем просите. Это невозможно! Ловля душ до сих пор не вышла за рамки теории!
- Ты плохо знаешь своего учителя, Телемах, - покачал головой Дюрак. - Я прекрасно помню тебя на занятиях. Ты был единственным, кто хоть чего-то добился в этой области. А я же знаю тебя хорошо. Достаточно хорошо, чтобы понимать, что ты на этом не остановился.
- С чего вы взяли? - вскинулся Телемах. Сейчас они походили на двух волков: старого, опытного, но уже слабого и молодого, напористого, но импульсивного. И ни один из них не готов был сдавать позиции.
- Потому что я видел, что тебе это интересно. Поэтому я более, чем уверен, что ты на этом не остановился. Ведь ты не ослабляешь хватку на том, что будоражит твое любопытство.
Телемах молчал. Ему просто нечего было сказать. Дюрак, наверное, сам того не зная, угодил в самую суть. Телемах действительно проводил исследования в области таинств души и даже достиг в этом определенных успехов. Но никогда еще прежде он не применял обретенные знания и методы на практике. Ему хотелось однажды сделать это... Но только не так.
- Посмотри на это с другой стороны, - черты лица Дюрака смягчились, и он улыбнулся, вновь став тем приятным во всех отношениях стариком, которого Телемах знал почти всю свою жизнь. - Это наш шанс облегчить горе бедного Перрина. Я действую из лучших побуждений, Телемах. Я лишь хочу вновь увидеть улыбку мужчины, ставшего мне сыном, которого у меня никогда не было. Я хочу вновь обнять женщину, ставшую мне дочерью, которой меня не наградила судьба... Уверен, Перрин тоже был бы рад вновь увидеть свою сестру.
- Но хочет ли этого сама Пиррет, - пробормотал Телемах, задумавшись над словами Дюрака. А ведь он в чем-то прав. Так они действительно могут помочь Перрину...
- Чем же не шанс услышать ответ из ее уст? Я не думаю, что Пиррет планировала закончить жизнь вот так. Столько стремлений, столько идей... Второй шанс будет для нее настоящим подарком.
Воцарилось молчание. Дюрак, опершись локтями в подлокотники кресла, сложил вместе кончики пальцев, по-видимому дожидаясь ответа, но Телемах не спешил. Наконец, он встал.
- В ваших словах есть зерно здравого смысла. Но все равно ваша просьба - безумие. Я... я не знаю, что ответить.
Телемах, не в силах согнать с лица мрачного выражения, коротко поклонился и, развернувшись, направился к дверям. Уже в коридоре он услышал, как Дюрак окликнул его:
- Подумай, Телемах! Это благое дело! Буду ждать твоего ответа!

-----------------

Он не заметил, как ноги сами собой принесли его на смотровую площадку на западном склоне горной гряды, к которой от Академии тянулся коридор, плавно перетекавший в прорезанный в толще камня небольшой тоннель. Площадка не несла на себе никаких следов человеческой деятельности, поэтому внимания извне не привлекала.

Телемах любил здесь бывать, с самого детства и по сей день. Он помнил, как часами наблюдал за раскинувшейся перед ним пустыней, за движением песчаных дюн, за огромным пустынным солнцем, неспешно движущемуся к горизонту... Его поражала царившая здесь неоспоримая власть природы, с которой не мог совладать даже человек. Он благоговел перед пустыней, учился у нее жить и выживать, и именно ее он готов был назвать родным домом.

Телемах присел на лежавший рядом камень, тяжело вздохнул и, прищурившись, устремил свой взгляд куда-то вдаль. Время - как, впрочем, и его мысли - текло неспешно, словно сжалившись над раздумывающим алхимиком по какой-то своей непостижимой вселенской причине.
- Так и знала, что найду тебя здесь!
Телемах вздрогнул и, вскочив на ноги, поспешно развернулся.
- Сион!
Сион Эльтнем сбросила капюшон своей пустынной накидки. Лучи закатного солнца заиграли на светлой коже ее привлекательного, пусть и заметно похудевшего лица и заплясали бликами на сплетенных в косу пепельных волосах (мало кто видел ее настоящий цвет волос, обычно она красит их в яркий аметист под цвет глаз).

Сион Эльтнем хоть и была где-то на год старше Телемаха, Нефис и Рукуса, но все равно выросла с ними, если можно так выразиться. Из-за наследия своей семьи, которую все ненавидели за их Эфирные Нити (и которая пала несколько поколений назад вместе с Зепией), Сион сторонились все, и никто с ней практически не общался. Девочка замкнулась в себе, углубилась в исследования и в рекордные сроки раскрепостила дремлющего в ней гения. Она бы до сих пор коротала свои дни в одиночестве в своей лаборатории... если бы не вездесущая Нефис.
Когда им было лет по шесть, Алхимик, когда-то приведший Рукуса в Атлас, привез из Европы здоровенную коробку всяких диковинных сладостей и без всякой задней мысли вручил ее троице. Они тут же ретировались в подземелья, где обычно проводили свободное время в одной из пустующих лабораторий. Нефис вдруг остановилась, когда они проходили мимо слегка приоткрытой двери лаборатории (как потом выяснилось через минуту, принадлежавшей Сион), пробормотала: "Почему она такая грустная..?" - и спустя несколько мгновений уже тащила за собой вовсю упирающуюся Сион, радостно галдя: "Конфеты! Конфеты! Спорим, ты тоже хочешь, да?". Это был момент начала их дружбы.

Телемах подошел к Сион и деланно-официальным тоном произнес:
- Госпожа Атласия! Рад вновь видеть вас в этих стена...гкх!!
Небольшой, но увесистый кулак девушки со снайперской точностью угодил ему прямо под дых, и алхимик согнулся в три погибели, судорожно ловя ртом воздух. Но прийти в себя ему не дали, потому что руки Сион уже обвили его шею и прижали его лицом к обтянутой в выцветшую униформу Атласа груди. Приветствие и пытка одновременно.
- Госпожа Атласия настойчиво просит магистра Вандельштама не называть ее так, - угрожающе промурлыкала Сион. Телемах слабо трепыхнулся, пытаясь вновь получить доступ к живительному воздуху, и кое-как выдавил из себя:
- Да я пошутил... Пошутил же! Сион, я же сейчас помру, не от удушья, так от смущения!
Сменив гнев на милость, Сион выпустила Телемаха из своих объятий и, когда тот отдышался, произнесла:
- Только вернулась, решила сперва к вам забежать. Заглянула к тебе в лабораторию, но там была только Аная, дрыхнущая без задних ног..
- К Нефис можешь не ходить, ее из лаборатории палкой не выгонишь, - хмыкнул Телемах. - Хотя, если пустить в ход твои Нити, может, что и получится.
- Ни за что! - Сион побледнела, как если к ней зашли поздороваться все Апостолы-Прародители во главе с Альтрог. - Подключалась я к ней однажды... Чуть с ума не сошла от бардака в ее голове. А что Рукус?
- Отбыл в Фивы день назад.
- Обидно. А я как раз оттуда, - Сион скорчила гримаску, после чего пожала плечами.
- И где ты пропадала несколько лет? - как бы невзначай, будничным тоном поинтересовался Телемах, сложив руки на груди.
- А, - отмахнулась Сион. - Сначала в Японии, помогала Шики и всей его семейке разобраться кое с какими проблемами, а потом прогулялась по Европе и Азии.
- Шики? - Телемах задумчиво почесал пальцем бровь. - Это не тот ли парень, который знаком с Принцессой Истинных Предков?
- Он меня здорово тогда выручил, - кивнула Сион. - Я даже сказала ему, что он мой "первый настоящий друг".
- Ты обидела меня до глубины души, - ухмыльнулся алхимик.
- Ну слукавила, бывает, - вздохнула Сион. - В тот момент я так выразила ему свою признательность.
- Только Нефис об этом не говори, а то, рыдая, живьем тебя сожрет.
Сион звонко рассмеялась. Зрелище редкое, поскольку она нечасто давала волю истинным эмоциям. Как бы там ни было, Телемах был несказанно рад вновь услышать ее смех.
- Я побуду в Атласе где-то месяц, поисполняю свои обязанности заместителя директора (хотя я уже представляю, какую он мне головомойку устроит..), а потом опять уйду.
- Зачем? - недоумевающе поинтересовался Телемах. - Тебя и так столько времени не было! Знаешь, как мы волновались? А от твоих редких весточек в стиле "дела пока не дрянь, скоро не ждите" легче не становилось, знаешь ли.
- Прости, Телемах... но я не остановлюсь, пока не найду лекарство от вампиризма, - Сион улыбнулась, и у Телемаха по спине невольно пробежало стадо мурашек при виде ее клыков. - Думаю махнуть потом за океан. В Фивах меня будут ждать друзья.
- Друзья? - выгнул бровь алхимик.
- Ты про них не знаешь, но я, думаю, познакомлю вас как-нибудь потом. Мы уже давно не расстаемся, нас объединяет... общая цель.

Сион вновь набросила на голову капюшон накидки, и ее лицо утонуло в тени.
- Так, до завтрашнего утра я тут инкогнито, так что ты меня не видел, хорошо? Кстати... Ты, похоже, о чем-то думал перед нашим разговором и явно о чем-то тревожном. В чем дело, Телемах?
- Я... - алхимик помялся немного, не зная, говорить подруге правду или нет. И решил, что нет. Все равно узнает, этой особенности у нее не отнимешь. - Скажи... Как думаешь, если душа вновь сможет обрести тело - будет ли она такой же, какой была прежде?
Сион внимательно посмотрела ему в глаза пытливым немигающим взглядом, и Телемаху остро захотелось броситься на колени и сознаться во всем, что он делал за последние годы. однако, он, нервно сглотнув, выдержал взгляд подруги.
- Не думаю, Телемах, - покачала головой Сион. - Покинув тело и материальный уровень естества, душа, уже не стесненная никакими путами, становится чистой энергетической концентрацией чувств, эмоций и воспоминаний. Новая плоть уже не сможет заковать ее в прежние кандалы.
Телемах, не проронив ни слова, отвел взгляд. Слова Сион вновь разбудили уже поутихшие сомнения. девушка обеспокоенно оглядела поникшую фигуру алхимика и нахмурилась:
- Не знаю, что ты задумал... но скажи мне: стоит ли оно того?
- ... Да, - наконец, произнес Телемах. - Возможно, так я смогу помочь другому человеку.
Сион удовлетворенно кивнула, улыбка вновь вернулась на ее лицо.
- Ну тогда почему бы не попробовать, а? - ободряюще хлопнула его по плечу Сион, развернулась и направилась к ведущему в Академию тоннелю. Не оборачиваясь она помахала ему рукой. - Не морочься, просто сделай это, а потом смотри, что из этого выйдет. В любом случае, безвыходных ситуаций не бывает. До завтра!
Телемах молча проследил за удаляющейся фигурой девушки. В голове его на бешеной скорости проносилась куча мыслей, он ежесекундно вновь и вновь взвешивал огромное множество аспектов, говорящих за или против предложенного ему мероприятия...
И когда Телемах вновь поднял голову, глаза его говорили, что он принял решение.

Уже знакомая старая двустворчатая дверь вновь выросла перед ним, подобно мрачному безмолвному стражнику. Взявшись за ручки, Телемах распахнул ее, с твердым намерением нанести визит обитателю находящейся за ней комнаты.
- Я согласен. Начинаем сегодня ночью.   

2/end

+1

4

/3

- ГААААААДСТВОООООО!!!
Громкий и вполне себе искренний в порыве чувств крик Нефис разнесся по округе, отражаясь от каменных стен западного крыла Академии.
Сопровождавшая ее троица с задумчиво-философскими взглядами взирала на нижнюю часть перевесившейся через подоконник распахнутого окна Нефис, пока поток их мыслей не пришел к одному резонному вопросу.
- Итак, господа, кто из вас соизволит сказать мне, что с ней случилось? - поинтересовалась Сион, уставившись тяжелым взглядом на вмиг потупившихся Телемаха и Рукуса.
- Вот тебе загадка, Сион, - усмехнулся Телемах, обхватив Нефис за талию и попытавшись втянуть ее в относительно безопасный с точки зрения головокружительной высоты коридор. - С когтями, но не птица, рычит и матерится.
Лицо Сион вытянулось от изумления, однако, Рукус тут же расплылся в улыбке.
- Амина! Родная, как же я про нее-то не подумал!
- Поправка: Амина, починяющая синтезатор. Агрегат не выдержал энтузиазма Нефис и вышел из строя. На отладку и синтез каталитического вещества уйдет еще несколько дней, хотя она планировала начать уже сегодня... Гррр, Нефис! - прорычал Телемах, не в силах отодрать девушку от подоконника, все еще продолжавшую кричать в окружающее пространство:
- Это все заговор, да? Тайный заговор! Что б вас всех! А ты чего уставился?! Ты наверняка в деле, я тебя запомнила!
- Нефис, прекращай, еще немного, и ты науськаешь на себя всех часовых в округе, - вздохнув, произнесла Сион и похлопала Нефис по спине. Та, поразив всех резкой сменой настроения, тут же выскользнула из хватки Телемаха и повисла на шее Эльтнем.
- Ради Вас - все, что угодно, милая Атласия, - проворковала она. Сион трогательно покраснела и обвела взглядом коридор, приметив любопытные взгляды проходивших мимо сотрудников и учеников Академии.
- Да ты что, совсем сдурела? - прошипела Сион, настойчиво стараясь отцепить от себя лезущую целоваться Нефис. Такой безумной подруги днем с огнем не сыщешь! - Уйди в тень, больная! Да за такой тет-а-тет я тебя на ближайшей пальме повешу!
- У-у-у, злюка!
Сион оскалилась акульей ухмылкой, и Нефис поспешно ретировалась в укрытие за спины едва сдерживающих хохот Телемаха и Рукуса.
- Хочу в лабораторию! - проныла она. Телемах потрепал ее по голове, словно робкого щенка.
- Нет, надо и свежим воздухом хоть иногда дышать, прогуляться.
- Какое еще "прогуляться"? - выгнул брови Рукус. - Я вас всех вытащил, чтобы пригласить посмотреть на мой первый серьезный эксперимент по переносу физической материи!
- Перенос материи? - удивилась Сион и поскребла указательным пальцем висок. - В смысле телепортация?
- Если бы уважаемая Сион Эльтнем Атласия не шаталась столько лет черт знает где, она бы знала, что я занимаюсь этим уже три года, - обиделся Телади.
- Телепортация до сих пор недоступна для современной магии, - задумчиво пробормотала Сион.
- И именно поэтому...
- ...твой проект так важен, слышали уже и не раз, - устало закончила Нефис. - Ты с нами, Сион?
- Не очень-то и хотелось (Не смотри на меня так, Телади!), но куда я денусь? Это моя обязанность как заместителя директора, - пожала плечами Атласия.

Троица неспешно побрела по коридору, обсуждая будущий эксперимент Рукуса. Он поведал несведущей Сион свою теоретическую основу: все в нашем мире может быть оцифровано и представлено в виде бинарных и числовых последовательностей. Практически любую точку в пространстве можно описать многомерной числовой матрицей, которая после обработки написанным Рукусом сложнейшим алгоритмом вычислений, сводится к нескольким пространственным "координатам".
После Рукус в течение года собирал два механизма. Один был способен определять и высчитывать эти координаты у любого места земного шара, а второй осуществлял сам процесс переноса.
Если следовать теории Рукуса, то любой предмет в мире - живой или неживой - обладает сменяющимися каждое мгновение числовыми определениями, описывающими саму его суть, состав и состояние. Поскольку в правилах планеты прописано, что один и тот же объект не может существовать в двух экземплярах одновременно, то машина телепортации анализирует помещенный в нее объект, заносит нумерологическую информацию в особый сигнал и расщепляет объект. После чего сигнал отправляется в нужную точку пронстранства, неся в себе своеобразный приказ окружающей материи, который можно описать, как "построить согласно вложенным схемам", и объект воссоздается из частиц пространственной материи согласно заложенным в сигнал числовым опредедениям, точно таким же, каким он был помещен в машину.
Больше года Рукус экспериментировал с неживыми объектами, а после столько же - с растениями и мелкими животными, доводя проект до совершенства. И сегодня должен был состояться первый опыт по переносу человека.
Пока что это была поездка в один конец, поэтому Рукус уже организовал близ намеченной точки "прибытия" группу для встречи. Тем не менее, если проект одобрят и дадут ему ход, Телади планировал установить терминалы во всех важных для Атласа точках планеты.

- Смелая задумка, - заинтересованно кивнула Сион, когда они подошли к главной лестнице.
- Мне тоже хочется быть магистром, - ухмыльнулся Рукус. - Вон, Нефис поднялась за счет своих межпространственных работ, а Телемах с Табрисом на вооружении собаку съели. Телемах, ты столько всего для церковников сделал, как они только тебя к себе еще не позвали?
- Ни за что! - скорчил кислую гримасу алхимик. - От слова "Господь" меня уже нервная дрожь пробирает.
- Кого я вижу!
Троица вздрогнула от неожиданности и, как один, повернули голову в сторону лестничного пролета.
- Помянешь черта... - пробормотала Нефис и тут же расплылась в радостной улыбке: - Табрис! Давненько тебя не видела!
- Весь в делах, - сокрушенно вздохнул Табрис Халид, присоединяясь к ним. Обменявшись с Телемахом и Рукусом рукопожатиями, он с идиотской улыбкой на лице повернулся к буравящей его суровым взглядом Сион.
- Госпожа Атласия! Какая радость вновь видеть Вас! Вы так хорошо выглядите...
- И не подлизывайся, Халид, - отрезала, как ножом, Эльтнем и злорадно ухмыльнулась, искренне наслаждаясь унылой физиономией Табриса. - В Европу не пущу, пока не отчитаешься мне по арсеналу.
- Ну, попробовать стоило... - пожал плечами Табрис, после чего сделал страшные глаза: - Слышали? Девро вернулась.
- ...вернулась? - одновременно переспросили Нефис и Рукус, видимо так же одновременно подумав, что им это послышалось. Однако, лицо Табриса говорило о том, что он не шутит.
- Не смеши меня, - отмахнулась Нефис, из-за своей природной вредности отказываясь принять слова на веру. - Хочешь сказать, что у нас в Атласе призрак завелся?
- Причем тут призрак? - выгнул брови Табрис. - Она вчера вернулась из Азии, где она, оказывается, была все это время!
- А кого же мы тогда хоронили месяц назад? - пытливо поинтересовался тоже настроенный на скептицизм Рукус. - Я, конечно, знаю, что гроб был пустой, потому что после взрыва в лаборатории совсем ничего не осталось, но Пиррет...
- ...была там, если верить словам Перрина, да, он лично это утверждал, однако, Пиррет сказала, что ездила по запросу Ассоциации Магов в Израиль, не известив при этом своего брата. И теперь эта его уверенность в том, что она была в лаборатории во время катастрофы, вызывает у нее лишь замешательство.
- Он мог сам себе внушить это, - поспешил вставить Телемах, чувствуя острое желание расстегнуть лишнюю пуговицу на воротнике своей формы. - Сильный шок и стресс могут сыграть с разумом злую шутку и выдать несуществующее за действительное.
- Думаешь? - раздался за его спиной ехидный голос Сион, чей пристальный взгляд невидимой дрелью сверлил в спине Телемаха невидимую, но ощутимую дырочку.
- Да, - сглотнув, нервно отозвался Телемах, не в силах заставить себя повернуться и посмотреть Атласии в глаза. - Игры разума - моя стезя.
- Значит... - задумчиво произнесла Нефис, - Пиррет уезжает по делам, не известив родных, потом в лаборатории раздается таинственный взрыв, а Перрин более чем уверен, что его сестра в этот момент находилась там... Что-то здесь не вяжется. Во-первых, странное поведение Перрина, во-вторых, не менее странный взрыв в лаборатории первоклассных алхимиков, у которых ошибка - такое же редкое явление, как и зрелище Сион в купальнике...
- Перрин просто переволновался, - раздалось за спиной у Нефис, - а гальваническая установка рванула из-за банального недосмотра, от которого никто не застрахован.
Нефис вскрикнула скорее от неожиданности, нежели от прилетевшего ей в макушку кулака красной, как рак, Сион, и так витиевато выругалась, что весь мужской состав из присутствующих потупил взгляд, в том числе и Перрин, подошедший к ним вместе с сестрой со стороны лестницы.
- Я сейчас чуть немножко не умерла от испуга! - Нефис, тяжело дыша, повернулась к близнецам. - Обязательно было подкрадываться?!
Брат и сестра Девро, казалось, были живыми воплощениями мужского и женского начала одного существа. Оба невысокого роста, с коротко стрижеными светлыми волосами, аккуратно уложенными под форменной шапочкой Атласа. Однако, ощущение равенства, свойственное большинству близнецов, было явно сдвинуто в сторону сестры. Именно она была гордостью текущего поколения семьи Девро. Перрин, конечно, тоже был выдающейся и яркой личностью, но все же постоянно оставался в тени сестры, что, впрочем, не мешало им работать вместе. Несмотря на то, что они были очень похожи, Перрина можно было отличить по чуть более грубым чертам лица, а Пиррет - по свойственным любой женщине особенностям фигуры. Но в силу явного доминирования Пиррет, почему-то хотелось сказать, что это Перрин скорее был похож на нее, чем она - на него.
- Гляжу, сплетничаете за нашими спинами? – улыбнулась Пиррет. Нефис тут же замахала руками:
- Да что ты! Мы просто удивлены, как и все. Вы, ребята, за один день столько шума вокруг себя наделали!
- Ты права, - устало потерла висок Пиррет. – Это… досадное недоразумение. Надеюсь, в скором времени все уляжется само собой. Тем не менее, меня поразил тот факт, что Перрин счел меня погибшей, - девушка посмотрела на своего брата, и тот вздрогнул, словно ему по спине прошлись плетью.
- Прошу прощения… сестра.
- Сама виновата, - Рукус сложил на груди руки. – Следовало дать ему знать, что ты уезжаешь. И вообще, как это ты так умудрилась уехать, а директор и Совет даже не знали об этом?
- Контракт оговаривал строжайшую конфиденциальность, а алхимики высоких рангов имеют право брать контракты по собственной инициативе и на свое усмотрение, - даже не повела бровью Пиррет и повернулась к Сион: - Я ведь права, госпожа Атласия?
Эльтнем молча кивнула, не сводя с Пиррет пристального взгляда.
- Как бы там ни было, теперь все вернулось на круги своя, - радостно хлопнула в ладоши Нефис. – Ты вернулась – и это главное! Что с тобой, Перрин? У тебя сестра жива-здорова, а ты киснешь! Я на твоем месте уже скакала бы по всей Академии и орала от радости!
- Как хорошо, что он – не ты, - вставил Рукус.
Перрин покосился на сестру странным взглядом, после чего вымученно улыбнулся:
- Да, то, что она жива, несравненно радует меня, просто…
- Просто ты еще не отошел от потрясения, брат, - хихикнула Пиррет. Перрин резко замолк, словно ему заткнули кляпом рот.
- Кстати, какая-то ты бледная, Пиррет. Ты… хорошо себя чувствуешь? – странным голосом вдруг задала Сион вопрос, безобидный для прочих, но слишком много говорящий для Телемаха. Алхимик почувствовал, как его прошиб холодный пот.
- Ммм? – удивленно протянула девушка, после чего усмехнулась: - Я просто еще толком не отдохнула после долгой дороги, а вся это суматоха изрядно прошлась по моим нервам, только и всего.
Сион молчала несколько мгновений, после чего широко улыбнулась:
- Раз так, то тебе следует хорошенько отдохнуть, все остальное подождет до завтра. Приказ Атласии!
Телемах почувствовал, как ледяная хватка на сердце слегка ослабла.
- Слушаюсь, госпожа, - хихикнула Пиррет. – В таком случае, позвольте откланяться.
- Я тоже покину вас, - кивнул Табрис и на его благородном лице возникло страдальческое выражение. – Думаю, стоит начать составлять отчет по арсеналу.
- О, можешь не спешить, - с издевкой произнесла, оскалившаяся Сион.
Когда близнецы и Табрис покинули их поле зрения, и троица возобновила свой путь, Нефис повернулась к Рукусу и хлопнула его по спине:
- Ну что, вернемся к нашему барану!
- Эй!
- Так на сколько ты запланировал начало своего архиважного эксперимента?
- Вообще-то на десять минут назад… Но, я так подозреваю, это еще не предел, да?
- Естественно! Дело нервное, на голодный желудок смотреть сложно будет. Так что сперва – столовая!
- Опять?!
Сион с Телемахом немного отстали от разглагольствующих Нефис и Рукуса. Эльтнем вцепилась мертвой хваткой в его рукав и прошипела:
- Вы что, совсем с Дюраком спятили?!
- Ч-что ты хочешь сказать? – нервно запнулся Телемах. Сион погрозила ему кулаком:
- Не юли, Телемах, я слишком хорошо тебя знаю! И неужели ты думаешь, что я поглупела за время своего отсутствия? Искусственная плоть, механизмы, воссозданные воспоминания… прикрепленная душа! Чем вы только думали?! Этой куклой и притянутой за уши историей вы, может, обманете всю Академию, но только не меня!
- Не злись раньше времени! – не выдержав, возмутился Телемах. – Все же получилось! Ты же видела ее, Пиррет такая же, какой и была.
- Несанкционированные индивидуальные эксперименты по исследованиям человеческой души находятся под запретом не просто так! – прорычала Сион. – Я же тебе говорила, что душа может вернуться в наш мир совсем другой!
- Мы лишь хотели помочь Перрину, - холодно произнес Телемах. – Нами двигало не тщеславие, не жажда знаний, не возбуждение от открытий – лишь сострадание и желание помочь ближнему. Я полагал, ты поймешь, что этого стоит возможного риска.
Несколько секунд Сион хмурилась, после чего вдруг вздохнула. Телемах настороженно покосился на нее:
- Ну и… что думаешь делать?
- Ничего. Как я и сказала, посмотрим, что из этого выйдет. Но я на вашем месте, прежде чем бросаться в эту авантюру, изучила бы то, что может скрываться за той катастрофой. Нефис была права в одном – что-то здесь не вяжется…

+1

5

Конец третьей главы.

***

Лаборатория Телади была воплощенным памятником его эксцентричности и авантюризму. В огромном, хорошо освещенном помещении царила приятная прохлада, а тишину нарушали лишь едва заметные гудения и поскрипывания множества механизмов и машин самой разной сложности, направленности и причудливости. Как и у многих других алхимиков, лаборатория Рукуса представляла собой и место работы, и уютное убежище от окружающего мира одновременно. Западная сторона была обставлена в европейском аристократическом стиле эпохи Возрождения: в глаза сразу же бросались мебель с крупной резьбой и инкрустациями из светлого дерева, массивный стол с ютившимися на нем свечами, чашами с фруктами и графином воды; резной шкаф, забитый одеждой, и несколько его меньших собратьев заполненных научными работами и трактатами по химии, физике, механике и более сложным и тайным сферам ортодоксальной и современной алхимии. Все это было освещено грамотно расставленными изысканными бронзовыми канделябрами, свечи которых размеренно покачивали своим пламенем, подчиняясь воле редкого дуновения воздуха. И неважно, что среди всего этого аристократизма то тут то там виднелись органично вплетавшиеся в обстановку тихонько гудящие алхимические машины, а пламя свечей было неестественного синеватого оттенка – здесь было уютно.

Однако, стоит сделать шаг, углубляясь в восточную сторону лаборатории, как у любого появится желание потереть глаза от неверия и недоумения. Хаос царил в этой части помещения: сваленные в неровные кучи потрепанные книги и высокие стопки пергаментов и схем слегка разбавляли чудовищную мешанину из огромного количества механизмов, причем по их внешнему виду сложно было сказать, работали они или нет. Где-то в недрах всего этого технокошмара что-то зловеще постукивало и тикало, наводя на не самые приятные мысли. Неровные огарки нескольких дюжин свеч своим тусклым свечением отбрасывали самые невообразимые тени.

Однако, даже этот пугающий контраст мерк в сравнении с тем, что возвышалось в дальней части лаборатории. Огромная мерцающая полупрозрачная сфера диаметром около шести метров непостижимым для обычного человека образом парила над полом. Ее поверхность, напоминающая жидкое стекло, постоянно переливалась и словно текла, отчего создавалось впечатление, что внутри сферы бушует ливень, потоки которого сбегали вниз по внутренней поверхности.
Сфера парила над внушительным постаментом, внутри которого вращались сотни шестерен, как массивных, способных раздавить человека своим весом, так и крошечных, десяток которых можно спокойно сжать в кулаке.
Пять искривленных механических шпилей, периодически искрящих голубоватыми электрическими разрядами, «произрастали» вокруг постамента прямо из пола. Казалось, огромная рука вот-вот сожмет сферу в металлическую хватку. Концы шпилей венчали матовые круглые пластины из сверхпроводящего вещества.
От механизма, словно корни многовекового дерева, расползались в разный стороны толстые провода и кабели, исчезая в скрытых в полумраке гальванических установках и трех больших пультах управления, усеянных светящимися алхимическими кругами, лампочками, кнопками и рычагами. С полдюжины молодых алхимиков-практикантов суетилось вокруг этого творения рукусовского гения, проводя последнюю настройку и подготовку к эксперименту.

У подножия одного из шпилей свернулся в клубок большой черный кот, изредка поглядывая сонными желтыми глазами на окружающую его суету. Его еще котенком пару лет назад привез из России Рукус. Кот, из-за своего природного стремления гулять, где захочется, быстро стал любимцем всего подземелья.
- Оррзах! Кис-кис-кис! Иди к тете Нефис! – раскинув руки, девушка побежала к дремлющему зверьку, сопровождаемая удивленными взглядами алхимиков.
Заслышав до отвращения знакомый голос мучитедьницы-тискательцы, Оррзах напрягся и прижал уши к голове, не сводя с приближающейся Нефис своего немигающего взгляда, и в последний момент утек в сторону, ловко избежав ее объятий.
- Ах вот как, значит, - ухмыльнулась Нефис и, расстегнув пару пуговиц на длинной юбке униформы, бросилась в погоню.
В надежде избежать грядущей судьбы в виде лишения спокойной дремы и беспрерывного тисканья в ближайшие полчаса, Оррзах метнулся прочь от своей мучительницы. Перед ним выросла громада одного из пультов управления, и кот высоко прыгнул, приземлившись прямо на ряд горящих кнопок.
- Внимание! Сброс хладагента через пять… четыре… три… - раздался где-то под потолком бесстрастный синтетический женский голос.
В великолепном прыжке, которому позавидовал бы любой представитель семейства кошачьих, Телади подлетел к пульту и навалился на один из торчащих рычагов.
- Сброс отменен, - пробубнило под потолком.
- Ой, это ведь наверняка было что-то важное, да? – с деланным испугом округлила глаза Нефис. Пойманный Оррзах, зажатый в ее железных объятиях, чуть ли не с мольбой смотрел на хозяина.
- Стул мне! – взревел, словно раненая росомаха, Рукус.
Его требование было выполнено с рекордной оперативностью, и через пару секунд надувшаяся Нефис, поглаживая смирившегося с судьбой кота, уже сидела на резном кресле, а на ее плечах покоились надежные ладони Сион и Телемаха.

Кое-как отдышавшись и успокоившись, Телади хлопнул в ладоши.
- Так, попрошу всех минуту внимания!
Практиканты сгрудились перед ним, словно туристы перед гидом, с лицами, на которых застыло напряженное ожидание.
Подойдя к столу, Рукус незаметно погрозил Нефис кулаком (получив в ответ кислую мину) и налил в стеклянную чашу воды из графина.
- Итак, - громко произнес Телади, - Кажется, что прошла уже вечность с тех пор, как мне пришла в голову эта восхитительная идея, но фундамент был заложен всего лишь два года назад. А теперь достаточно посмотреть вокруг, чтобы понять, сколько же всего было сделано. Но клянусь, идея так и осталась бы идеей, если бы не… я! Очевидно же, что я гений, этакий технологический мессия!
Нефис и Сион одновременно ухмыльнулись, а Телемах, хмыкнув, покачал головой. Рукус, змея ты этакая!
Однако, улыбка, которая расцвела на лице Телади, быстро свела на нет все его напыщенное бахвальство.
- Как вы поняли, господа и дамы, это была шутка, - продолжил Рукус, вдохновленный негромким смехом. – Нет, я, конечно, гений и умница, это бесспорно, но даже мне ничего не удалось бы добиться в такие рекордные сроки без поддержки моих друзей и помощи нашего будущего поколения алхимиков. Немного необычно говорить это, когда среди вас, уважаемые практиканты, легко найдутся мои ровесники, но поверьте, звездный час наступит у каждого, рано или поздно. И в заключение, позвольте от всего сердца поблагодарить вас всех за усердие и безответную преданность делу. Все вы получите самые лучшие рекомендации, как с моей стороны, так и со стороны магистров Стридберг и Вандельштама, а также Атласии, да? Нет? Ну, наверное… Отличная работа!
Телади приложился к своей чаше с водой под нестройные, но уверенные аплодисменты окружающих.
- Урааа! Вздрогнули! – резко вскочив со стула, Нефис схватила со стола графин и припала губами к горлу. Слетевший с ее коленей Оррзах неодобрительно зашипел, явно осуждая чрезмерную энергичность в таком изначально степенном и неторопливом процессе.
- Никакого стыда у тебя у тебя нет, Нефис… Ну-ка, дай сюда! - прошипела Сион и попыталась отобрать бедный стеклянный сосуд, но долговязая Нефис ловко перехватила его и вскинула над головой, тем самым делая его недосягаемым для не блещущей ростом Сион.
- Не дам!
- Зараза!
Все, как один, с удовольствием принялись наблюдать за этой крайне занимательной сценой, и лишь Телемах с Рукусом вздохнули, дивясь ребячеству дам.
- Можно тебя на минутку, Рукус? – взяв друга под локоть, Телемах отвел его в сторонку. – Скажи-ка мне… Сингулярность. Ты решил этот вопрос?
- Не волнуйся, - кивнул тот. – Я просчитал возможные варианты, и решил, что кварц мне в этом поможет.
- Кварц?! – изумленно округлил глаза Телемах. – Это же диэлектрик! Тебе так хочется посмотреть на обратную цепную реакцию?
- Неужели ты забыл, что я гений?
- Мне бы очень хотелось, но ты не даешь…
- Я поработал над его молекулярной решеткой. Теперь это что угодно, но только не диэлектрик. К тому же, он достаточно стабилен, что означает, что все пройдет, как по маслу.
- Прости, но меня этим вряд ли успокоишь, - нахмурился Телемах. Рукус ободряюще хлопнул его по плечу.
- Скажу тебе по секрету: позавчера я перенес парочку мышей в лабораторию Сион. Спустя час она пришла ко мне, чтобы одолжить на ночь Оррзаха... А раз получилось с мышами, то… - Телади покосился на молодого алхимика в пыльнике и с вещмешком, который стоял чуть поодаль, со стоически каменным выражением на лице игнорируя потасовку Сион и Нефис.
- Блииин, Сион, и в кого ты такая зануда? Знаю, это все твоя коса! Это принимающая антенна, она тоже принимает участие в заговоре, я уверена!
- Не гони на мою косу, она старше тебя по званию!
С трудом сдерживая улыбку, Телемах проследил за взглядом друга и негромко поинтересовался:
- Парень точно уверен, что хочет этого?
- Он сам вызвался. Сказал, что хочет стать частью значимого открытия. Просил в случае неудачи никого в его смерти не винить.
Телемах вздохнул. Он, как никто другой, знал, что значимые свершения требуют определенных жертв. Но этот парень сам волен распоряжаться собственной жизнью, и тут Телемах, к сожалению, ничего не мог поделать, кроме как выразить неодобрение, которое все равно ничего не решало.
- Ладно, давай начинать что ли, - кивнул он. Рукус энергично повторил его кивок.
- Сперва ту парочку успокой, у тебя это прекрасно получается… Слушай, как так получается, что ты можешь заставить их по струнке ходить, а?
- Животный магнетизм, - пробурчал Телемах и направился к Нефис и Сион, которые уже на полном серьезе намеревались перейти к более радикальным способам противостояния. Получив от жениха внушительный подзатыльник, Нефис виновато понурилась и оставила в покое злосчастный графин, а Сион, тут же потеряв стимул для драки, успокоилась сама, и спустя несколько секунд обе присоединились к Телемаху, который приготовился лицезреть процесс эксперимента.
- Ладно, повеселились и хватит. Начинаем! – громко возвестил Телади.

Помощники рассыпались по своим местам. Лаборатория наполнилась щелканьем переключателей и рычагов, свечением алхимических кругов и говором операторов, обменивавшихся друг с другом данными. Спустя минуту ожили гальванические установки. Громко гудя, они принялись снабжать агрегат огромными объемами энергии, и пять шпилей, окружающих сферу, вздрогнули и с металлическим скрежетом пошевелились. Телемаху вновь пришло на ум сравнение с гигантской нечеловеческой рукой, и от этой мысли у него по спине невольно пробежали мурашки.
- Энергетические контуры синхронизированы, - вновь раздалось под потолком. – Ожидание предварительного инициирования.
- Ну что там у нас? – поинтересовался Рукус. Голос его был невозмутим, однако, по всей его фигуре было видно, что он едва сдерживает возбуждение.
- Все показатели в норме, - подал голос один из алхимиков за самым внушительным пультом управления.
- Тогда поехали!
Тут же со всех сторон раздалось приглушенное стаккато щелкающих тумблеров и скрипа рычагов, неописуемых механических звуков и гула алхимических кругов.
И тут сфера… ожила.
Неясно было, почему создавалось такое впечатление, потому что внешне она лишь замерцала еще ярче, физически при этом совершенно не изменившись, но… Она ожила. Эта мысль пришла всем в голову без исключения, воспринятая на каком-то ином уровне.
- Ожидание ввода первой координаты, - произнес уже знакомый искусственный голос.
- Кто это там бормочет? – свистящим шепотом поинтересовалась Нефис, видимо, по своей природе совершенно не способная воспринимать всерьез ничьи труды, кроме собственных, однако, получила в ответ лишь страшный взгляд от Сион с ощутимым тычком под ребра вдогонку и вновь вернулась к созерцательному процессу.
Один из шпилей неестественно содрогнулся и медленно коснулся сферы пластиной, венчавшей его верхушку. Сфера, наконец, уже явным образом отреагировала: ее поверхность заметно вздрогнула, а цвет переливающейся поверхности сменился на… Тут все присутствующие вновь затруднились дать описание, которое хотя бы отдаленно соответствовало увиденному.
- Ожидание ввода второй координаты.
- Так, Пауль, мы выбрали точку пустыни в сотне миль от Фив, - начал объяснять Телади. По слегка округлившимся глазам алхимика-добровольца Телемах понял, что пункт назначения оказался для него явным сюрпризом. Видимо, он знал, что окажется в пустыне, но не подозревал, что так далеко. Телемах покосился на Сион. Та неодобрительно качала головой, а выражение ее лица свидетельствовало о том, что у нее на языке вертелось много занимательных фраз в адрес Телади.
- Встречающая группа прибудет к тебе в течение нескольких часов, - весело «ободрил» Рукус парня и хлопнул его по плечу. Тот стоически промолчал, вновь позволив наблюдающим насладиться его выдержкой.
За второй координатой, последовала третья, четвертая… Каждый раз сфера принимала новый цвет, который просто невозможно было описать. С одной стороны разум легко воспринимал эти цвета и, казалось, был вполне в состоянии дать им достойную характеристику, но с другой стороны в любом человеческом языке таких слов просто не существовало. Очень необычное ощущение. Телемах понял, что ему лучше не знать, в какие такие сферы бытия и восприятия умудрился залезть его друг, чтобы заставить свой агрегат работать.
Наконец, пятый шпиль коснулся сферы. Та странно загудела и вдруг приняла свой первоначальный  светло-серый цвет хмурого неба, медленно завращавшись вокруг своей вертикальной оси.
- Маршрут в пространственной материи проложен, Господин Телади. Сигнал готов к отправке, - доложил один из практикантов.
Рукус и парень-доброволец подошли к ведущим к сфере ступенькам, нависшим над шестернями огромного работающего механизма.
- Господин Телади, Вы… уверены, что все получится? – впервые подал голос парень, и в словах его чувствовалось сомнение.
- Не волнуйся ты так, - уверенно возвестил Рукус. Если бы Телемах не знал его так хорошо, то охотно поверил бы в то, что у того действительно все надежно и все схвачено, но… Рукус просто всегда был таким. – Максимум, что тебе грозит, это приземление с высоты трех-четырех метров, будь погрешность больше, я бы тогда не решился на эксперимент, уж поверь мне! Под землю точно не попадешь!
Парень неуверенно посмотрел на зрителей. Сион, несмотря на весь свой скептицизм, ободряюще улыбнулась и кивнула головой. Молодой алхимик тяжело вздохнул и, осторожно поднявшись по ступенькам, предстал перед поверхностью сферы. Парень медленно поднял руку. Пальцы его легко прошли сквозь оболочку сферы, а по ее светящейся поверхности пошло слабое возмущение, словно он погрузил руку в обычную воду.
Собрав волю в кулак, парень шагнул внутрь сферы.
Телемах, Нефис и Сион напряженно наблюдали за передвижением его расплывчатых очертаний. Бедняга выглядел так одиноко, что невольно стало его жаль.
- Отсчет! – громко воскликнул Телади.
- Трансляция сигнала через пять… четыре… - послушно начал бубнить голос под потолком.
- Кто-нибудь закройте мне глаза, - прошептала Нефис.

- …два…один… Инициализация.

Раздался оглушительный гул. Резкая вспышка обожгла глаза. Последнее, что успел заметить Телемах – очертания парня внутри сферы, которые исчезали, словно развевавшийся ветром пепел.
В потолок ударил ослепительный столб света, проникая прямо сквозь камень.
Когда ко всем вновь вернулось зрение, народ дружно принялся нащупывать взглядами пустую погасшую безжизненную сферу. На лицах большинства отчетливо читалось то, что они даже сейчас не могли поверить в успех предприятия.
Рукус стоял неподвижно, каменным изваянием и с таким же каменным лицом. Казалось, толкни его – и он упадет и расколется на множество кусочков. Наконец, его губы расползлись в идиотской, но наисчастливейшей улыбке.
- Да! Да, да, да! Получилось!
Вид прыгающего от радости начальника несколько вдохновил практикантов, и они начали смеяться, жать друг другу руки и оживленно обсуждать ход эксперимента.
В это время Телади бросился обниматься со своими друзьями. Нефис благоразумно спряталась за широкую спину Телемаха, опасаясь, что Рукус задушит ее в объятиях от радости. В головах же Телемаха и Сион явно обитала не самая приятная мысль, но озвучить ее (и не только) решилась только Атласия.
Небольшой, но увесистый кулак Эльтнем врезался в челюсть Телади с такой силой, что тот отшатнулся на пару метров.
В лаборатории мгновенно воцарилась оглушительная тишина. Всеобщее внимание было теперь приковано к четверке друзей. Нефис, из которой мигом улетучилось все легкомыслие, задрожала и прижалась к Телемаху, который лишь, поморщившись, прикрыл глаза и сокрушенно покачал головой. Да, Сион, наверное, переборщила.
Оскорбленный взгляд Рукуса вцепился в Атласию, но тут же потух, стоило лишь ему встретиться с ней взглядом. Сион была разозлена не на шутку. Ей в спокойном-то состоянии мало кто решался противостоять, но сейчас даже Телемах и Нефис не осмеливались вмешаться.
- Ты только что отправил живого человека невесть в какое место через свою идиотскую машину! – заорала она. Рукус потрясенно воззрился на нее, явно не понимая, что же ее так разозлило.
- Но я ведь… Сион, ты чего…?
- Рукус, скажи-ка мне вот что: надеюсь, ты снабдил Пауля средством связи? – спокойно поинтересовался Телемах, все-таки решив влезть раньше, чем его импульсивная подруга наломает дров. Телади медленно перевел на него взгляд и кивнул.
- Да, но… К чему ты клонишь?
Очевидно, чувство эйфории и последовавшие за ним потрясение и обида смешались в невообразимую кашу в его голове, явно мешая Рукусу рационально мыслить.
- Просто не помешало бы…
- Не помешало бы связаться с ним, самец ты козий! – взорвалась не удержавшаяся Сион. Ожидавший этого Телемах закрыл рот и негромко вздохнул. Телади, потирая челюсть, повернулся к своим помощникам, которые разом вернулись к созерцанию показателей на пультах, всеми силами делая вид, что произошедшее их никоим боком не касалось.
- Самец козий… Надо это запомнить, - пробормотала Нефис и натянуто хихикнула. Телемах чувствовал, как она все еще дрожала, напуганная резкой переменой в Сион, и, мягко взял ее за руку. Девушка благодарно улыбнулась.
- Сион, по-моему, это было чересчур, - осуждающим тоном произнес Телемах. Та хмуро кивнула и развела руками.
- Ну не хотела я, так уж получилось. Но ведь этот дуралей забывает про серьезные вещи, сам того не понимая, как еще ему это объяснить?!
Подойдя к одному из пультов, Рукус включил передатчик, который использовал так называемое «манаизлучение», освоенное алхимиками Атласа уже очень давно. Особые волны распространяются на огромные расстояния через рассеянные в атмосфере частицы маны. Отследить маначастоты практически невозможно, не имея должного атласского оборудования. Ни напыщенные фанатики Церкви, ни брезгующие технологиями высокомерные идиоты в Часовой Башне – лишь алхимики Атласа могли использовать данный вид связи. Была, однако, опасность, что их могут раскусить Охотники на Демонов, но они пока, видимо, были вполне довольны тем, что есть у обычных людей.
- Пауль? Пауль, слышишь меня? Отвечай! С тобой все в порядке? – четко произнес Телади в микрофон. Сион, Нефис и Телемах стояли за его спиной, а чуть поодаль сгрудились остальные практиканты, ожидающие известий о судьбе своего товарища.
Какое-то время в ответ слышались лишь визг помех, жуткий треск и шелест, но спустя минуту сквозь этот невообразимый шум прорезался взволнованный голос Пауля.
- Господин Телади!
- Видишь, с ним все в порядке, - проворчал Рукус, покосившись на Сион. Та, явно не удовлетворенная этим, взяла в руки микрофон и властно произнесла:
- Говорит Атласия. Где ты находишься?
Опять помехи, шум… Через несколько секунд Пауль вновь заговорил:
- Я под землей.
Под землю точно не попадешь!
- Ну что, накаркал? Доигрался, умник! – прорычала Эльтнем и двинулась к Рукусу явно не с самыми добрыми намерениями. Незадачливого триумфатора спасли лишь вцепившиеся в Сион с обеих сторон Телемах и Нефис и вновь раздавшийся из динамика голос Пауля.
- Госпожа Атласия, Господин Телади, я в порядке, вот только… Вы не поверите, что я тут нашел!

3/end

+2


Вы здесь » Fate/Splinters of Wishes » Прошлое » Apostate Anthem [Short Novel]