Вверх страницы
Вниз страницы

Fate/Splinters of Wishes

Объявление


Fate:Stay Night Fansite Рассылка Ролевой курьер Сайт о аниме Blood Plus - Кровь+ Сайт о аниме Code Geass - Код Гиасс


Третьи игровые сутки

Город Фуюки

• Дата: 5 Августа 2005г.
• Время: 00.00 - 07.00
• Облачно, дует легкий свежий ветерок, над всей частью города и его пригорода, пройдет кратковременный дождь; температура воздуха +16º

Погода на неделю




Приветствуем, случайно и не случайно заглянувших к нам на огонёк! Вы попали на ролевую игру по мотивам визуальной новеллы Fate/Stay Night. Наш проект постоянно растёт и развивается, и мы стараемся сделать игру еще более интересной и удобной (всё для вас). Fate/Splinters of Wishes идёт с 4-го апреля 2010 года, и странные события начинают раскрываться. Но, конечно, же не всё сразу, должна же быть интрига? Так вот, Вы проходите, не стесняйтесь, поосмотритесь тут, а если понравится, то милости просим в наш премилый коллектив.



В нашей Библиотеке открыта для чтения статья про демонов. Также были обновлены статьи про Грааль, Слуг и Ассоциацию магов и дополнен Глоссарий.

Мы вернулись. Живы. На реконструкции. Сюжет всё тот же. Кто остался, тот остался. Подробнее в новостях.







Гид по игре Fate/Splinters of Wishes

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Fate/Splinters of Wishes » Настоящее » 05.08.05: «Месса для неверных»


05.08.05: «Месса для неверных»

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

Месса для неверных
Место: здание церкви.
Время: около 4-х утра.
Участники:  Уингейт Вагнер, Йен Вудворт, Амакура Кириха, Лувиагелита Эдельфельт, Лансер (Кухулин), Асагами Мицу, Габриэль.
Краткое описание: Говорят, отруби гидре голову, и на ее месте вырастет новая, сильнее прежней. Порой эта простая фраза как никогда точно отображает истину. В Городе появился новый ставленник Всевышнего. И его сильная длань незамедлительно зажимает в кулак воцарившийся хаос.
Примечание:

Отредактировано Game Master (05.01.2015 21:29)

0

2

Все довольно быстро переменилось. Ранним утром в Фуюки уже прибыл новый Наблюдатель, и по иронии судьбы им оказался родной брат предыдущего. Не знающие их никогда бы не подумали, что они родня. Внешне они были схожи, но по характеру — абсолютно разные. Уингейту Вагнеру не пришлось преодолевать значительное расстояние, чтобы оказаться в японском городе; он просто уже был в пути и направлялся туда, когда пришло известие о том, что его брат подлежит устранению из-за поцелуя проклятого. Глава семьи Тосака после ночного происшествия быстро среагировала и оповестила Ассоциацию. Там, в свою очередь, понимали, что действовать с Церковью придется еще теснее. Не сказать, чтобы маги были этому рады, они уже думали о том, как им сохранить магическую метку рода Де Анжелисов, и, конечно, им не хотелось, чтобы церковники мешались под ногами.

Не долго думая, в Ассоциации решили назначить за главного в этом деле Йена Вудворта, который успел вернуться в город и был как никто другой в курсе происходящего. По крайней мере, он будет считаться главным пока, это будет удобно. Не сказать, что Йена это радовало, но он был ответственным, исполнительным и достаточно умным, чтобы понять, что это может быть его шансом, и после, возможно, его положение в магическом мире может стать куда выше. Конечно, это в том случае, если он сделает всё, как нужно.

Естественно, что и без Охотников на демонов здесь не обошлось. Хотели того Ассоциация и Церковь или нет, но с Охотниками волей-неволей приходилось считаться. Подавляющее большинство Организации составляли опытные бойцы с невероятным набором навыков и умений. Они являлись равной силой даже для самых матерых солдат Господа и Часовой башни. Привыкшие действовать в городских условиях, они оказывали большую помощь в поддержании контроля над ситуацией в городе. К тому же, в сравнении с обширной агентурно-разведывательной сетью Организции все остальные выглядели блекло. Назначенная командующей (что само по себе неслыханно) действовавших в городе Охотников, Сестроубийца клана Амакура взялась за исполнение обязанностей с невероятным рвением, видимо, радуясь возможности развеять скуку. Присутствие Кирихи само по себе невольно закрепляло союз между Охотниками и прочими организациями. Сестроубийцы, как правило, никогда не покидали территории клана, и Кириха — первая успешная Сестроубийца за последнее столетие — вполне могла быть предзнаменованием чего-то крупного.

В помещении стояла удушливая духота, на добротном дубовом столе лежало прикрытое наспех сорванной шторой с одного из окон тело Бальдассаре. Над ним колдовали два мага, не очень аккуратно «вычленяя» магическую метку. Нет, с меткой-то они обращались с достаточным трепетом, но с телом убиенного довольно грубо. Они спешили. Чем быстрее они сработают, тем более сохранна будет метка, здесь промедления были чреваты порчей магического знания. Наблюдатель уже успел дать сигнал о сборе Мастеров и в церковь уже приползли (в прямом смысле слова) первые слушатели. Конечно же, маги — жуткие перестраховщики и поэтому направили на разведку фамильяров: крысу и ящерицу. Трудно было сказать, кому они принадлежали, а они уж точно не могли об этом рассказать. Это злило церковника, но он очень старался выглядеть невозмутимым, что, впрочем, ему удавалось. Вообще, из всех присутствовавших в здании только он выглядел тем, кто знает, что делать и буквально излучал уверенность в окружающее пространство. Йен нервничал, и как бы он ни старался, скрыть это ему не удавалось. На лице Кирихи застыло отстраненное выражение, а на губах играла блаженная улыбка, словно она сейчас с превеликим интересом наблюдала за чем-то, видимым только ей. В своем аляповатом наряде — облачении жрицы, поверх которого красовалась джинсовая куртка — она вообще из всех присутствовавших выглядела самой неказистой. Маг выглядел хоть и не особо броско, но его брючный костюм явно был скроен из качественного материала и на заказ — сидел он как влитой. Уингейт же был облачен в «рабочую» одежду экзекуторов.

В приоткрытое окно влетела черная как смоль ворона. Она с любопытством огляделась и резко взметнулась под потолок, обосновавшись там на одной из балок.

Отредактировано Game Master (11.12.2014 21:03)

+2

3

Одета: белое платье с завышенной талией на широких бретелях, синий сюртук с золотым кантом. На ногах белые туфли на низком широком каблуке.

Лувия остановилась на безопасном расстоянии от церкви в нерешительности. Ее не страшила возможная опасность, у нее был при себе фамильяр для разведки. Девушка опустила глаза и сжала в кулак руку прикидывая, стоит ли выждать и эффектно обозначить себя последней или окунуться в омут с головой немедленно и от души повеселиться.
— Выпускай ее, — негромко скомандовала Лувия Августу, и дворецкий послушно поставил на землю небольшую клетку. Он открыл дверцу, и из нее тут же выпорхнула та самая счастливая курица, которой довелось пережить призыв Лансера. Птица встряхнулась, расправляя примявшиеся перышки и неспешно начала свое дефиле по траве.
— Давай, пошла, — нетерпеливо бросила Лувия и для придания курице направления и ускорения пнула ее под ажурную юбочку из перьев. Животное в очередной раз изумленно прокудахтав что-то явно неприличное в адрес своей невоспитанной хозяйки, аккуратно спланировало на землю и рассталось со своей волей. Теперь ее глазами видела юная магесса.

Курица бегом добралась до церкви, однако внутрь вошла гордой походкой, томно прикудахтывая в такт своим шагам. Мысли Лувии убеждали птицу в том, как удивлены сейчас ее появлению окружающие: и тот ворон под потолком, и ящерица, притаившаяся в уголке под лавкой, и эти люди, сгрудившиеся над столом. Оценит ли шутку своей находчивой ученицы Бальдассаре?

Манерно вышагивая вдоль церковной мебели, курица вежливо раскланивалась, то с неприметной ящеркой, то с противной крысой, игриво махнула алым гребешком ворону. Она внимательно оглядела всех собравшихся, не замечая, однако, среди них учителя. Если не считать этого факта и нервной суеты у стола, кругом все было более чем спокойно. Опасность дремала, но это не значит, что она была где-то далеко.

Обойдя сбоку стол, курица любопытно вытянула шею и попыталась разглядеть, что же там творится? На дубовых досках лежал неизвестный, едва прикрытый куском шторы. Вот бы вы убрали ее, уважаемые господа. Словно по приказу, один из «колдунов» случайно задел рукой ткань, и та поползла вниз, открывая лицо несчастного... Увиденное Лувию безгранично ошеломило. Она судорожно зажала руками рот, чтобы не зарыдать в голос, и попятилась назад, мгновенно теряя контроль над своим фамильяром. Ничего и никогда Бальдассаре уже не оценит. Свыкнуться с этой мыслью было столь же сложно, сколь и остаться на месте и не сорваться на бег, чтобы немедленно прекратить надругательство над телом ее учителя.

Лувии было плевать, что сейчас в церкви оставшаяся бесконтрольной курица творит настоящий бедлам. Девушка обхватила голову руками, пытаясь свыкнуться с мыслью, что ее любимого учителя больше нет. И им никогда уже не побеседовать возле уютного камина, окопавшись кучей «запретных» книг. Бальдассаре был странным и даже пугающим человеком, но Лувия по-своему была к нему привязана. В конце концов, даже в эту заварушку косвенно затащил ее именно он. И... умер. Бросил ее наедине с огромным непознанным миром. Что же теперь делать? Уподобиться своему фамильяру и начать чинить беспорядки и творить глупости по незнанию?

Впрочем, на то, что сейчас в церкви делала курица, Лувия была просто неспособна. Оставшись наедине с пугающим миром магии, птица издала истошный вопль и принялась метаться по церкви, теряя белоснежные перышки. Она метнулась в сторону от стола с жуткими людьми под ноги какому-то джентльмену в шикарном костюме. Отбив вокруг него нервную чечетку, курица вприпрыжку понеслась к следующей жертве, пока не врезалась в экзекутора. Перепугавшись до полусмерти, она немедленно оттолкнулась от мужчины лапками, распарывая безукоризненную форму, и полетела в сторону жрицы. Не долетая до женщины пары шагов, курица вдруг замерла на месте и шокированно принялась оглядывать дело своих крыльев.

Вернув контроль над фамильяром, Лувия с ужасом оглядывала церковь его глазами и понимала, что отсчет ее глупостям уже начат, и назад дороги нет.

+2

4

Когда фамильяр Лувии оказался в обители Божьей, представители организаций что-то негромко обсуждали, попутно выжидая время. Маги не рисковали, и пока, кроме присланных фамильяров, не было никого более. А количество засланцев явно было недостаточное, оно даже примерно не совпадало с известным количеством участников, поэтому-то пока никто не «двигал речь». На курицу сначала никто и не обратил внимания, но когда та внезапно стала носиться, как маленький ураган, и истошно кудахтать, Уингейт одарив курицу праведно-гневным взглядом, молча метнул в неё Чёрный Ключ и активировав печать превратил птичку в горстку пепла.
— Недопустимо. Если еще такое повторится, и кто-то решит так пошутить, все ваши «игрушки» будут устранены. Самим придётся явиться за информацией! — Экзекутору вообще это не нравилось. С кем вести разговоры? С грызунами и птицами?

Кириха, которая хотела, видимо, по доброте душевной взять бедное животное на руки, но не успела, обиженно надулась и показала Уингейту язык. Правда, сделала она это почти незаметно, всё же мероприятие официальное и потом возмущений будет столько, что мало не покажется.

Йен занервничал еще больше, для него-то весь этот зверинец был в порядке вещей, да и он сам бы лучше прислал фамильяра. И он не особо понимал, что в этом так раздражало церковника, но что-то пояснять не стал, полагая, что это только усугубит дело. Однако, маг все-таки попытался успокоить Уингейта:
— Вероятно, они просто боятся, учитывая количество происшествий и общую неспокойную обстановку в городе. — Он замешкался, потом добавил: — Да и убийство Лорда.
Вагнер и бровью не повел. Он прекрасно знал, что в убийстве повинен его брат, но ни скорбь, ни сожаление не отображались на его лице. Будто и не брат это был. Словно брата у него и не было никогда.

+1

5

Присутствуют мастерские добавления.

Одета: белая майка, потертые джинсы, длиннополый плащ Охотников из темной плотной ткани с вшитой кольчугой. На ногах боевые сапоги. На лбу мотоциклетные очки.

Окно тихонько скрипнуло и отворилось, впуская свежий ночной воздух в небольшую комнатушку. Стол, кресло, пара шкафов с бумагами - видимо, это кабинет священника церквушки, простой и смиренный, каковой и должна быть личная обитель слуги Божьего. Какие бы вопросы здесь некогда не решались, теперь он пустовал, а слой пыли на столешнице прямо говорил о том, что теперешний владелец не утруждал себя посещением этого кабинета.
Создатель милосердный, почему мы лезем в церковь через окно?
— Нормальные герои всегда идут в обход, — в оконном проеме, горделиво уперев руки в бока, вырисовалась тень.
Впервые слышу.
— Ну, это неудивительно, — хмыкнула Мицу, силясь хоть что-то разглядеть в царившем в кабинете полумраке. «Что-то», словно ставя палки в колеса наглой вторженице, лишь еще сильнее закуталось во тьму, оставляя Охотницу в щекотливом положении, потому что шанс приземлиться на что-нибудь и сломать конечность тут же превысил привычное трехзначное процентное число. — У тебя были здоровенная пушка, здоровенное тесало, здоровенная броня...
Между прочим моя броня не скрывала изгибов моего тела, которые ты так мечтаешь пощупать, — обиженно произнесла Яни.
— Ладно, ладно, изящная броня и здоровенные дуболомы, с которыми можно спокойно ломать ворота и брать крепости. Куда уж вам в обход-то идти, чего заморачиваться? Я же нежное хрупкое создание.
Ох, не буду спорить, иначе мы опоздаем на пару часов, — вздохнул голос в голове Мицу. Та победно ухмыльнулась и вновь постаралась разглядеть окружение. Один-ноль в пользу кабинета. Мицу решила было пойти против природы - то есть хорошенько подумать - но махнула рукой, присвистнула и прыгнула наугад туда, где, как ей казалось, стояло кресло. Прыжок веры удался лишь частично. С креслом она угадала и даже попала в него, но сапог соскользнул с подлокотника, и Мицу, издав нечто среднее между возгласом и ругательством, растянулась на полу.
Какое появление! Публика рукоплещет! Хлоп-хлоп, — раздался саркастический голос Яни.
— Хлоп... — со стоном выдавила из себя Асагами и, отряхиваясь, поднялась с пола. Желание хорошенько двинуть ногой злосчастную мебель было невероятно соблазнительным, но Мицу плюнула на кресло-убийцу и осмотрелась, впрочем, опять без особого успеха.
— Выручай, Яни, где это мы?
Не выручу. Сама полезла, сама и разбирайся, — проворчала Яни.
— Вредина, — нащупав дверь, Мицу покинула кабинет и оказалась в коридоре. Свет здесь горел, но это не помешало Асагами заблудиться в трех соснах, вломиться сперва в подсобку, затем в туалет (где она задержалась - чего шанс упускать?), и только потом оказаться в алтарном помещении.   
На нее тут же уставилось с десяток пристальных взглядов. Безошибочно почувствовав это, Мицу подскочила и захотела удрать, но раздавшийся справа «Мяв» остановил ее на полушаге. Медленно повернув голову, Асагами с глупой улыбкой посмотрела на большого полосатого кота, не сводившего с нее своих желтых глаз. Немного успокоившись и сообразив, что направленные на нее взгляды принадлежали не людям, а животным, Мицу нависла над котом и дружелюбно произнесла:
— Бу, блохастый.
— ..., — кот прищурился и недобро посмотрел на Мицу, словно спрашивая «Чего тебе, собачонка?».
— Вот так значит, да? — Мицу угрожающе сложила руки на груди и уставилась на кота. Началась игра в гляделки. Кот выиграл.
— ...
— Эй, а вот маму мою трогать не смей!
Мицу, ты сюда по делу пришла или территорию метить?
— Яни, не отвлекай, у нас тут борьба авторитетов, — Мицу замахнулась ногой, чтобы отвесить зверюге пендель. Кот зашипел, но убегать не стал.
— Мицу-тян, дорогая, иди сюда, — раздалось за ее спиной. Развернувшись, Асагами увидела Кириху, которая приветственно махала ей со стороны алтаря. — Оставь животное в покое, скандала с хозяином нам еще не хватало.
— Мы еще встретимся, — Мицу погрозила пальцем коту и подошла к жрице. Та тут же заключила ее в крепкие объятия. Мицу неловко ответила, перед этим невольно вздрогнув - все-таки не каждый день обнимаешься с чудовищем.
Рядом стояли двое: какой-то сильно нервничающий паренек и церковник, всем видом показывающий, что присутствующие дышат местным воздухом только с его великодушного разрешения.
— Здрассте, здрассте, очень приятно... — раскланялась Мицу и, повернувшись к Кирихе, прошипела: — Слушай, что это за хмыри? И... — глаза ее вдруг расширились, когда она увидела за спинами присутствующих накрытого шторой покойника, вокруг которого суетилась пара непритязательных на вид личностей.
— Ма-а-ать моя инквизиция! Какого у вас тут творится? Парад питомцев и поминки в одном флаконе, что ли? Надеюсь, речь не надо будет толкать?
Ей было наплевать, кем был этот жмурик, поскольку к Охотникам он, похоже, не имел никакого отношения. Мол, если маг - ваши проблемы, если церковник - проблемы ваши, господа, мне все равно. Со стороны пары господ отчетливо веяло неодобрением, но Кирихе, судя по безмятежной улыбке, тоже было по барабану, так что Мицу решила не забивать этим голову. Вот только жрица всегда была такая, так что аргумент откровенно слабоват.
— Мицу-тян, пока все собираются, иди наружу, поиграй... с кем-нибудь, — улыбнулась Кириха.
— О, поиграть - это всегда пожалуйста! — хлопнула в ладоши Мицу. — А можно мне мячик? Только зеленый! Люблю зе... Все, поняла, ухожу, — увидев глаза церковника, Асагами поспешно отсталютовала и поспешила к выходу.
Ну что, звезда, — ехидно произнесла Яни, когда они оказались на улице, — по-моему, публика довольна.
— Я была бесподобна, — Мицу томно потянулась и осмотрелась. На улице было хорошо: свежий воздух, прохладный ветерок, шелест древесных крон по сторонам - идиллия. Зная всех этих магов и церковников, она решила, что у нее есть минут десять-пятнадцать, пока они все будут собираться. Можно пройтись, воздухом подышать. Насвистывая что-то себе под нос, Мицу сунула руки в карманы плаща и побрела вниз по улице.
— О, а это еще кто?
В отдалении Охотница увидела экстравагантно одетую девушку с роскошными волосами, рядом с которой возвышался хоть и пожилой, но крепкий на вид мужчина в строгом костюме.
...Мицу, даже не думай! — воскликнула Яни, за доли секунды определив направление мыслей Асагами.
— Ого, красота какая. Неспроста они тут посреди ночи стоят. Наверное, тоже на собрание пришли. Пойдем поздороваемся!
Плохая идея! — тут же воспротивилась Яни, но Мицу, что-то радостно напевая, уже устремилась к незнакомцам.
— Приветик, юная леди! Тоже в церковь, да?

: Family secrets

+1

6

Одет по скромности своей натуры: знаменитый полудоспех из цветов чистейшего ультрамарина. В принципе, очень даже не прочь переодеться во что-нибудь посовременнее.

Лансера изначально предупредили, что ничего интересного от грядущего приключения ждать не придётся. Да и не на приключение они собрались, в конце-то концов, а на банальную прогулку к той захолустной церквушке на отшибе, по которой уже давненько плакал крепенький такой ударчик с воздуха. Он, конечно, при всём своём непримиримом уладском духе со страстью изъявлялся пред хозяйкой своим острым желанием подраться с кем-нибудь, хотя бы с той же Арчер в гостях у Айнцбернов. Но неприступная Лувия выстроила перед его залихватским носом бастион из контр-аргументов, с которыми ему... ну, так или иначе пришлось посчитаться. Даже старина Август молчаливо прихмыкнул, якобы в поддержку своей хозяйке. «Вот ведь старый подкаблучник», - хмыкнул ему в ответ Кухулин, а тот словно прочел его мысль и даже нахмурился.
И вот они оказались здесь, на холме среди аккуратного подлеска близ единственной дорожки, ведущей вверх прямиком к церкви. То что происходило за стенами святой обители Кухулина мало волновало. Да, в городе творилась какая-то неведомая чертовщина. И со всем этим рано или поздно пришлось бы кому-то разбираться. Кухулин сочувственно похлопал бы этого бедолагу по плечу, если бы в этот момент как-то по-особенному не испытывал непримиримого желания... немного подебошить? Ирландский дух, чтоб его! Впрочем, хозяйку надо слушаться. Хозяйку надо охранять! В том и заключалась его насущная миссия. Так или иначе, дела магов, церковников и прочих ребят его вообще не касались, если только те или другие на прямую не заявляли свою претензию на участие в Войне.
«А может и заявляли, а?», - эта мысль искрой задора сверкнула в его карминовых глазах. Впрочем, пыл его быстро поугас. Поблизости не ощущалось ни одного Слуги. Он, конечно, не чета какой-нибудь искусной ведьме с её магическими штуками, зато имел в своём арсенале вполне себе стандартное чутьё на себе подобных. «Со-овсем никого, одни лишь мертвецы в земле, и те изнывают от вечной скуки».
Мастер на пару с Августом к чему-то готовились. Пожалуй, в этот раз своим личным присутствием церковь они решили обделить. Но, впрочем, о своём исключительном имени всё же намеревались заявить тамошним наблюдателям от лица... э, курицы?
- Ха! Та самая. А я думал, ты её съела, - кельт рассмеялся, беззлобно раззадоривая озорство и без того непослушной птицы. - Или скормила чернышу. Или подожди... Ты хоть ела? Ох, юная леди, голод - скверный друг на войне. Я бы на твоём месте не стал портить столь сладенькую фигурку.
Его последний комментарий как-то по-особенному отразился на суровом лице Августа, точно тенью лёгкого возмущения. Кухулин это заметил и по-дружески похлопал старика по спине. - Ты же не хочешь, чтобы твоя хозяйка потеряла эти благородные формы, а, дружок? Я бы уж точно не хотел!

Лувия тем временем отправила раздраженную курочку в приключение. И сконцентрировалась на своих магических штуках. В мыслях о грядущем ожидании новостей, Лансер приник к дереву и сложил руки на груди, незатейливо присвистывая птичкам наверху. Его как-то невзначай укрыла плотная тень густой листвы, как бы скрывая из виду. Какое-то время он откровенно скучал, скучал до тех пор, пока... его хозяйка резко не изменилась. То, что она увидела там, в церкви, шокировало её до глубины души. Точно перевернуло под ней целый мир, в миг лишая равновесия. Кухулин вовремя остановил попятившуюся назад от избытков чувств девушку, чтобы та, не дай бес, не поранилась о сухое дерево. Он, разумеется, ощущал терзавшую её панику. Их связь Мастер-Слуга попрежнему была прочна. Август тоже времени не терял, он по-джентльменски накинул на плечи девушки свой пиджак, желая успокоить свою хозяйку.
- Скверные новости, босс? - хмуро спросил кельт, когда заметил, что Лувия более-менее пришла в себя. Он присел рядом на одно колено и по-дружески положил свою ладонь ей на плечо, как-то по-теплому изъявляя поддержку со своей стороны.
- Что бы там ни произошло - я могу помочь, не забывай об этом.
В алых глазах кельта полыхнул отблеск готовности разнести церквушку ко всем чертям.

Как раз в это время в воздухе ощутился лёгкий шлейф присутствия кого-то, кто не относился ни к магам, ни к слугам, но по своей сущности был близок к ним... хотя бы номинально. Лансер отступил в тень, подчиняясь прежнему приказу хозяйки, которая заранее упреждая его дикий нрав, поручила ему скрываться от всех неприятностей, которые он мог невзначай натворить своим излишне своевольным присутствием. Он застыл мрачной тенью, точно притаившийся зверь, наблюдая и оценивая. Не напряженный, нет, но и не расслабленный. «К хозяйке гости. Будь начеку, да, Лансер?»

Отредактировано Кухулин (02.02.2015 03:34)

+2

7

После минутной слабости Лувии и потери контроля с ее фамильяром практически сразу было покончено, и девушка лишилась ужасающей картинки из церкви. С одной стороны это было не так уж и плохо. От увиденного ее до сих пор била крупная дрожь, и, должно быть, вид у нее был плачевный, если ее защитники тут же поспеши ободрить девушку. На плечи лег пиджак Августа, а поверх него – ладонь Слуги. Такая теплая и мягкая, совсем живая...
— Спасибо, Лансер, но боюсь, здесь даже ты бессилен, — совладав кое-как с эмоциями, Лувия попыталась улыбнуться и в благодарном жесте накрыла руку Слуги своей ладошкой. — Впрочем, предаваться отчаянию мы будем позже, сейчас нас ждут более насущные дела.

Если Кухулину так хочется помочь, позже она от души выплачется ему в жилетку, делать это сейчас было весьма непрофессионально, тем более Слуга мгновенно утек за дерево и слился с тенями – у них были гости. Мысленно похвалив его за послушание и сообразительность, Лувия резко развернулась на голос вновь прибывшей и тут же невольно отметила про себя ее униформу. Девушка инстинктивно сжала в кармашке своего сюртука заряженный камень, однако вежливо отстранила, попытавшегося заслонить ее Августа.
— Добрый вечер, мисс. Прошу прощения, но я атеистка, — придав голосу как можно более светский тон и изобразив милую улыбку, пояснила Лувия и даже отвесила легкий книксен. — И церковь не посещаю. Мы с моим дворецким совершали неподалеку свой вечерний променад и случайно свернули в эту сторону.

Особого смысла врать не было, но Лувии крайне не хотелось сразу же раскрывать все свои карты и в лоб бросать кому-то фразу вроде: «да, я и мой Слуга, который сейчас стоит за деревом, пришли сюда в поисках информации, потому что сами не понимаем ровным счетом ничего». Тем более этой странной незнакомке, производящей впечатление отнюдь не профессиональной охотницы, да и сколь-нибудь серьезного человека вообще. «Юной леди» осталось уповать лишь на то, что незнакомка истолкует ее фразу верно и молча уберется восвояси, а не станет нападать на случайно «забредших на огонек» людей.

Оставшись без фамильяра, Лувия в любом случае должна была явиться в церковь за столь необходимой информацией – хотя узнала она уже более чем достаточно для одного дня – но делать это в компании столь сомнительной личности не хотелось абсолютно. В случае нападения Кухулин безусловно обеспечит ей отход, но бежать вот так при первой же встрече с соперником было не в правилах семьи Эдельфельт.
«Иди своей дорогой,» — мысленно сквозь зубы цедила Лувия, вежливо улыбаясь странной девушке напротив и перекатывая в руке камень.

+2

8

Энтузиазм Мицу несколько поутих, когда девушку попытался заслонить собой пожилой господин. Вокруг него создавалась довольно внушительная атмосфера, отчего Охотница невольно сглотнула. Как говорится, "Рыбак рыбака", да? Словом, Мицу не хотелось бы сходиться с ним в бою. Она не отрицала возможности, что буча может выйти веселой и интересной, но она не для того сюда пришла, чтобы врагов заводить. К счастью, девушка настойчиво отклонила благородные намерения защитника.
То, что последовало далее, мягко говоря, выбило почву из под ног Мицу. Эта девушка... она не понимает что ли, что перед ней Охотница? Иначе к чему вся эта ложь? Асагами даже покосилась на воротник своего плаща, чтобы убедиться, что личный номер никуда таинственным образом не испарился. АМ-341 уныло встретил ее взгляд слегка выцветшей черной краской. Вздох облегчения. Значит, ее не воспринимают всерьез. Асагами даже почувствовала укол обиды. Нет, она, конечно, не создает впечатление серьезного человека, но неужели все настолько плохо? Слова девушки, несмотря на все ее старания казаться дружелюбной, тут же приобрели иную окраску.
— Знаешь, Яни, меня еще никогда не посылали таким образом, — тяжело вздохнув, тихо пробормотала Мицу. Нет, серьезно, хоть бы призналась, что она магесса. Далеко не секрет, что Охотники с Ассоциацией не в лучших отношениях, что обязывало к соответствующим тренировкам.
Тогда почему бы не пойти по маршруту по-хорошему? — проворчала Яни.   
Мицу не ответила. Да, ей надоело драться, надоело причинять боль, поэтому и на конфронтацию нарываться не хотелось. Можно, конечно, действительно свалить от греха подальше, но Мицу откровенно скучала, да и незнакомка, даже будучи магессой, плохого впечатления не производила. Асагами подумала, что надо попытаться подружиться, показать, что она не враждебна. Может, над ней сжалятся и накормят хоть какой-нибудь информацией.
— Давай будем откровенны, — Мицу примирительно подняла руки и аккуратно постучала телекинезом по слишком очевидной для любого опытного солдата руке девушки в кармане. — Я даже не думаю нападать на тебя, оружием не размахиваю, так что в этом нет нужды. Кстати, ты магесса, и давай не будем это отрицать. Наши на вашего брата много раз охотились, так что я мага за милю чую. Итак, что забыла знатная магесса во время вроде как комендантского часа рядом с церквушкой, в которой намечено собрание всего вашего, нашего и еще черт те знает чьего честного люда? Согласись, додумать несложно. Я понимаю, что я незнакомый человек, поэтому мне и хочется познакомиться. Вдруг ты сможешь... Не сейчас, Яни! ...поведать мне... Яни, цыц! ...что же тут происхо... Э-э-э, прошу меня простить.
Мицу слегка склонила голову и зашипела:
— Чего тебе, Яни? не видишь, у меня тут... Чего? Кто Мастер? Она?! К-конечно, я уже сама додумалась! Все, хватит ржать!
Вновь посмотрев на девушку и ее дворецкого, Асагами расплылась в неловкой улыбке.
— Э-э-э... ну... Слушай, надеюсь, твой Слуга не готовится сейчас вонзить мне в спину что-нибудь жутко вредное для здоровья? Может, как-нибудь без этого обойдемся, а?
Знаешь, мне кажется, после такой речи нас сейчас действительно в лучшем случае более прямолинейно пошлют куда подальше, — задумчиво протянул голос в ее голове.
— Вот и иди! — огрызнулась Мицу и, поспешно задрав рукав, показала девушке предплечье. — Я на твоей стороне, кстати!

ООС: Мицу еще не заметила, что ее КЗ утратили цвет.

: ZIZZ STUDIO - Recall

+3

9

Ночь в исходе. Недалёк был час рассвета. Говорят, что примерно в это время ночь темна и поистине необъятна. Спящий город... Где-то там вдали виднелись редкие огоньки индустриального района. Кухулин с тоской наблюдал за сверкающими в небе высотками, за звёздами, мерцающими среди редких облаков, за луною, что неспешно сходила с небосвода, озаряя окрестности своим призрачным светом. Вслушивался в шелест листвы, сквозь который то и дело продирался стрекот неугомонных сверчков. Наслаждался нежностью прохладного воздуха со стороны моря, пропитанного хвоей и смолой. Ожидал благоприятного часу, уповая на старушку судьбу, что редко оставляла его равнодушным такими тёмными ночами. Опустелые улицы пригорода казались кельтскому воителю мертвыми джунглями, неестественно обросшими камнем и железом. И в мягком свете уличных фонарей он наблюдал дорогу, уходящую куда-то вдаль, куда-то, где мог ожидать его некто с оружием наготове. Ведь то было лучшее время. Время для хищников - таких, как он сам. Время для охоты. Время для славной битвы. Без бранного задора сын Улада изрядно скучал, как скучает прыткий жеребец по необъятной поляне, когда хозяева того подолгу держат в табуне, что оцеплен загоном. 
 
Оставаясь в тени деревьев, Кухулин невольно был свидетелем завязавшейся беседы. Какая-то девчонка, ступавшая со стороны церкви, казалось, искала знакомства в этот недобрый час. По тому, с какой настойчивостью она изъявляла свои намерения, можно было заключить, что девица не из робкого десятка. Любой другой не стал бы упорствовать и втираться в доверие после откровенного "нет", которое Лувия по всем законам скромности и дружелюбия завуалировала под маску доброй самаритянки. Старик Август, впрочем, как никто другой понимал, что его добрая госпожа в свете недавних событий пребывала не в лучшем расположении духа, и проявил себя достойно, в немой покорности выступив против излишеств любопытства неумолимой незнакомки. Лансер по достоинству оценил этот жест и даже позволил себе ухмыльнуться. «Напомни, дружище, чтобы мы с тобой как-нибудь дёрнули по пинте хорошего ирландского пива».

Какое-то время у кельта были смутные подозрения, что их, вероятно, "обрабатывают", нарочито усыпляя бдительность неловкостью случайной встречи. «Будь иначе, то этой девчонке смелости не занимать... как, впрочем, и безрассудства». Можно сказать, что Кухулин даже ждал, очень ждал этого "неожиданного удара", призванного переломить исход этой пока ещё бледной и незатейливой ночи. Но увы, судьба не отвечала на его отчаянный вызов, и та незнакомка, назвавшаяся какой-то там охотницей, судя по всему, не имела в своём распоряжении мрачного лакея. Зато на язычок по-прежнему оставалась смелой, но неосторожной. Уверенность в себе - славное качество. Кухулин безусловно одобрял такой подход. Но не до такой же степени, когда на дворе война, а ты разгуливаешь по минному полю, как по парку напротив своего дома, и интересуешься у противной стороны тем, чем, в принципе, интересоваться не стоит, и если не жизни ради, то хотя бы из этических соображений.

Лансер, в принципе, не собирался участвовать в этой беседе до тех пор, пока не возникнет необходимость в тяжелой артиллерии. Но кое-что кельтский воитель всё же не смог обойти стороной...
- Бить в спину... - огрызнулся он, бросив в сторону японки взгляд, полный пренебрежения, - Оставь это дело трусам.
В тени деревьев промелькнул его мрачный силуэт, всем своим видом готовый сказать, что если бы он атаковал, то исключительно в лоб.
Кельт сложил руки на груди и прикрыл глаза, как если бы вновь потерял интерес к происходящему, и продолжил вслушиваться в мелодию ночной стихии, смиренно ожидая возможности проявить себя. Разумеется, девчонка не надеялась, что её неосторожные слова могли стать провокацией в его сторону. Однако честь сына Улада оказалась задета, когда его доброе имя столь небрежно смешали с трусливым ремеслом пресловутого мастера плаща и кинжала.
На том, впрочем, ограничилось участие кельта в этой беседе. Кухулин был уверен, что Лувия - тоже девица неробкого десятка, и здесь она могла за себя постоять и без его участия.
«Но ты свистни, если потребуется. Ты же знаешь, что рядом всегда есть дикий парень, готовый надрать задницу всем твоим обидчикам».
Пожалуй, старина Август в этот момент по достоинству бы оценил этот лихой ирландский нрав.

Отредактировано Кухулин (30.07.2015 07:57)

+1

10

Тонкий намек на то, что незнакомка может идти лесом, пролетел мимо ушей оной, потому Лувия приготовилась если не дать отпор, то послать полоумную девицу прямым текстом. На ее стороне было как численное, так и качественное преимущество — за душой незнакомки не чувствовалось ничего сверхъестественного, если не брать во внимание ее «охотничью» униформу... ¬Хорошо, может быть, кое-какие козыри у нее и есть. Почувствовав телекинетическое касание к собственной ладони, Лувия, будто ее только что уличили в воровстве,  немедленно выпустила из пальцев камни, вытащила руку из кармана и с вызовом принялась выслушивать умозаключения незнакомки.

Та в свою очередь разразилась примирительной речью, которая внезапно прервалась резким обращением к какой-то Яни. Перепалка охотницы с самой собой оказалась настолько внезапной и абсурдной, что Лувия, уже готовая с достоинством отбить все выпады в свою сторону, вытаращила на девушку глаза и даже на несколько мгновений в удивлении приоткрыла рот. Кто такая Яни? Это точно не Слуга, иначе ее аура уже давно перестала бы быть секретом. Охотница больна на голову? Возможно, но с клинической картиной шизофрении Лувия, увы, знакома не была и не взялась бы судить уверенно.

Разобравшись с самой собой, незнакомка наконец обратила внимание на внушительную поддержку своей собеседницы в лице Слуги, и Эдельвельт снова напряглась. Как будто зная, охотница давила на самые любимые мозоли Кухулина, и тот, естественно, не преминул огрызнуться в свойственной ему манере.
«Ах, ты смелый мой лев!» — саркастично подумала Лувия. —  «А если это была провокация?»

Будто подтверждая мысли магессы, незнакомка порывисто вскинула руку, заставляя собеседницу опасливо отшатнуться назад. Но предосторожность оказалась излишней, она лишь пыталась что-то показать. Лувия невольно сощурилась, пытаясь рассмотреть демонстрируемую руку в неверном свете луны. Она уже хотела задать вопрос, что это у ненормальной там намалевано, когда поняла, что это Командные Заклинания. Они уже утратили силу, потому выглядели сейчас как простые грязные пятна.

В который раз за последнее время в душе Лувии зашевелилась жалость. Кажется, охотница еще даже не поняла, что ее шансы на победу в этой Войне исчерпаны. Враждебности в позе Эдельфельт не осталось, она спокойно выпрямилась и почти дружелюбно взглянула на свою новую знакомую.
«Так и быть, сегодня я за ней присмотрю в этом вертепе. Разве что к себе брать ее не стану. У меня уважаемое поместье, а не приют для обездоленных,» — подумала про себя внезапно раздобрившаяся Лувия и добавила вслух:
— Ты давно смотрела на свою руку?

+3

11

Вопрос девушки, явно не впечатленной показухой Асагами, вогнал последнюю в легкое недоумение. Мицу даже бегло пробежалась взглядом по своей руке, чтобы удостовериться, все ли на месте, вдруг какой из пальцев сломала пока героически лезла в церковь. С нее ведь станется, однажды она так увлеклась тренировкой с начальницей, что, когда Фист притащила ее, упирающуюся, в лазарет, у нее обнаружили шесть сломанных ребер и раздробленную лучевую кость.
— Рука как рука, — пожала плечами Мицу. — Зубы с мозгами выбивает исправно, по-прежнему сильная, по-прежнему... ловкая.
Создатель, вот это последнее к чему, что за тон? Не заставляй меня краснеть!
— А чего такого? — искренне возмутилась Яни. — Мне уже два года с женщинами не везет, что я могу поделать?
Не съезжай с темы!
— Да! Где Сэйбер, где этот крендель?! Позови его, а то я тут начинаю терять остатки самоуважения!
Лучше бы ему появиться. Без Слуги она не сможет доказать, что тоже участвует в Войне. Как-никак, их организации друг друга недолюбливали, поэтому от этой барышни с ее Слугой можно было ожидать чего угодно. Впрочем, Мицу по простоте душевной уповала на благоразумие девицы. Все-таки что Охотник, что маг, что даже, блин, тот новоявленный папа римский в церкви, все люди - братья. То есть сестры... Тьфу.
Кстати, я потеряла связь с Сэйбером несколько часов назад, — обыденным тоном произнесла Яни. Мицу даже раскрыла рот на несколько секунд от столь неожиданной новости.
— Дорогуша, а почему я только сейчас об этом узнаю?! А меня спросить, прежде чем исчезать?! — рассвирепела Мицу и от души пнула стоявший рядом фонарный столб. Слишком от души. И без того светивший кое-как фонарь погас, и сверху на строптивую Охотницу посыпались осколки. Мицу, ворча что-то себе под нос, принялась стряхивать стекло с волос. Яни, как ни в чем не бывало, продолжила, проигнорировав первый вопрос напарницы:
Он не просто пропал. Договор был разорван, он будто... перестал существовать.
— Перестал существовать, значит? - Асагами мрачно уставилась на магессу, после чего вновь посмотрела на свою руку. А ведь она права. Командные заклинания хоть никуда и не исчезли, но утратили свой жизненный цвет. Вот ведь несвезуха... Мицу никогда бы не подумала, что будет жалеть об утрате сильного союзника посреди всего этого цирка со звездами, в который превращался город Фуюки.
— Н-ну и ладно! Кириха-сама отдала приказ, и я не отступлюсь! Я тоже не лыком шита! Я всем врагам покажу, что такое настоящий огнестрельный ад, и ничто мне не помешает!
У тебя патроны кончились еще в прошлом месяце.
— Вот это поворот!
Мицу резко осеклась, сообразив, что вот уже сколько времени выставляет себя полной идиоткой. Нет, ей, конечно, не сложно, даже забавно, но не перед незнакомкой же... Взгляд вышеозначенной незнакомки был неописуем. Мицу даже стало интересно, какие мысли сейчас витали в голове магессы.
Ооо, дело плохо, общаемся с голосами в голове, да, Мицу? — ехидно спросила Яни. — Спорим, джентельмены в белом уже спешат на помощь.
— Цыц.
Мицу смущенно почесала затылок и, неловко хихикнув, воскликнула, словно ее только что осенило:
— Точно! Позвольте познакомить кое с кем! — сунув руку под плащ, Мицу выхватила пистолет.

+3

12

Кухулин не шибко вникал в происходящее. Беседа между двумя потенциальными противниками на песке арены, где гремела битва за Грааль, со стороны выглядела так же странно, как то и представлялось вовлеченным в неё участникам. По крайней мере, так справедливо можно было сказать о Лувии со стариком Августом, по чьим лицам по-прежнему гуляло изумление с оттенками настороженности в сторону чудного поведения ночной охотницы. Лишь единственный факт, который невольно почерпнулся из причудливого разговора двух мастеров, неожиданно стал для кельта досаднейшим из недоразумений.
«Так значит, этот кретин отдал концы прежде, чем закончить нашу с ним дуэль?.. Вот ведь чёртов болван!»
Не сказать, чтобы Лансер не поверил словам эксцентричной японки, которая, судя по реакции, также была удивлена прискорбной новостью. Наверное, ему просто не хотелось принимать тот скверный факт, что Сэйбер, с которым они прежде условились биться насмерть, на деле оказался чертовски нерадивым соперником. Но коли так, то, пожалуй, для него же и лучше, что к этому моменту его добрый дух благополучно канул в Лету. Больше радости принесёт вкус победы над тем, кто срубил его голову. Такая мысль кельту безусловно пришлась по вкусу.

Погасший фонарь погрузил часть дороги, со всех сторон укрытой деревьями, в полутьму. В осколках разбитого стекла промелькнул бледный свет Луны. Осторожно скользнув белесым отблеском по краешкам россыпи из осколков, тот метнулся вверх и отразился уже от холодного металла огнестрельного оружия, что неожиданно оказалось в руке у причудливой и непредсказуемой охотницы.
Не то чтобы это был серьёзный аргумент против Мастера, заручившегося поддержкой своего Слуги, но Лансер не сдержал мрачной усмешки. Если говорить напрямик, то его непримиримый дух забавляла сама мысль, что миру, пожалуй, чертовски повезло, что добрый старина Кухулин не застал эпоху пороховой революции. Ведь будь иначе, то многий поборник могущества бесчестных технологий непременно бы пожалел, что отступил от традиций подлинного военного ремесла. Надо ли говорить, что современное оружие представлялось кельту трусливой попыткой облегчить битву? Откровенным шагом против священных принципов ратного духа. Непременной особенностью тех, кто ищет лёгких путей. Видно, правильно говорят, что всякому герою - обязательно своё время.

- Прицелиться и спустить курок - плёвое дельце. Столь дешевый трюк подойдет лишь подлинному трусу, - взгляд кельта полыхнул недобрым пламенем в ответ тусклому металлу в руках охотницы; фигура копейщика, облаченная в доспех цвета ультрамарина, беззаботно выплыла из оттени стоящих позади деревьев. - Если решишь им воспользоваться, то пеняй на себя, девчонка.

Не сказать, что кельт в этот момент производил впечатление собранного и готового к битве воителя. Однако по ледяной уверенности его неизменно нахального тона и мрачному блеску в алых глазах можно было смело рассудить, что шутить он вовсе не собирался.

Отредактировано Кухулин (30.07.2015 08:16)

+4


Вы здесь » Fate/Splinters of Wishes » Настоящее » 05.08.05: «Месса для неверных»