Вверх страницы
Вниз страницы

Fate/Splinters of Wishes

Объявление


Fate:Stay Night Fansite Рассылка Ролевой курьер Сайт о аниме Blood Plus - Кровь+ Сайт о аниме Code Geass - Код Гиасс


Третьи игровые сутки

Город Фуюки

• Дата: 5 Августа 2005г.
• Время: 00.00 - 07.00
• Облачно, дует легкий свежий ветерок, над всей частью города и его пригорода, пройдет кратковременный дождь; температура воздуха +16º

Погода на неделю




Приветствуем, случайно и не случайно заглянувших к нам на огонёк! Вы попали на ролевую игру по мотивам визуальной новеллы Fate/Stay Night. Наш проект постоянно растёт и развивается, и мы стараемся сделать игру еще более интересной и удобной (всё для вас). Fate/Splinters of Wishes идёт с 4-го апреля 2010 года, и странные события начинают раскрываться. Но, конечно, же не всё сразу, должна же быть интрига? Так вот, Вы проходите, не стесняйтесь, поосмотритесь тут, а если понравится, то милости просим в наш премилый коллектив.



В нашей Библиотеке открыта для чтения статья про демонов. Также были обновлены статьи про Грааль, Слуг и Ассоциацию магов и дополнен Глоссарий.

Мы вернулись. Живы. На реконструкции. Сюжет всё тот же. Кто остался, тот остался. Подробнее в новостях.







Гид по игре Fate/Splinters of Wishes

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Fate/Splinters of Wishes » Прошлое » The Eye of Fragile Dreams [Short novel]


The Eye of Fragile Dreams [Short novel]

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

Рассказик из прошлого Яни, рисующий ее встречу с Акор'висс, когда она, еще будучи девочкой-послушницей ордена, отправилась в паломничество.
Возможно, часть чего-то большего - в голове столько идей, жаль, на бумагу их положить пока что не удается.

1/
Земля встретила ее с распростертыми объятиями, с готовностью набив дорожной пылью глаза и рот. Закашлявшись, Яни принялась яростно тереть глаза, несмотря на то, что перчатки автодоспеха явно были предназначены не для этого. Когда зрение, наконец, вернулось в норму, девочка сплюнула остатки пыли и внимательно уставилась на своего скакуна.
— Ты ведь это нарочно, да?
Ящер, похожий на миниатюрную копию древних драконов, топнул передними лапами и издал странный звук, похожий на смех. Яни со вздохом поднялась на ноги. Вот ведь невыносимая животина. Она понятия не имела, сможет ли она выдержать оставшееся паломничество в компании этого наглеца.
— И кого я спрашиваю…
Юная послушница беззлобно двинула ящера кулаком в бок, забыв, что ее старый автодоспех хоть и был громоздкой моделью, выданной ей с целью освоиться во время паломничества с этим непременным атрибутом рыцаря, но все же прибавлял ей силы. Ящер покачнулся и обиженно зашипел. Яни смилостивилась и погладила его чешуйчатую шею.
— Не жалуйся, заслужил.
Поправив седло, девочка вспрыгнула на своего скакуна, и тот неторопливо поплелся по лесной дороге.
— Сложи крылья, хватит выделываться! — в сердцах воскликнула Яни, чувствуя, что начинает потихоньку закипать. Горделиво покачивающий расправленными крыльями ящер повернул голову и покосился на свою наездницу, но, увидев, как та погрозила ему кулаком, хрюкнул и сложил крылья, плотно прижав ноги Яни к своему туловищу. Крылья, несмотря на неказистый внешний вид, были довольно прочны и не только удерживали ездока в седле, но и обеспечивали дополнительную защиту для ног. Девочка вздохнула и в очередной раз представила себе тот сокровенный момент, когда ей доверят выращивать собственного скакуна. Этот же наглец был выращен специально для новичков и вручен ей на время поездки в древний город Кор’рис – паломничества в колыбель Создателя, обязательного для всех будущих рыцарей ордена.
Сунув руку в походный контейнер, прикрепленный к шее ящера, Яни извлекла оттуда брусок полевого рациона, вскрыла упаковку и со скучающим видом принялась жевать безвкусную, но питательную мякоть. С момента, как она покинула крепость ордена, прошло уже три недели, а тоска по привычной кормежке с каждым днем становилась все невыносимей. Изредка ей удавалось, сосредоточившись, грамотно совладать с автодоспехом и выловить какую-нибудь лесную дичь, но этого хватало ненадолго, а ящер, спокойно охотившийся по ночам самостоятельно, добычей с ней не делился, что, впрочем, неудивительно.
Работая челюстями, Яни не забывала при этом внимательно смотреть по сторонам. Периодически ей на глаза попадались следы местных зверей. В давние времена этими жуткими тварями кишел почти весь континент, что дало начало зарождению рыцарских орденов, начавших на них охоту. С течением времени почти всех зверей истребили, и земли стали относително безопасны для тех, кто предпочитал путешествовать на своих двоих, а не по воздуху. Яни понимала, что здешние звери и рядом не стояли со своими древними родичами, но все равно надо держать ухо востро. Девочка машинально погладила эфес висевшего на ее поясе меча. Заметивший это ящер утробно рыкнул, словно говоря, мол, не бойся, мы в одной упряжке, хоть и не ладим, можешь на меня рассчитывать. Яни скорчила гримасу, но все же благодарно провела ладонью зверю по шее.
— Интересно, чей это регион? — Яни старательно порылась в памяти, выуживая оттуда наставления менторов. — Ааа, Смиренные Сердца.
Крепость Смиренных Сердец находилась глубоко в лесу к востоку отсюда. Теперь понятно, почему здесь все еще есть звери. В отличие от Полуночных Роз – ордена, к которому принадлежала Яни – Смиренные Сердца были слабоваты в охоте и в бою, но они с лихвой компенсировали это другими качествами. Этот орден славился своими целителями и духовными наставниками, поэтому на его территории были крайне редки вспышки болезней и проявления Тьмы. К тому же Яни периодически попадались на дороге анимусные столбы, излучавшие недоступные для человеческого уха звуковые волны, отпугивавшие зверей, что доказывало, что с проблемой местной живности Смиренные Сердца тоже справлялись по-своему.
Пара часов путешествия прошла в блаженном спокойствии, за исключением разве что того, что ящер периодически изгибал шею, пытаясь сцапать висевшую на седле тушку кролика в вакуумном пакете, запасенную на черный день, за что получал увесистую оплеуху. Вскоре на обочине, рядом с очередным анимусным столбом, показалась голографическая вывеска, гласившая, что до ближайшего городка им удастся добраться, в лучшем случае, к середине ночи. Яни тяжело вздохнула. Она не имела ничего против ночлега под открытым небом в объятиях Праматери, но желание иметь под спиной хоть какое-то подобие кровати, а над головой – крепкую крышу, упорно скреблось в ее сознании, давая знать о своем присутствии.
Пока девочка думала над тем, пришпоривать своего скакуна, чтобы добраться до города к наступлению ночи, или нет, справа показалась уходившая в сторону дорога. Судя по очередному столбу, стоявшему на ней в отдалении, и по общей ухоженности дороги, там находилась чья-то ферма. Взлохматив пятерней свои короткие волосы, Яни, недолго думая, направила ящера вправо, в надежде напроситься на ночлег.

Спустя какое-то время дорога привела их к внушительным вратам, увенчанным острыми шипами. Едва заметные прожилки пракрития свидетельствовали о том, что силой сломать их не так-то просто – здесь явно присутствовала магия. Подумав, что ворота в лесу – не самая удачная идея, Яни посмотрела по сторонам и увидела высокую (порядка пяти метров) стену, которая уходила в обе стороны от ворот и терялась среди деревьев. Девочка невольно присвистнула. Недешевая роскошь.
Не успела девочка спешиться, как ящер, явно не довольный тем, что у него на пути появилась преграда, изогнул шею и боднул головой ворота. Услышав глухой звук, Яни едва удержалась от смешка, но в следующий миг ее глаза расширились от изумления.
В воротах возникла щель, и оттуда выползла гибкая суставчатая «рука», сжимавшая… глаз. Механический, слава Создателю. Яни облегченно выдохнула и принялась изучать диковинного привратника. Глаз принялся изучать ее и мигнул металлическими веками. Девочка вздрогнула.
— Здравствуйте! Вы к кому? — раздался жизнерадостный девичий голос.
— Э-э-э… — растерялась на секунду ошарашенная Яни и выпалила: — Яни’вильшелесса Б’еретран, послушница ордена Полуночной розы, приписана к третьему боевому отделению, личный но…
Глаз внезапно подпрыгнул, потому что ящер попытался цапнуть его зубами, и, резко приблизившись к Яни вплотную, уставился на инсигнию ордена на ее нагруднике.
— Ли-личный номер АРТ639 д-дробь… — запинаясь, промямлила совсем сбитая с толку девочка, но ей опять не дали закончить.
— Вы к кому? — вновь раздался тот же голос. Даже интонация не изменилась. Запись, запоздало поняла Яни.
— Мне бы… п-переночевать…
Суставчатая «рука» сложилась, глаз исчез в воротах. Целая серия приглушенных щелчков – и створки отворились. Яни, наконец, соизволила закрыть рот и нахмурилась.
— … Что ж, полагаю, нас приглашают, — произнесла она. Ящер мотнул головой и чихнул, выражая тем самым свою подозрительность. Девочка легонько двинула его пяткой сапога в бок, и парочка вновь двинулась вперед по дороге.
Еще пара минут по лесистой местности – и перед ними предстало внушительных размеров открытое пространство, луг с зеленой сочной травой, который пересекала небольшая речка. Поскольку подобное зрелище посреди бескрайнего леса – невиданная редкость, Яни здраво рассудила, что все это – кроме реки, конечно – явно искусственного происхождения. Ясно было одно, вкус у хозяев присутствовал, потому что здесь было действительно красиво.
Дорога пересекала луг и через мостик уходила на другую сторону реки, где высилось несколько строений. На этом же берегу, по обе стороны от дороги за анимусной защитной изгородью паслись…
— Эй! Ты чего?!
Ящер вдруг взбрыкнул и, бесцеремонно сбросив с седла незадачливую наездницу, галопом устремился вперед. Яни всем весом своего снаряжения брякнулась на землю и застонала – не от боли а от досады. Костеря скакуна всем своим скудным запасом нелицеприятных выражений, девочка поднялась на ноги и бросилась вдогонку… и застыла столбом рядом с ящером, который замер рядом с изгородью, с любопытством вытянув шею.
— Ух ты…
На лугу паслись коровы. Яни никогда в жизни не видела этих древних животных. Этот вид был одним из немногих, существовавших на Земле еще до войны. Несмотря на то, что в древние времена они являлись чуть ли не основным источником пропитания человечества, ныне эти спокойные звери почитались, разведение было строго ограничено, а их мясо подавалось лишь на крупных и знаменательных праздниках и церемониях, таких, как празднование годовщины победы в войне Нисхождения и посвящение в рыцарских орденах. Яни пробовала говядину лишь в детстве, когда была принята в орден, и навсегда запомнила этот вкус. Девочка втайне мечтала как можно скорее стать рыцарем и получить право на участие в празднованиях. Мясо северных тар’сихов не шло с этим вкусом ни в какое сравнение. 
— Видел когда-нибудь такое? — прошептала Яни, завороженно глядя на жевавших траву животных. Ящер аккуратно просунул голову сквозь гудящие прутья изгороди и с любопытством понюхал ближайшую корову, которая флегматично размахивала хвостом, разгоняя насекомых. Корова покосилась на гостей, но, увидев улыбающуюся (как ему казалось) морду ящера, издала странный громкий звук и с невероятной прытью понеслась прочь.   
— Пожалуйста, не пугайте животных, — раздался за их спиной суровый голос. Яни вздрогнула от неожиданности, но реакция ящера была более интересной. Заслышав голос, он дернулся, так и не вынув голову из прутьев. Едва чешуя соприкоснулась с оградой, как незримая энергия радостно и с оглушительным треском вгрызлась в нее, наградив ящера не смертельным, но крайне неприятным разрядом. Зверь гортанно взвыл, шарахнулся назад, едва не застряв головой в злосчастной ограде, и уже готов был скакать куда угодно, лишь бы подальше отсюда, но Яни железной хваткой вцепилась в поводья.
— Да угомонись ты!
Однако, обезумевший от боли ящер вырывался так неистово, что механизмы старого автодоспеха девочки натужно заскрипели, едва справляясь с нагрузкой. Яни закусила губу и едва не застонала от отчаяния. Казалось, еще немного, и искусственные связки в районе руки не выдержат, а бродить по округе в поисках своего скакуна, да еще и в поломанной броне будет самой страшной головной болью в ее жизни.
Помощь, как всегда, пришла неожиданно. Послышался высокочастотный звук, и ящер, резко присмирев, припал к земле и неприязненно посмотрел на подошедшую к ним дородную женщину в потертом комбинезоне, которая медленно подкручивала что-то на своем браслете. Ударив крыльями, зверь зашипел, но, увидев странную улыбку Яни и услышав скрип сжимаемой в кулак перчатки доспеха, замолк. Казалось, он бы сейчас вздохнул и пожал плечами, если бы умел.
Убедившись, что ее скакун присмирел, Яни повернулась и поспешно склонила голову перед женщиной.
— Приношу свои извинения за беспокойство. Мы распугали ваше стадо…
— Похвально, что Вы признали свою вину, Госпожа-рыцарь, — кивнула женщина и улыбнулась. —  Но не волнуйтесь, далеко они не уйдут и вернутся через несколько минут. А пока же прошу за мной. Вы хоть и шумные, но все же дорогие гости.
Не дождавшись ответа, женщина сделала приглашающий жест рукой и пошла в сторону одного из строений, странного и несуразного в глазах Яни двухэтажного дома. Девочка, привыкшая видеть монструозных размеров каменные сооружения крепости ордена, поверхностно изучала искусство древних. Смутно знакомый архитектурный стиль… Ренессанс, что ли? Странно было видеть его во втором тысячелетии от Нисхождения.
— Но позвольте, госпожа, я не рыцарь…
— О, тогда можно и на ты, Яни’ве… вель… ви…
— Можно Яни… — погрустнела девочка, проклиная свою матушку за дарованное при рождении имечко. Мало кто мог произнести ее имя целиком, да еще и с первого раза.
— Яни, рыцарь или нет, но ты член ордена, — повернувшись, женщина подмигнула ей. — Впрочем, то что ты послушница, я заметила по твоему неумению обуздать своего зверя.
Девочка открыла было рот, чтобы возмутиться, но промолчала. С одной стороны ее щеки заалели от стыда, но с другой то, что женщина без всяких обидняков говорила то, что думала, вызывало в ее душе странное приятное чувство.
Рыцарей орденов боялись. Их уважали. Их почитали. Боготворили. Перед ними вставали на колени и во всем старались угодить. Многие люди пережившей чудовищную войну Земли видели в рыцарях слуг Праматери и солдат самого Создателя, который командует ими из-за грани горизонта событий.  Эти бесстрашные, прекрасно тренированные, улучшенные генетически и механически воины стояли на страже всей планеты, давали отпор Тьме, брали ситуацию в крепкие руки тогда, когда силы обороны бессильны что-либо сделать. Рыцари не подчинялись никому и сохраняли нейтралитет: за непредвзятую оценку ситуации их периодически просили взять на себя роль судей, и даже сами главы стран шли к ним на поклон в поисках помощи.
На пути своего паломничества Яни не раз встречалась с подобным обращением. Но под масками лести и низкопоклонства девочка не видела ничего, кроме страха. Они боялись ее, четырнадцатилетнюю неумеху, только потому, что на ее груди блестела инсигния ордена, изображавшая розу на фоне лунного затмения. И девочке это не нравилось. Может, истинной целью паломничества было как раз понимание того, как к тебе относятся в мире? Яни всегда говорили, что рыцари – те, кто зрит истину. Что, если она должна была научиться мириться с истиной, которую она видела в человеческих взглядах?
Но эта женщина была другой. В ней Яни видела добродушие, гостеприимство и материнское снисхождение. Для нее девочка была не всемогущим, внушающим страх рыцарем ордена, а всего лишь дорогой гостьей.
— Меня Наталией зовут, кстати, — представилась женщина, когда троица остановилась на развилке тропы: одна дорожка вела к дому, другая – к одному из амбаров.
— Наталия..? — изумилась Яни, услышав диковинное имя. Казалось, даже ящер выпучил глаза и пристально уставился на хозяйку фермы. Подобная реакция вызвала у Наталии неподдельное веселье.
— Я и Франц уходим корнями к Очевидцам, — от души посмеявшись, пояснила Наталия. — У таких семей, как мы, традиционная любовь к старинным именам.
Очевидцы – немногочисленные остатки первого человечества, пережившие устроенную Праматерью чистку. Свой титул они получили, потому что были свидетелями не только самой чистки, но и рождения Стальной нации, а также великой войны Нисхождения.
— Удивительно…
— Создатель милосердный, девочка, неужели ты кроме крепости ничего больше в этой жизни не видела? Мы не такая уж большая редкость, — Наталия вновь рассмеялась. — Ладно, тебя мы устроим позднее, а вот твоему скакуну, думаю, прекрасно подойдет наш амбар. У нас там еще мастерская, но на втором ярусе тепло и много мягкого сена.
— Может, отправить его за ворота, пускай в лесу ночует? — с некоторой ноткой злорадства предложила Яни. — Боюсь, он и строение разнесет и стадо попортит.
— Не думаю, что он способен на такое, — усмехнувшись, Наталия подошла к ящеру вплотную и внимательно посмотрела ему в глаза. — Я ведь права? А будешь себя хорошо вести, получишь на ужин большой кусок мяса.
Ящер удивленно склонил голову набок, щелкнул зубами и согнул передние лапы, словно отвешивая поклон.
— Бесхребетник, — буркнула Яни.
— Я отведу его, а ты иди в дом. Привратник записал тебя в гости, дверь будет открыта.
Когда Яни сняла с седла кобуру с пистолетом, Наталия похлопала зверя по шее, и парочка направилась к амбару. Девочка проводила их взглядом и побрела по тропинке, ведущей к крыльцу дома.

+1

2

/2

- Предъявите идентификационный номер.
- ... Наталия сказала, что меня впустят, - помявшись перед дверью, неуверенно произнесла Яни.
- Пожалуйста, предъявите идентификционный номер, - привратник был неумолим. В отличие от того, что встретил ее на выходе из леса, голос этого был искусственным и безжизненным. Видимо, получив от Наталии приказ пропустить девочку, он просто следовал заложенной в него программе и требовал ее номер, чтобы запросить у банков данных инфосферы проверку подлинности.
- Сканировать будешь? Ох, как же я ненавижу это... - раздвинув защитную пластину доспеха, Яни оттянула эластичный воротник надетого под доспех пракритиевого комбинизона, подставляя шею выдвинувшемуся из двери сканеру. Когда луч коснулся ее кожи, девочка невольно вздрогнула. Подобные процедуры ей никогда не нравились. Ей казалосЬ, что все эти сканирующие механизмы лезли ей прямо в душу, заглядывая в каждый укромный уголок.
Вживленная под кожу сеточка нейробионических нервов активизировалась, и на шее Яни высветился уникальный двенадцатизначный номер. Луч сканера скользнул по цифрам, затем по инсигнии на нагруднике, и исчез. Через секунду вновь раздался голос привратника:
- Принадлежность к ордену "Полуночные розы" подтверждена. Обнаружено прямое подключение к инфосфере. Запуск привилегированных протоколов. Добро пожаловать, рыцарь Б'еретран.
- Я не рыцарь, - промямлила Яни, но дверь уже разразилась серией приглушенных щелчков и плавно отъехала в сторону. Девочка, нервно покусывая губу, оглянулась, в надежде увидеть Наталию, которая пригласила бы ее внутрь, но женщины все еще нигде не было видно.
Тяжело вздохнув, Яни переступила порог и тут же зажмурилась, ощутив легкое покалывание в коже головы, которая была единственным неприкрытым участком ее тела. Видимо, дезинцифицирующий экран. Для фермы, расположенной в лесу, вполне резонно. Девочка открыла глаза...
...и не поверила тому, что увидела!
Она много чего ожидала увидеть в доме фермеров, но только не это.
На стенах висело множество картин: прекрасные пейзажи северных земель прославленного Молантиуса из Вир'тании, космические образы Эртада и портреты десяти генералов Создателя, написанные рукой графини Лартии. Под потолком медленно плавала дюжина шариков, которые уже начали мягко светиться в вечернем полумраке. Южная стена была прозрачной и представляла собой большой аквариум с рыбками, которых Яни никогда прежде не видела. Кроме всего прочего, повсюду стояли причудливые механизмы самых разных форм и размеров. Они гудели, тикали, светились и шевелилсь, но, тем не менее, создавали особую умиротворяющую атмосферу. Когда Яни однажды сопровождала канониссу Жозефину, нечто подобное она ощущала у старого друга ее наставницы, искусного творца по дереву, в доме которого повсюду стояли его прекрасные шедевры.
Вполне разумно было предположить, что сейчас Яни лицезреала симбиоз увлечений членов этого семейства. Вероятно, механизмы были делом рук главы семейства, а аквариумом и картинами увлекалась Наталия.
Придя в себя после столь необычного зрелища, девочка облюбовала небольшой диванчик и уже задумалась над тем, как усесться на него в своей автоброне и при этом не сломать ненароком, как откуда-то донесся голос:
- Мааам! У нас же оставались где-то резонаторные камеры! Ты их не видела?
Яни, аккуратно ступая сапогами по мягкому ковру, подошла к дверному проему и с любопытством выглянула в коридор.
Первым, что она увидела, была... коляска? Она очень сильно напоминала открытую пилотную капсулу легкого истребителя "Пламенный карн", поставленную колеса. Хотя... Создатель, похоже именно из пилотной капсулы она и была собрана.
В коляске сидела девочка с короткими черными волосами. Она были ровесницей Яни и показалась ей очень красивой, хоть и несколько худощавой. Девочка пристально изучала полки стоявшего в коридоре шкафа, забитого уймой всяких механических деталей. не обнаружив иского в нижних секциях, она, схватившись за поручни коляски, медленно поднялась на ноги, чтобы посмотреть повыше.
Яни заметила, как ее руки задрожали от напряжения, и, быстро окинув шкаф взглядом, заметила коробку с резонаторными камерами на верхней полке.
- Они наверху. Давай, я помогу, - громко произнесла Яни и поспешила к девочке.
Осознание того, что следовало бы сначала подумать, прежде чем бросаться на выручку, пришло спустя секунду.
Услышав незнакомый голос и топот тяжелых сапог, девочка воскликнула от неожиданности и резко дернулась. Руки ее соскользнули, и она, потеряв равновесие, вывалилась из коляски и рухнула на пол. Раздался неприятный хруст, и девочка застонала.
Яни опешила, сердце ее замерло от ужаса. Что же она натворила? 
Пока Яни тихо паниковала и лихорадочно соображала над тем, что же предпринять, послышался знакомый гул отворившейся входной двери, и раздался голос Наталии, от которого у Яни душа ушла в пятки:
- Я устроила твоего скакуна, он остался вполне доволен. Что же, дело за... - оказавшись в коридоре, Наталия замерла, увидев лежащую на полу девочку и застывшую над ней Яни, лицо которой было белее мела.
- Я... - у Яни заплетался язык от страха, она едва выдавливала слова из глотки, - я случайно напугала ее, и она...
Но Наталия лишь тяжело вздохнула и устало улыбнулась Яни:
- не пугайся так, дорогая, ты не виновата, надо было просто тебя предупредить. На втором этаже стоит медкапсула.
- Я все сделаю! - с готовностью воскликнула девочка. - Это моя вина, позвольте мне исправить ее!
Несколько секунд женщина пристально смотрела на нервно покусывавшую губу Яни, после чего кивнула и произнесла:
- Вторая дверь налево. Капсула уже настроена, просто положи ее внутрь и запусти процесс. Ты ведь знакома с таким оборудованием?
- Да...
- Вот и славно, - хлопнула в ладони Наталия. - Я же тогда займусь ужином. Присмотри за ней, пожалуйста.
- Не волнуйтесь, даю слово, - кивнула Яни.
Встав на колено перед постанывающей на полу девочкой, Яни аккуратно завела под нее руки. Она была готова к тому,что искусственные мышцы автоброни активизируются сами собой и увеличат ее силу в несколько раз, но девочка легко оторвалась от земли, словно пушинка, а доспех не издал ни звука.
Яни вздохнула от удивления. Она справилась собственными силами. Девочка была такой легкой и хрупкой, что Яни, благодаря лишь своему тренированному телу, без труда взяла ее на руки.
Девочка пошевелилась и что-то промычала. Яни помотала головой и поспешила наверх. К счастью, лестница была довольно просторной, дабы по ней легко могла пройти коляска, и яни без особых проблем поднялась на второй этаж.
Нужная комната была не заперта. Аккуратно протиснувшись сквозь дверной проем, Яни оказалась в просторном помещении, в центре которого полукругом стояли медицинское оборудование и автоматический распределитель с годовым запасом необходимых лекарств, стимуляторов и тоников. Исходившие из них многочисленные провода и трубки змеились по полу, исчезая в циллиндрическом основании похожей на продолговатое яйцо медицинской капсулы.
Прижав девочку к груди, Яни нажала кнопку на боковой панели. Полупрозрачная крышка приветливо открылась, и внутренности капсулы засветились приятным белым светом.
Яни нежно положила девочку на мягкую обивку и нажала кнопку. Капсула затворилась и мелодичный женский голос возвестил о начале процесса восстановления.
Облегченно вздохнув, Яни тяжело опустилась на пол и прислонилась спиной к капсуле. Слава Создателю, все обошлось. Девочка покосилась на оборудовние. Заранее запрограммированный процес лечения, внушительный запас медикаментов... странно все это.
- Знаешь, невежливо подкрадываться со спины.
Яни подскочила и прижалась носом к крышке капсулы, за которой виднелись очертания девочки.
- Хвала Создателю! Ты в порядке, все хорошо?
- Здорова, как тар'сих, спасибо, - последовал ответ.
Яни понурилась. Сарказм в голосе девочки был очевиден. Холодная хватка вины крепко сжала ее сердце. 
- К чему такая унылая физиономия?
- Ты видишь мое лицо? - изумилась Яни.
- Нет, но представить нетрудно, - последовал приглушенный смешок. - Слушай, я ведь не с крыши навернулась, всего лишь сломала ногу. Чего так убиваться-то, а, Яни'вильшелесса?   
- Я не говорила своего имени...
- Тот привратник на выходе из леса - моя работа, - гордо произнесла девочка. - Данные о посетителях поступают прямиком ко мне. Так что я знала о твоем прибытии, но не ожидала, что ты так быстро отделаешься от мамы и окажешься в доме.
Голос девочки уже давно казался Яни знакомым. Теперь она поняла, где его слышала. это ее голос приветствовал ее по прибытии на ферму.
- Получается, что все те механизмы в гостиной тоже ты сделала? Я думала...
- ...что это папино увлечение, верно? Папа, конечно, мастер, но совсем в других сферах, в механизмах он полный профан. Эх, никто не видит во мне гениального технаря, - страдальчески вздохнула девочка.
- Неудивительно, - хмыкнула Яни. Она с трудом могла представить это хрупкое создание среди гор металлолома по уши в смазке и с пневмоключом наперевес.
- Наградила же Праматерь внешностью, да? Кстати, я Акор'висс. Можешь звать меня Ако.
- ...
- Что? - взволнованно спросила Акор'висс. - Милое же имя!
- нет, нет, я согласна, - поспешно замахала руками Яни, несмотря на то, что девочка не могла ее видеть. - Просто как же традиционное имя? Твои родители же Очевидцы.
- Ну и что? Это не значит, что у них нет чувства юмора.
- Тогда можешь звать меня Яни.
- Хехе, трудно с таким именем, да? - хихикнула Ако и тут же воскликнула:- Ай! Ура, кость встала на место!
Решив пропустить последнюю радостную и подозрительно отдающую мазохизмом фразу мимо ушей, Яни вздохнула:
- Еще как трудно.
- Нечего стесняться, у тебя чудесное имя! Смотри: Яни'вильшелесса.
- Ого.
- Мой папа уроженец северных земель, видимо, способность без запинки произносить ваши имена у меня в крови.
- Ако, - произнесла Яни после недолгой паузы. Один вопрос ее мучил уже довольно долго. - Твоя болезнь. Это...
- Врожденная хрупкость костей. От папы досталось. У него более легкая форма, совсем не мешает, а вот мне... Кости держат вес тела, но легко ломаются. Впрочем, ты все видела.
- И это неизлечимо, - с грустью произнесла Яни.
- Нашей медицине это не под силу. генетика помогла бы, но...
- Не упоминай про нее! Она уже лет триста как запрещена. Вспомни Генокузню!
- Да-да, - раздраженно отмахнулась Акор'висс. - Целый город, низвергнутый Праматерью под землю только потому, что кучка шизанутых ученых возомнила себя равными Природе. Генетика не так уж плоха, просто с людьми не повезло... Кстати, там до сих пор запретная зона? Я бы хотела там побывать.
- Я не хочу об этом говорить.
- Ладно, ладно... Зануда.
Наступила неловкая тишина. Яни уже начала жалеть о том, что была резка с Акор'висс, но та быстро нашлась:
- Интересная инсигния.
- Что? Моя... - Яни коснулась нагрудника, но нащупала лишь пустующее углубление.
- В основе авьякт, обработанный дыханием планеты. Редкая штука, мне бы парочку листов...
- Эй! - Яни ударила по одной из кнопок на панели управления капсулой. Крышка стала полностью прозрачной, и девочка увидела Акор'висс, которая смущенно помахала рукой, сжимающей инсигнию.
- Когда ты..?
- Прости, - Ако лучезарно улыбнулась, явно надеясь стереть хмурое выражение с лица Яни. - Твоя голова была так забита моим состоянием, что я не удержалась и сцапала, пока ты тащила меня сюда.
- Верни! Ты позоришь меня как рыцаря!
- Но ведь ты еще не рыцарь, верно? - Хитро прищурилась Акор'висс. - Что, тоже не привыкла такое слышать, да?
Яни так сильно изумилась, что даже забыла про инсигнию.
- Ты вся в Наталию. Та тоже не впечатлилась. Не то, чтобы я ожидала почтительного отношения...
- Знаешь, мне вас, рыцарей, даже жалко, - перебила ее Акор'висс. - Люди вас боятся и уважают, вы сила, с которой считаются даже самые важные шишки планеты, но за вашей грозностью все отказываются видеть обычных людей, со своими мыслями и чувствами. Я не вижу перед собой рыцаря, лишь свою ровесницу... которая бесится по пустякам, не трогай панель, верну, когда все закончится, обещаю!!!
Яни скрипнула зубами.
- Так вот, - как ни в чем не бывало продолжила Ако, внимательно изучая инсигнию. - Авьяктовая основа, анимусный узор... Полуночные розы, да? Классный орден, мои кумиры. А вот пластинка с личным номером сменная.
- Обработанный дыханием планеты авьякт очень редкий, за год получается сделать с полдюжины инсигний, и то если повезет. Поэтому новым братьям и сестрам достаются инсигнии павших, - объяснила Яни.
- Так, значит, эта инсигния...
- Принадлежала канониссе Жозефине, моей наставнице.
- ... Прости, я не хотела.
Яни не ответила.
От очередной неловкой тишины их спасла система внутренней связи дома. Где-то под потолком раздался голос Наталии:
- Девочки, ужин скоро будет готов! Если вы закончили, то спускайтесь вниз.
- Да, мама, уже почти! - крикнула в ответ Акор'висс.
- "Процесс восстановления завершен" - возвестила капсула, и крышка открылась. Акор'висс села и с удовольствием потянулась:
- Как раз вовремя. В этой капсуле я провожу больше времени чем в собственной постели. Идем, у мамы просто чудесное овощное... Что это за странный взгляд?
- Верни инсигнию, прохвостка!

+1


Вы здесь » Fate/Splinters of Wishes » Прошлое » The Eye of Fragile Dreams [Short novel]