Вверх страницы
Вниз страницы

Fate/Splinters of Wishes

Объявление


Fate:Stay Night Fansite Рассылка Ролевой курьер Сайт о аниме Blood Plus - Кровь+ Сайт о аниме Code Geass - Код Гиасс


Третьи игровые сутки

Город Фуюки

• Дата: 5 Августа 2005г.
• Время: 00.00 - 07.00
• Облачно, дует легкий свежий ветерок, над всей частью города и его пригорода, пройдет кратковременный дождь; температура воздуха +16º

Погода на неделю




Приветствуем, случайно и не случайно заглянувших к нам на огонёк! Вы попали на ролевую игру по мотивам визуальной новеллы Fate/Stay Night. Наш проект постоянно растёт и развивается, и мы стараемся сделать игру еще более интересной и удобной (всё для вас). Fate/Splinters of Wishes идёт с 4-го апреля 2010 года, и странные события начинают раскрываться. Но, конечно, же не всё сразу, должна же быть интрига? Так вот, Вы проходите, не стесняйтесь, поосмотритесь тут, а если понравится, то милости просим в наш премилый коллектив.



В нашей Библиотеке открыта для чтения статья про демонов. Также были обновлены статьи про Грааль, Слуг и Ассоциацию магов и дополнен Глоссарий.

Мы вернулись. Живы. На реконструкции. Сюжет всё тот же. Кто остался, тот остался. Подробнее в новостях.







Гид по игре Fate/Splinters of Wishes

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Fate/Splinters of Wishes » Архив игры » Деревня в окрестностях замка [Англия]


Деревня в окрестностях замка [Англия]

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

Деревня в окрестностях замка

http://storage9.static.itmages.ru/i/12/1227/h_1356554534_2705846_cfc0bbc699.jpeg

Когда Камелот еще только строился, эта безымянная деревушка была не более, чем парой ветхих домишек, утопающих в грязи и пыли, но со временем, когда великий замок Короля Артура постепенно превращался в тот оплот мощи, власти и величия, который мы можем видеть в легендах, деревушка тоже разросталась, пока не превратилась в небольшой, но не жалующийся на жизнь обычный средневековый городок, надежно укрытый за неприступными крепостными стенами Камелота.

0

2

ГМ: Данный мастерский пост написан при участии или же с согласия все действующих лиц данного сценария. Этот пост является последним и закрывает всю ветку Англии

Дата: 18 сентября
Время: 11.30-13.10

Окрестности замка (Базетт, Локи, Акаги)
Внутренний двор замка (Артурия, Диармайд)

Испокон веков люди приучились скрывать свое невежество, называя не поддающиеся их разуму вещи богами и демонами. Отказываясь принять древних существ, населявших планету за многие века до них, люди привыкли думать о невероятных в их понимании сущностях, которые наблюдают за ними свыше, покровительствуя им, не оставляя в одиночестве и давая ответы на многие вопросы бытия.

Ворота медленно поднялись, открывая вход в одну из множества обителей блаженного невежества, которыми полнилась в те времена еще не растленная человеком мать-планета. Если бы ее жители только могли знать, что сегодня эти врата откроют к ним дорогу богу, сверхчеловеку и демону…

Акаги проследила взглядом за внушительного вида решеткой, которая медленно исчезала в крепостной стене, скрывавшей за собой примитивный населенный пункт, и, нахмурившись, покачала головой, словно не веря, что она добровольно согласилась на эту абсурдную идею. Базетт, чувствуя себя жутко неуютно в доспехах, натянутых прямо поверх ее костюма, тоже начинала нервничать. Один лишь Локи вел себя настолько самоуверенно, словно этот план он продумывал неделями, а не несколькими секундами, подчиняясь выходкам своего эксцентричного и непредсказуемого разума.
— Давайте поестественнее, — прошипел он в сторону своих спутниц, а сам повернулся к двум стражникам, подбежавшим к ним со своего поста у ворот.
— Это еще что за тварь?.. — со смесью изумления и страха спросил один из них, скользнув глазами по Акаги, но, тем не менее, невольно останавливаясь взглядом на изгибах ее тела.
— М-монстр! — вскрикнул второй и наставил на демонессу изрядно трясущееся копье.
— Это чудовище внезапно напало на наш патруль! — Локи искусно ломал голос, изображая испуг, возбуждение и ярость одновременно. — Выскочила из леса и мгновенно убила наших друзей! Пока она бездумно терзала их тела, мы напали со спины, не в силах больше смотреть на осквернение наших товарищей!

Говоря это, Локи бросил многозначительный взгляд на своего Мастера. Акаги раздраженно воздела взор к небу, после чего деланно дернулась, оскалилась и зарычала на двух стражников, которые, вскрикнув, отскочили от нее как можно дальше.

Базетт же невольно скрипнула зубами. Их история о захвате была притянута за уши. Любой здравомыслящий человек по одному лишь виду Акаги поймет, что ее не скрутить даже целому отряду умудренных опытом рыцарей, однако, их спасло то, что стражники были изрядно напуганы и упустили подобное из виду. Натянув веревку, «сдерживавшую» демоницу, Базетт огрела Акаги по голове плоской стороной меча в не очень удачной попытке вести себя, как подобает роли. Акаги замерла и затихла, словно молнией ударенная, пораженная этой неслыханной наглостью. Пока Локи что-то убедительно втолковывал стражникам, демоница повернулась к Базетт и прошипела:
— Не забывайся, МакРемитц!
— Извини, но нам надо вести себя, как задумано, чтобы нас пропустили, — прошептала она в ответ. — Так мы отделаемся меньшими усилиями и кровью.
— К сожалению, — негромко прорычала Акаги и вновь принялась изображать плененное дикое чудовище.

Наконец, стражники расступились, пропуская их в селение. За воротами уже начали собираться первые зеваки, заинтересованные тем, что происходило у крепостных стен. Акаги это совсем не понравилось, потому что линчевание было самым возможным вариантом из всех, о которых она думала. Базетт тоже нахмурилась, понимая, что если какая-нибудь ничтожнейшая мелочь взбесит Акаги, то все, можно забыть о маскировке. Лишь Локи был доволен тем, что его задумка пока что работала гладко. Направившись к воротам, он энергично дернул веревку, да так сильно, что не ожидавшая такого Акаги не удержалась на ногах и растянулась в дорожной пыли. Изрыгая громкие проклятия на демоническом наречии, она, вся измазавшись в грязи, кое-как поднялась на ноги и лишь каким-то чудом удержалась от того, чтобы наброситься на своего нерадивого Слугу и хорошенько потрепать его когтями, предварительно пригвоздив к месту командным заклинанием.

От ругани на не предназначенном для человеческих организмов языке Базетт покачнулась, ее барабанные перепонки пронзила мимолетная боль, после чего в ушах нещадно зазвенело. Локи же даже бровью не повел. А вот стражники, громко вскрикнув, схватились руками за свои шлемы и шлепнулись на колени.
— К Мерлину! К Мерлину это ведьмино отродье! — закричал один из них.
— Уже спешим, мой друг, — добавив в свой голос щепотку обеспокоенности, Локи сверкнул глазами в сторону Базетт и Акаги и повел головой, одновременно призывая следовать за ним и не выходить из образа.

Стоило троице шагнуть в селение, как их тут же обступила толпа горожан, желавших увидеть воочию приведенного стражниками монстра. Присутствие Акаги словно создавало вокруг нее, Базетт и Локи зону отчуждения, за границы которой никто не осмеливался ступить. Базетт нахмурилась под забралом своего шлема, прекрасно понимая, что это ненадолго. Толпа всегда была слишком подвержена предрассудкам, слишком неустойчива к страху, который, подобно заразе, распространялся от человека к человеку. Страх порождает враждебность, враждебность порождает ненависть, ненависть порождает насилие. Базетт настороженно оглядывала окруживших их горожан, не сомневаясь в том, что эта логическая цепочка уже началась и, без сомнения, дойдет до своего конца. В отличие от нее, Локи и Акаги это абсолютно не волновало. Уверенные в своем абсолютном превосходстве, они оба взирали на окружавших их людей, словно на беспорядочно копошащихся тараканов. Темная сущность Локи орудовала змеиными хладнокровием и хитростью, а противоречивая душа Акаги была подчинена всплескам гнева и ярости, которые, стоило их лишь разбудить, действовали на нее как наркотик, требуя залить их свежей кровью. Базетт понимала, что Акаги была так же далека от добра, как и Миливанкалион от игры в гэльский футбол. То есть, в принципе может, но не хочет или не видит смысла. Акаги писала свою жизнь кровью, но Базетт, вспоминая Юрине, испуганно жавшуюся к ней ночью и державшую за руку, просто не могла вызвать в себе ненависть к ней. В ее жизни тоже хватало моментов в багряном свете. От Акаги ее отличало лишь то, что девочка не избирала себе этот путь.

Демоница скользила пылающим взглядом по людям. Акаги не была дурой и понимала, что если она желала добраться до того, кто мог бы отправить ее отсюда в ее привычное измерение, то лучше не ополчать против себя весь город и крепость впридачу. Тяжело вздохнув, она уставилась в закованную в сталь спину идущего впереди Локи и принялась наблюдать за игравшими на ней бликами от тусклого осеннего солнца, чтобы хоть как-то отвлечь себя от буйных мыслей, которые так и норовили выползти наружу. Если эти людишки не выкинут какой-нибудь фортель – хотя не сказать, что она не надеялась на иной исход – то она их не тронет…
— Дьявольское отродье!
Брошенный кем-то камешек чиркнул острой гранью по ее щеке.  Лицо было единственным, не защищенным демонической броней участком ее тела. Из пореза на ее бледновато-красной коже засочилась дымящаяся кровь. Глаза, зрачки которых растворились в полыхающем пламени, медленно перевели свой взгляд на мальчика лет двенадцати, который уже держал в руке еще один камень. Из груди Акаги начало рваться утробное рычанье.
— Вильям! — вскрикнула женщина, по-видимому, его мать, подбежав к нему и схватив за руку.
— Здравствуй, Вильям, — прорычала Акаги. — Я бы на твоем месте попрощалась с матушкой…

Резко дернувшись, демоница разорвала опутывавшие ее веревки, выхватила из рук опешившей Базетт меч и устремилась к обидчику.
— Акаги, нет! — выкрикнула пришедшая в себя Базетт. Локи же остался стоять на месте, ровным счетом не пытаясь что-либо предпринять. Хоть его Мастер порой жутко его раздражала, но наблюдение за выходками этого несносного зверька, когда ее ярость не была обращена на него, все еще доставляло ему некое извращенное удовольствие.
Как бы то ни было, крик Базетт ничего не изменил. В этот момент пышущая гневом Акаги уже замахивалась несущим зловещий рок клинком.

В глазах мальчика навеки застыл ужас, когда его голова, смешно кувыркаясь в воздухе, с глухим стуком упала в дорожную пыль. Его мать даже не успела вскричать от ужаса. Обагренное кровью лезвие вонзилось в ее утробу и устремилось вверх, прорезая себе путь сквозь живую плоть, пока не появилось из шеи, сверкнув на солнце алым светом. Без каких-либо особых усилий Акаги развалила бедную женщину пополам. Два обезображенных тела одновременно рухнули наземь.
— …хотя можешь не прощаться, скоро вы с ней увидитесь, — процедила демоница, распрямляясь. Непринужденно закинув клинок на плечо, Акаги уперла свою когтистую руку в покрытую полуорганической броней талию и обвела взглядом онемевшую толпу.
— Будь скромнее, и люди к тебе потянутся, — ухмыльнулась она, вспомнив фразу, которую любила повторять ее наставница, когда изрядно набиралась по праздникам и шла буянить по жилому этажу штаб-квартиры.
Воцарилось молчание. Окружавшие их люди, привычные к обычной повседневной суете, словно никак не могли переварить в своих головах случившееся. Посреди гробового молчания со стороны Локи послышалось расстроенное «Ну вот..».

Неизвестно, чем бы все это закончилось, как вдруг все люди, находившиеся вокруг Акаги, Локи и Базетт, как по команде, задрали головы вверх. Что-то, со свистом рассекая воздух, приземлилось прямо в центр толпы. В разные стороны, не издавая ни звука, полетели человеческие тела, отброшенные мощной ударной волной. Небольшую площадь, на которой разворачивалось действо, заволокло плотным облаком поднявшейся пыли. И спустя несколько секунд из пыльной завесы, навстречу Акаги и подоспевшим к ней Базетт и Локи, шагнули две фигуры.

— Вы тоже поглазеть явились или же подраться? — поинтересовалось стоявшее перед Сэйбер и Диармайдом странное существо. – Хотелось бы второе, а то я заскучала.

Сэйбер сжала свои закованные в сталь пальцы на рукояти невидимого меча, понимая, что она видит перед собой нечто нечестивое. Лансер никак внешне не выказал своей настороженности, однако Артурия словно чувствовала напряжение воина, готового в любую секунду отреагировать на любое проявление агрессии со стороны незнакомцев. Рядом с демоницей высилось двое стражников, причем от одного из них исходила отчетливая аура Слуги, потому что Локи, даже не задумываясь об осторожности, нисколько ее не скрывал.
— Ты, незнакомка! — твердо и властно проговорила Сэйбер, вспомнив, что она все-таки король, и решив никак не показывать своего замешательства перед этой тварью, которая наверняка была способна на что угодно. — Ты и твои спутники тоже из города Фуюки? Если да, то советую воздержаться от драки. Мы не враги вам, да и ничего хорошего из этого не выйдет.
— А ты не указывай мне, малявка, — угрожающе осклабилась Акаги, посмотрев на девушку сверху вниз. — Подрасти сперва, тогда я, может, и подумаю, слушать тебя или нет. А ты чего уставился, долговязый?
— Долговязый? — скорее удивился, нежели возмутился Диармайд, до того внимательно осматривавший это существо. Подняв взгляд, он встретился с жидким пламенем, полыхавшим в глазах демоницы. Пусть в своем теперешнем виде Акаги и была ненамного ниже его, но он ведь не знал, какова с виду девочка на самом деле. — Твое оскорбительное поведение…

Сэйбер положила ладонь на плечо воина, призывая его тем самым успокоиться и не лезть на рожон. Лансер замер на мгновение, после чего кивнул и чуть опустил свои копья. Это существо, похоже, нисколько не заботил тот факт, что перед ней стоят двое Слуг, и она так или иначе будет напрашиваться на драку только лишь потому, что ей так хочется. Необходимо было воззвать к ее здравому уму (оба, и Сйэбер, и Лансер, надеялись, что он у нее все-таки имеется).
Акаги словно прочитала их мысли и намерения, потому что с вызовом произнесла, скидывая с плеча меч:
— Хочешь приструнить меня, малявка? Ну давайте, попробуйте.

Жуткая ухмылка появилась на лице демоницы, от вида которой два воина напряглись и встали в боевую стойку.
Локи наблюдал за этим делом, даже не пытаясь предотвратить намечающийся конфликт. Его это совершенно не заботило. За себя он мог постоять, и даже, если его Мастер погибнет, то он всегда сможет найти себе другого. Вместо этого он пристально смотрел на светловолосую девушку в доспехах, вспоминая ночь, проведенную в компании той женщины, и те слова, что она ему сказала…

Базетт же начала нервничать. Во-первых, она за свою пока что еще не слишком длинную жизнь повидала немало щекотливых и опасных ситуаций и привыкла к ним так же, как к постоянно докучающим комарам, но настолько напряженного и опасного стечения обстоятельств она еще не видала. Да, у ее компании было численное превосходство, да, рядом с ней были сильный Кастер и матерая демонлорд, но Локи всем свои видом показывал безразличие ко всему, а Акаги, выпустившая свою ярость наружу и не знавшая, куда ее девать, совершенно безрассудно нарывалась на ненужную драку. А им противостояло двое опытных Слуг самых сильных рыцарских классов. Во-вторых, она узнала воина с копьями… и почувствовала острое желание залезть рукой под доспех, ослабить галстук и расстегнуть пару верхних пуговиц своей рубашки.
— Прекратите! — решительно вклинилась она между Акаги и Слугами. — Сейчас не время для взаимных оскорблений!
Акаги несколько секунд меряла Базетт недовольным взглядом, после чего фыркнула и, бросив железку на землю,  показательно сложила руки на груди. Слуги тоже расслабились и опустили оружие.
— Разумно, — кивнула Сэйбер магессе, после чего вновь обратила свой взор на Акаги. Взгляд ее зацепился за мерцавшую на ее преплечье метку. — Ты Мастер? — с ноткой удивления в голосе спросила Артурия.
Демоница снизошла лишь до утвердительного кивка.
— Но ты же даже не человек, — произнес Диармайд. — Как такое возможно?
— Я человек. Просто я сейчас не в форме, — милая улыбочка Акаги словно говорила «я с тобой еще разберусь».
— Что? — нахмурилась Артурия. — Изволь объясниться.
— Полагаю, эта женщина одержима злой сущностью, — разумно предположил Лансер. — Воистину, незавидная судьба.
— Женщина? — возмутилась Акаги. — Незавидная? Слушай, ты, а п…
— Довольно! — вновь вмешалась Базетт, решив на корню пресекать любой конфликт, поскольку с их стороны она, похоже, была единственной, у кого осталось здравомыслие, и кого действительно волновала стремительно закручивающаяся ситуация. — Почему бы нам не перенести распри на более благоприятное время и не обратить внимание на то, что нас окружают?!

Уже успевшая «подружиться» троица быстро оглянулась, и на их лицах одновременно появилось хмурое выражение.

Сквозь постепенно оседающую пыль стали проявляться человеческие силуэты. Медленно, словно стая волков, они брали приключенцев в кольцо. Те, кого оглушила ударная волна, поднимались с земли и присоединялись к безмолвной толпе. На этот раз они не неслись в опрометчивую атаку, как будто недавнее столкновение их «товарищей» с Сэйбер и Лансером уже было им известно. При их виде сердца тех, кто с ними еще не встречался, пропустили несколько ударов. Вся эта толпа походила на труппу заправских артистов, которые, как по команде, разом вышли из исполняемой роли. Они выглядели как люди, но более ими не были.
— Кто они? — спросила Акаги, недобро оглядывая окружившие их фигуры. — Что за дьявольщина?
— Устами дьявола, — усмехнулась Сэйбер, отворачиваясь и поднимая меч наизготовку. — Они всего лишь защищают свой дом.
— Но от кого? — осторожно поинтересовалась Базетт. — От нас?
— От меня, — горько усмехнулась Артурия. — Их создателя.
— Что? — не веря своим ушам, переспросила Базетт. Но не успела Сэйбер ответить, как кольцо недругов начало быстро сужаться.
— Наконец-то! Я уж думала, что не дождусь, — довольно улыбнулась демоница. Подцепив когтистой ногой лежащий на земле меч, она подбросила его и, перехватив, крутанулась на месте, запуская в ближайшего противника. Алчущая крови сталь вонзилась прямо в грудь молодого мужчины, опрокидывая его навзничь.
— Не нужно лишнего кровопролития! — вскричала Сэйбер. — Они ни в чем не виноваты!
— О, разумеется! — негодующе рыкнула раздраженная Акаги. — Будьте же примером для подражания, сударыня!

Вместо ответа Артурия взмахнула своим сокрытым в потоках воздуха мечом. Ревущий порыв ветра сдул первые ряды потерявших всякую человечность фигур, опрокидывая их на наседающих сзади.
— Ты права, Сэйбер, — Диармайд впечатал колено в живот коренастого мужчины и оглушил его древком Гэй Буйде. — На их месте я бы поступил точно так же.
— Альтруисты, химеру вам в глотку! — чуть не взвыла Акаги и подскочила к Базетт. У той не было времени, чтобы избавиться от стесняющего движения доспеха, и она защищалась от наседавших противников, как могла. Акаги разразилась смертоносной серией ударов, разбивая и разрубая основные сочленения брони. Через пару мгновений уже бесполезные железки, словно скорлупа, свалились с тела магессы.
— Не отлынивай от драки, Базетт, — буркнула демоница и мгновенно развернулась, перехватывая летящий в нее кулак какой-то дородной женщины. Акаги утекла ей за спину, заламывая руку, и обрушила на нее свой локоть. Громко хрустнули кости. Женщина не издала ни звука, словно не чувствуя боли. С противным скрежетом костей она извернулась и попыталась достать Акаги неповрежденной рукой.
— Похвально, — кивнула демоница и с размаху погрузила свою когтистую руку ей в живот. Продравшись сквозь горячие внутренности, она схватила женщину за позвоночник и, легко подняв ее над головой, швырнула в ближайшую группу противников.
— Кастер!
— Какой же у меня проблемный Мастер, — сокрушенно произнес Локи, спокойно стоя на месте, сложив руки на груди. Вокруг него корчилось около десятка фигур, прикованных к земле черными полупрозрачными щупальцами.
— Не расходуй мою энергию без спроса!
Кастер поклонился Акаги, причем весь этот жест так и сочился насмешкой и сарказмом.
— Уходим! — крикнула Сэйбер, очередным взмахом клинка расчищая путь к ближайшей улице. Рано или поздно, их здесь зажмут. К обычным жителям уже подтягивался весь гарнизон Камелота, а драться с этой без малого армией у нее не было ни малейшего желания. Оставалась лишь надежда на то, что они смогут укрыться в хитросплетениях улиц, затаиться и продумать план дальнейших действий.
— Лансер! И вы, трое! Сюда, за мной! — вновь закричала она и устремилась вперед. Диармайд без всяких пререканий последовал за своим боевым товарищем, полностью доверяя той, кому некогда принадлежали эти владения. Базетт промедлила всего мгновение, после чего решила довериться Слугам и, хлопнув по плечу демоницу, устремилась вслед за воинами.
— Гррр, чертова малявка! — прорычала Акаги и, парой взмахов когтей прикончив своего очередного соперника, бросилась в уже почти затянувшуюся брешь в рядах недругов. — Кастер, уходим!

Локи пожал плечами, жестом руки обратив в ничто окружавшие его фигуры, и неторопливо последовал за Мастером.
— Явись, мой друг, пожравший солнце, — негромко произнес он. Земля рядом с ним вмиг покрылась толстой ледяной коркой. Откуда-то, словно из самых глубоких недр земли, раздался чудовищный рев, будто сам Люцифер раззявил все три свои чудовищные пасти, силясь высвободиться из хладной темницы. С громким треском лед разлетелся вдребезги и из-под него возник огромный чудовищный зверь, волк черней самой мрачной ночи. Вскочив на него, Локи погладил шею зверя, и тот гигантскими скачками устремился вслед за остальной группой.

Герои рассыпались по улице, но двигались в одном направлении. Первыми двигались Сэйбер и Диармайд, раскидывая всех, кто преграждал им дорогу.
— Ингуз, Эваз!
Следом за ними следовала Базетт. Подобно смертоносной молнии, она металась по всей улице, раздавая титанические по силе удары и пинки.

Акаги и Локи облюбовали крыши. Силуэты недругов заходили со всех сторон, но на верхних уровнях их ждала лишь смерть от острейших когтей демоницы и чудовищной пасти черного, как смоль, Фенрира. И если троица благородных героев на дороге старалась избежать ненужного насилия, держа себя в определенных рамках, то злодеи на крышах не стесняли себя ни в чем, проливая кровь целыми реками.

Бешеная гонка по улицам городка продолжалась добрых десять минут, пока Артурия не покрутила в воздухе кулаком, приказывая перегруппироваться. Вся группа собралась рядом с ней, и даже Акаги с Локи решили признать, что здесь у Сэйбер явное тактическое превосходство.
— Улица слева, — негромко произнесла она, глядя в ту сторону, откуда они пришли, где уже маячили силуэты преследователей. — Если сможем уйти незаметно, то оттуда попадем в складское помещение. Там и укроемся.
— Но как нам скрыться с их глаз? — нахмурившись, поинтересовалась Базетт.
— Просто ударим по ним тем, что у нас есть, — не задумываясь, ответила Артурия.
Как выяснилось, Базетт и Диармайд остались не у дел, и поэтому они просто отошли в сторону, готовые в любой момент последовать в указанном Сэйбер направлении. Остальные же выстроились в ряд и приготовились.
Raa!
Порыв ветра!
Пожиратель Солнца!
Взгляд Демона внес суматоху в первые ряды недругов. Они начали падать и нападать друг на друга под воздействием внушительного ментального воздействия. Следом их накрыл воздушный вихрь, раскидывая тела в разные стороны и с противными звуками вминая их в стены домов. И довершил дело ледяной ад, извергшийся из пасти Фенрира. Часть улицы в мгновение ока превратилась в хладную пустошь, а посреди нее выросла огромная стена иссиня-белого льда.
Vae Victis, — ухмыльнулся Локи.
— Латынь? — покосилась на него Акаги. Тот изобразил оскорбление до глубины души.
— Я очень разносторонний, — похвастался Кастер, но получил в ответ лишь раздраженную гримасу.
— Идем, — негромко проговорила Сэйбер и устремилась в маленькую аллею, где Базетт и Диармайд уже обнаружили проход в высившийся рядом склад и дожидались остальных.

Растворив ворота, ирландцы торопливыми жестами загнали остальных своих спутников внутрь (даже Локи каким-то чудесным образом протиснулся внутрь, умудрившись не слезть с волка) и поспешно скользнули туда сами, наглухо закрыв за собой проход.

Они оказались в довольно большой складской постройке, примерно на две трети уставленной деревянными ящиками, бочками и мешками разной степени пыльности, гнилости и ветхости. Невообразимый букет ароматов, исходивших от всего этого развала, нагло заползал в нос и наотрез отказывался оттуда вылезать. Кто-то чихнул, но на складе стоял плотный полумрак, поэтому было не разглядеть, кто же это был, да и никого это не волновало, все просто наслаждались долгожданной минутой передышки.

Базетт наклонилась и, пошарив по полу рукой, наткнулась пальцами на небольшой камушек, лежавший между двумя неплотно приставленными друг к другу ящиками. Сняв перчатку, она коснулась пальцами его плоской грани. На камушке тут же проявились тонкие огненные линии руны, будто кто-то невидимый нанес их быстрыми и идеально выверенными движениями. Крепко сжав отмеченный руной кусочек, Базетт подкинула его вверх и произнесла:
— Райдо!
Камушек завис в воздухе и засветился мягким желтоватым свечением, золотящим всех и вся вокруг себя. Однако, в следующий миг магесса пожалела, что не оставила всех в темноте.

Как только стало понятно, кто где находится, Сэйбер с искаженным гневом лицом сорвалась со своего места и впечатала свой закованный в сталь кулак прямо в грудь Акаги, которой, будучи зажатой между Базетт и топорщащимся занозами ящиком, просто некуда было деваться. Базетт отскочила в сторону, чтобы не упасть, а демоница с чудовищным треском дерева и всего того, что под ним скрывалось, исчезла во мраке склада. Смутные очертания отдаленного штабеля ящиков покачнулись и с оглушительным шумом рухнули, заволакивая все густой пеленой пыли.
— Та резня, которую вы учинили по дороге сюда! — гневно воскликнула Артурия. — Неужели это было так необходимо?!

Не успела Базетт и рта раскрыть, как где-то в той стороне, где исчезла Акаги, послышался шум яростно раскидываемых обломков, и спустя пару секунд во мраке зажглись раскаленные угольки глаз одного очень разъяренного существа. Магесса невольно сглотнула и вздрогнула, когда ее накрыла аура присутствия демоницы. По спине ровным строем пробежались мурашки от внезапно нахлынувшего холода (хотя виновником этого мог быть и Фенрир, который пыхтевший прямо рядом с ней, свесив набок язык).
— Сейчас я тебе все объясню, — прошипела Акаги и стрелой бросилась на обидчицу, однако, дорогу ей вдруг перегородил Лансер, выставив перед собой свои копья. Скорее раздраженная, нежели озадаченная его вмешательством, демоница невольно остановилась и вонзила в него взгляд своих полыхающих омутов безумной ярости.
— Тебя ударили не просто так, демон, — проговорил Диармайд. — Советую подумать над этим.
Однако, уже заканчивая свою фразу, он понял, что воззвать к разуму Акаги у него не получится. Она была созданием хаоса, и ее мало заботило то, сколько литров крови в принципе ни в чем не повинных людей она сегодня пролила.

Точнее сказать, это не заботило ее вовсе. По-видимому, она всех людей разделяла на тех, кто был против нее, и тех, кто нет, и при этом ненавидела и тех и других. На чужой испуг она отвечала ухмылкой, на недобрый взгляд – угрозой, на любую мелочь, которая не приходится ей по душе – насилием, но на открытую агрессию она отвечала лишь косой мрачного жнеца.

Хаоты – сложные сущности. На то, чтобы их понять, может не хватить и нескольких жизней.

Более того, Диармайд в глубине души надеялся, что ему поможет его проклятие, поскольку Акаги была представителем противоположного пола, и смело встретил ее разъяренный взгляд. Но, как и обаяние Локи, это на Акаги (обладательницу Стрегума и всепоглощающей ярости) не подействовало, а наоборот, лишь разозлило еще сильнее.
— Тогда я начищу физиономию тебе! — прорычала она и набросилась на слегка опешившего воина. Демоница в своем теперешнем виде уступала Лансеру в скорости, но не в силе, вдобавок, ее укрепленная броня защищала от поверхностных атак его копий, что более-менее сравняло их шансы.

Через секунду сцепившаяся пара исчезла из виду, сопровождаемая веселым треском разлетающихся в щепки ящиков и бочек. Сэйбер уже хотела было броситься на выручку своему другу, но на нее вдруг налетела огромная туша чудовищного волка.
— Почему ты нападаешь на меня? — воскликнула она и стиснула зубы, когда клыки Фенрира сомкнулись на предплечье ее сжимающей меч руки. Сидевший верхом на волке Локи в ответ лишь запустил в нее какое-то заклинание. Мысленно порадовавшись тому, что она Сэйбер, Артурия, не обратив на магию ровно никакого внимания, извернулась и, чуть подпрыгнув, со всего размаху заехала свободной рукой прямо зверю в глаз. Фенрир жутко зарычал и мотнул головой от боли. Что-то скрежетнуло, рука Сэйбер выскочила из зажатого клыками волка стального наруча, и девушка, вскрикнув, врезалась в ближайшую гору из ящиков, исчезая в полумраке. Издав гортанный рык, Фенрир бросился следом.

Базетт же оставалось лишь молча стоять и наблюдать, как два миниатюрных стихийных бедствия самозабвенно громят склад, угрожая не только обрушить его им на головы, но и привлечь нежеланное внимание преследователей. Магесса многое могла вытерпеть и отличалась железной выдержкой, но этот детский сад уже начал выводить ее из себя.

Корчить посла мира ей надоело, поэтому сейчас она лишь раздумывала, в который из двух огней лучше вклиниться и затушить его, не словцом, так делом.

Правильно говорят, не стоит поминать то, что вовсе не желаешь видеть. Не успела Базетт сделать и шагу, как дальняя часть склада, где мордовали друг друга ее компаньоны, исчезла в ревущем водовороте голубого пламени.
— Все вон оттуда! — во всю мощь своей глотки закричала Базетт.
Стена огня стала медленно приближаться, словно желая выкурить из лабиринта ящиков и бочек всех, кто сейчас там находился. Слева от Базетт раздался натужный треск дерева, и рядом с ней возник покрытый сажей и тяжело дышащий Лансер.
— Это не обычный огонь, — взяв свое дыхание под контроль, проговорил он. Магесса лишь молча кивнула. Следом за Диармайдом выкатилась дымящаяся Акаги. Кое-как поднявшись на четвереньки, она начала громко и, видимо, безрезультатно откашливаться. Двое ирландцев захотели было ей помочь, но тут же передумали, заметив ее раскалившийся добела, местами почерневший и обуглившийся доспех.
— Ты в порядке? — осторожно спросила Базетт, туша кончиками пальцев один из тлеющих щупальцевидных отростков Акаги, заменяющих ей в этот форме волосы. Демоница вновь закашлялась и лишь кивнула головой.

Где-то справа раздался вой, и, раскидывая ящики во все стороны, к ним присоединился Фенрир с немного растрепанным, но все таким же невозмутимым Локи на спине. Хвост волка изрядно дымил, что, видимо, и было причиной его поскуливания, но Базетт, облизнув палец, быстро вывела слюной в воздухе руну Ансуз, и на хвост обрушился небольшой поток воды.

Последней, появившейся следом за Кастером и его питомцем, к ним присоединилась Сэйбер, которая, похоже, пострадала меньше всех, что свидетельствовало о том, что разбушевавшееся огненное неистовство, медленно приближавшееся к ним, действительно было магического происхождения. В пользу этого говорило и то, что огонь не наносил самой постройке, в которой они находились, и ее содержимому сколь-нибудь видимый урон. Когда до героев оставалось всего лишь несколько метров, стена синего пламени вдруг остановилась.
— Нас что, берут в оборот? — нахмурившись, поинтересовался Лансер.
— Нет, — покачала головой Базетт. — Видимо, кто-то просто хочет, чтобы вы перестали грызться, словно свора диких собак.
— Эй, — послышался недовольный голос Локи. Почувствовав на себе обиженный взгляд Фенрира, магесса вздохнула и добавила:
— Без обид.

Пламя начало быстро уменьшаться в размерах и закручиваться, подобно вихрю, а спустя момент оно вдруг исчезло, и на его месте возникла прекрасная женщина с медными волосами, облаченная в красивое и явно дорогое платье.
— Довольно, — негромко, но властно произнесла она.
— Ты…, — с ненавистью прошептала Артурия.
— А вот и ты, — довольно протянул Локи.
— Кто ты? — в унисон поинтересовались Диармайд и Базетт.
— И вот это та твоя ночная девка, Кастер? — как всегда, у Акаги получилось выразить свое удивление оскорбительнее всех, поэтому Моргана решила сперва ответить ей, медленно переведя на демоницу взгляд своих хладных изумрудных глаз.
— Прикуси язык и прими свой истинный облик, ты, грубое, грязное и неотесанное животное, иначе разговора не состоится, и ты останешься здесь до конца своей никчемной жизни.

Несмотря на нанесенное ей оскорбление, Акаги даже не пошевелилась. Видимо, Моргана сразу же поняла, что с Акаги вполне можно ужиться, если правильно подбирать слова и расставлять приоритеты. В течение нескольких долгих мгновений демоница сверлила волшебницу полным лютой ненависти взглядом, после чего прошипела сквозь зубы:
Reversum.
— Латынь? — деланно удивился Локи.
— Щас как дам больно… — буркнула Акаги, претерпевая обратный метаморфоз от демонического обличья к человеческому. Щупальцевидные отростки на голове изменили структуру и цвет и обратились в длинные карминовые волосы. Демоническая броня отваливалась от тела и растворялась в воздухе под громкий хруст костей, пока Акаги уменьшалась в размерах под стать своему истинному возрасту. Сэйбер и Лансер неотрывно наблюдали за развернувшимся перед ними процессом, в их взглядах читались отвращение, изумление и интерес одновременно.
Наконец, Акаги, вновь став четырнадцатилетней девочкой, полностью обнаженная, сложила руки на груди и неприязненно посмотрела на Моргану:
— Ну, я жду разговора.
— Черт побери, Акаги, оденься, имей совесть! — прошипела подскочившая к ней Базетт, которой вдруг стало жалко Юрине, чье тело сейчас самым бесстыдным образом демонстрировали окружающим. Сбросив с плеча сумку девочки, которую она умудрилась не потерять в свете всех произошедших событий, Базетт вытащила оттуда плащ Охотников на Демонов и толкнула сумку к ногам Акаги. Встав рядом с девочкой, магесса распахнула плащ, прикрывая ее, пока она одевается.

Покачав головой, Моргана посмотрела на Сэйбер и слегка поклонилась:
— Здравствуй, моя дорогая сестрица, это необычайно приятное удовольствие видеть тебя вновь.
— Не заговаривай мне зубы, Моргана, — отрезала Артурия, наставляя на волшебницу свой невидимый клинок. — Не по твой ли милости я и Лансер оказались в темнице? И вообще, почему ты не нападаешь на нас, как прочие жители? Что это только что было? Ты можешь отправить нас домой?
— Вопросы, вопросы, вопросы…, — поморщилась Моргана. — Твои мысли подобны ряби на воде, за ними тебе сложно что-либо усмотреть. Неужели у великого короля не найдется даже самого скромного приветствия для его дражайшей сестры?
— Здравствуй, Моргана, а теперь изволь ответить на вопросы.
— Нет, я не причастна к вашему заточению, — вздохнула Моргана. — Это все происки Мерлина, хоть я и не знаю их истинных причин, но, я уверена, они у него определенно имелись. А это, — женщина изящно развела руки, словно показывая на весь склад, в котором минуту назад бушевало пламя, — я просто заглянула на огонек.
— А подпалила нас ты просто из прихоти? — недовольно поинтересовалась уже одевшаяся Акаги, забирая у Базетт плащ и накидывая его на свои плечи.
— Моя дорогая невоспитанная владычица демона, — промурлыкала Моргана, — мне нужно было как-то прекратить ваше веселье, а до того, чтобы перекрикивать стоявший тут невообразимый шум, я бы не стала опускаться.
— Почему же ты не нападаешь на нас? — вновь требовательно спросила Сэйбер.
— Ты же, дорогуша, хотела избавиться от нее, — подал голос Локи, кивая в сторону Артурии. — Сейчас самый что ни на есть подходящий шанс.

Все, кто сейчас находились на складе, уставились на Кастера, но того было вовсе не так просто смутить.

Впрочем, как и Моргану. Та лишь изящно повела плечиком, изображая неопределенность.
— Избавиться еще не значит убить.
— Отложим в сторону твои вечные козни против меня, — терпеливо проговорила Артурия. — Я имела в виду то, что происходит вокруг сейчас.
— Да, — поддержала Базетт. — Нам бы тоже хотелось это узнать.
— Полагаю, моя дорога сестра, ты уже сама обо всем догадалась.
— Мне все это не интересно, я по горло сыта этим вашим прошлым и просто хочу вернуться обратно, — проворчала Акаги.
— Мастер, если бы ты еще вчера подумала своей красивой, но пустоватой головкой, то поняла бы, что это не прошлое. Слуги не могут перемещаться во временном континууме, даже под властью командного заклинания, но, тем не менее, я явился сюда.
— И чего? Ты же какой-то там бог.
— Как ни печально, но сейчас я в первую очередь Слуга, а уже потом бог, — сокрушенно вздохнул Кастер. — И я вынужден подчиняться системе Грааля и… — Локи вдруг понял, что едва не проболтался и быстро продолжил: — … и миру.
Акаги покосилась на Базетт. Та утвердительно кивнула:
— Тут он прав, с этим не поспоришь.
Девочка раздраженно хмыкнула и замерла, сложив руки на груди, решив провести дальнейший разговор в молчании.
— Это один из великого множества параллельных миров, парящих посреди бесконечного миротворящего космоса, в котором понятия времени и пространства очень и очень текучи и непостоянны.
Артурия кивнула, соглашаясь с собственными догадками, и Моргана продолжила, отстраненно поигрывая рукавом своего платья:
— Этот мир существовал и до тебя, но он был подобен пустому листу, который только и ждал, чтобы его раскрасили. Не ведаю, как, но именно ты стала его демиургом, дала ему историю, дала ему жизнь… и отправную точку.
— Тот день, когда я получила смертельное ранение… Но почему ты так спокойна, если знаешь, что ты не настоящая Моргана? И откуда тебе вообще все это известно?
— Сестрица, я самая что ни на есть настоящая, просто я другая Моргана. Этот мир ничем не отличается от вашего, просто он пошел по другому пути и во многом зависит от тебя. Я также примирилась с тобой после твоей смерти и отвезла тебя к Авалону, но я смогла спасти от смерти нашего сына, и история здесь покатилась по другой дороге. Не стоит говорить, что этот мир является фальшивкой. Точно так же и ваш мир может быть всего лишь копией как—ого-то другого и точно так же от кого-то зависеть, в подобных вопросах никогда не было, нет и не будет уверенности. И не только я знаю обо всем этом, но и Мерлин, и, наверное, другие чародеи в других странах. Мы волшебники, моя дорогая, для нас вращаться в подобных сферах – в порядке вещей.
— У нас подобное является невозможным чудом, — с ноткой благоговения в голосе произнесла Базетт. — Наше волшебство со временем превратилось в магию, сухую науку, и утратило практически все свои чудеса.
— Не сомневаюсь, со временем и здесь наступит точно такой же закат истинного волшебства, — кивнула Моргана.
— Но что же те люди снаружи? — спросил Лансер. — Они вели себя так… странно. И агрессивно.
— Так и должно быть. Поскольку жизнь этому миру дала ты, моя сестра, то значимые люди в твоей жизни – я, Мерлин, Мордред, рыцари Круглого Стола и прочие – сохранили свою неповторимую индивидуальность и менее скованы правилами этого мира, тогда как жители замка, деревень и всего остального мира являются для тебя неведомыми людьми. Да, у них есть своя жизнь, личности, чувства, эмоции, но во многом они связаны незримыми правилами, прописанными на уровне, несравненно более высоком, чем их собственный. Словно муравьи, подчиняющиеся законам муравейника. И теперь, когда над этим миром нависла угроза, они обязаны защитить его, устранив проблему, то есть тебя. Когда пошатнулась твоя вера в этот мир, ты стала его врагом. Но наступил парадокс, когда творение пытается устранить своего создателя, поддерживающего в нем жизнь, и оно начало саморазрушаться.
— Словно муравьи? То есть, стоит планете потянуть за ниточку, и все ее жители превращаются в убийц? — не веря своим ушам, произнесла Базетт.
— Да. Но даже у вас, подобное, наверное, в порядке вещей. Вы ведь тоже встаете на защиту своей планеты, когда ей угрожает та или иная опасность, и лишь единицы знают, что в этот миг вами движет то, что вы называете Противодействующей Силой, либо коллективное бессознательное человечества, Алайя. У нас же все несколько… более радикально. И заметь, «превращаются в убийц», как ты выразилась, далеко не все, а лишь те, кто находится вблизи от источника угрозы. Сейчас, жители соседних деревень, наверное, даже не подозревают, что здесь происходит, и скорее озадачены тем, почему сегодня так часто трясется земля.
— Но ведь если я уйду, этому миру все равно придет конец. Я перестала в него верить, — покачала головой Артурия.
— Отнюдь, сестрица, здесь большую роль играет именно твое присутствие, — спокойно отозвалась Моргана, накручивая на палец одну из своих бронзовых прядей. — Сейчас ты находишься прямо в центре того, что можно назвать твоим желанием, но стоит тебе вернуться в родной мир, как мы опять станем не более чем твоей сокровенной, пусть и несбыточной мечтой, которую ты бессознательно будешь хранить в укромном уголке своего подсознания. Мечты никогда не исчезают полностью, моя дорогая сестра, пусть даже если мы и перестаем в них верить.

Воцарилась тишина. Все потрясенно пытались осмыслить новую шокирующую информацию. Никто не пытался заговорить, кроме…
— Ты можешь отправить нас домой или нет, ведьма? — произнесла Акаги, нетерпеливо постукивая по полу каблуком сапога. Моргана посмотрела на нее и от души рассмеялась:
— Ах ты невежественная девчонка, умеешь же переходить к делу!
— Слушай, заканчивай уже оскорблять меня, а то я выдеру себе на память пару твоих красивых пальчиков! — вскинулась Акаги. Моргана пропустила ее угрозу мимо ушей и, улыбнувшись, кивнула:
— Да, я могу отправить вас назад. Но это очень могущественная магия, на которую нужно много энергии. Мне нужна кровь.

Локи и Акаги это известие никак не встревожило, для них это было ожидаемым и вполне естественным явлением, но остальные заметно напряглись.
— Так и знала, что будет подвох, — процедила Сэйбер. Диармайд и Базетт кивнули и встали поближе к ней. Моргана нахмурилась и произнесла:
— У меня нет намерений вредить вам. Ты мне не веришь, сестра?
— Как-то прежде не приходилось.
— Не волнуйтесь, мне необходимо совсем немного.
— Тогда возьми у меня, только давай быстрее, — проворчала Акаги, закатывая рукав плаща. Тут же многоголосое «Только не это!» эхом раскатилось по всему складу.
— Что, почему нет-то? — разозлилась девочка.
— Потому что ты несешь в себе хаос, — не удержавшись, вставила Базетт.
— А мне разве нужно что-то еще? — раздраженно произнесла Моргана. — Редкое волшебство строится на альтруизме и чистых помыслах.

Возразить никто не посмел. Желания разозлить единственную спасительницу не нашлось ни у кого.
— Подойди, дитя, — поманила к себе Акаги Моргана, и в руках у нее возникли небольшой серебряный кубок и кинжал. Волшебница резко провела кончиком лезвия вдоль всего предплечья девочки, и в подставленный кубок потекла кровь. В затхлом воздухе быстро распространился тонкий железный аромат. Когда чаша наполнилась, Моргана кивнула Акаги, и та подошла к Фенриру и восседающему на нем Локи.
Чего тебе, Мастер? — мысленно поинтересовался Кастер. Акаги ткнула кровоточащую руку волку под нос, который настороженно покосился на своего хозяина.
Ты знаешь, чего.
Ни за что!
Живо!
Локи обозленно скрипнул зубами, но не стал противиться Мастеру, все-таки приказ был пустяковым. Потрепав своего любимца по шее, он произнес:
—  Давай, уважь даму.
Фенрир чуть ли не удивленно посмотрел на хозяина, будто говоря «Ты это серьезно?», но потом все же распахнул пасть и лизнул своим большим языком разрез на руке Акаги, обдав ее при этом ледяным дыханием. Хоть он и был мифическим созданием, но он был волком, а слюна ему подобных способствовала свертыванию крови и заживлению ран.
— Хорошо, что он привит от бешенства, — ехидно произнес Локи. Акаги показала ему кулак.
— Поговори мне еще…
— Подготовка займет несколько минут, — Моргана спрятала кинжал в рукав платья и, взяв кубок обеими руками, неторопливо прошествовала за ближайший штабель ящиков.

Приключенцы решили скоротать ожидание за долгожданным отдыхом. Локи отозвал Фенрира и разлегся на одном из больших ящиков, прикрыв глаза, и начал беззаботно насвистывать что-то себе под нос, став на какое-то время живым памятником абсолютному безразличию. Акаги заняла ящик неподалеку и от нечего делать начала кидаться увесистыми щепками и камушками в своего Слугу, норовя попасть ему в голову. Получалось у нее довольно искусно, и парочка то и дело разражалась довольно жесткой, но мимолетной и относительно безобидной словесной перебранкой.

Сэйбер и Лансер пристроились чуть поодаль, усевшись прямо на пол. Воины просто сидели молча и неподвижно; будучи Слугами без Мастеров, за последний час они потратили довольно много энергии, и теперь им надо было по возможности сохранять ее, чтобы продержаться как можно дольше. Базетт решила присоединиться к ним.
— Полагаю, сейчас самое время, наконец, представиться. — произнесла она. — Меня зовут Базетт, а вон там – Акаги и ее Слуга Кастер.
Диармайд улыбнулся и кивнул, после чего посмотрел через плечо:
— Они… странная пара. Как вы только умудрились к ним прибиться?
— Не нужно «вы», — покачала головой Базетт. — Я такое же простой солдат, как и ты. Понимаю, для вас это сложно, но не судите Акаги строго. На самом деле Юрине – хорошая девочка.
— Юрине? — непонимающе спросила Артурия. Базетт вкратце обрисовала Слугам ситуацию. Сэйбер и Лансер не перестали хмуриться, однако сейчас вместо неприязни на их лицах читалось сочувствие.
— Воистину, ей выпала очень тяжелая доля, — пробормотал Диармайд.
— И крайне незавидная судьба, — добавила Сэйбер.
— Неважно, насколько плоха Акаги, но она, тем не менее, делает все, чтобы защитить бедную девочку… И исполнить данное ей обещание. Но я боюсь, что в их жизни будет очень мало светлых моментов.

Действительно, Акаги хоть и вела себя, как достаточно взрослая, однако же Юрине совсем не взрослела, будучи отлученной от собственного тела, и Базетт поняла это еще прошлой ночью. Возможно, когда она, наконец, сможет, вновь вернуться к обычной жизни, она будет восьмилетней девочкой в теле уже взрослой женщины, и наверстывать упущенное ей будет очень и очень тяжело.

Созданный Базетт висевший над ними рунический камешек, слабо освещавший пространство, померк, истратив вложенную в него магическую энергию. Склад вновь погрузился в полумрак, озараемый лишь редкими зеленоватыми сполохами, доносившимися из-за угла, где Моргана творила свое волшебство. Все еще думая о судьбе Акаги и Юрине, магесса, меланхолично нащупав на полу неровную щепку, касанием нанесла на нее руну Райдо и подбросила вверх, создав у них над головой еще один шарик мягкого золотистого свечения.
— Ты искусно обращаешься с рунами, — одобрительно произнес Лансер. Базетт благодарно улыбнулась ему.
— Приятно получить похвалу из уст героя моих родных земель.
— Полагаю, теперь время представиться нам…
— О, не беспокойтесь, я знаю, кто вы. Ты – Артур, гордый, смелый, благородный и доблестный король Британии, легенда и символ всей Англии.
Сэйбер лишь невесело усмехнулась и кивнула. Действительно, до этого было слишком много намеков на то, кто она такая, поэтому скрывать свою личность после того, как ее раскрыли, уже не было смысла.
— А ты – Диармайд, сын Донна. Я выросла на легендах о вас. От лица себя и всего клана Фрага, я приветствую вас, благородные герои, и склоняю перед вами голову.
Базетт поднялась на ноги и уважительно поклонилась. Слуги тоже вскочили и вежливо ответили ей. Когда все вновь вернулись на свои места, Диармайд произнес:
— Клан Фрага… Мне знакомо это имя, я пересекался с ними однажды. Воистину достойные и великие люди, как и их дочь, которую я имею удовольствие лицезреть сейчас пред собой. Надеюсь, твоя семья до сих пор процветает и не поступается идеалами чести, как и в прошлом.
— Наш клан уже не тот, что был раньше, но мы изо всех сил стараемся, чтобы не запятнать свое имя и имя всей Ирландии, — улыбнулась Базетт.
— Для меня честь встретиться с той, кто предан традициям нашего народа и с гордостью несет в себе дух нашей страны, — Диармайд придвинулся поближе и протянул Базетт руку. Она нерешительно посмотрела на Сэйбер, и та ободряюще улыбнулась.
— Как и для меня, Дирмайд Уа Дуйвне, — чувствуя, как ее сердце ускорило свой ритм, а щеки начинают алеть от того, что ей отдает дань чести ожившая легенда, Базетт тоже потянулась вперед для рукопожатия.
— Я бы не стал этого делать! — встрепенулся Локи, заметивший их намерения.
— Я бы не стала этого делать! — одновременно с ним предупредила Акаги, от которой сие тоже не ускользнуло.
Они оба уже были научены горьким опытом. Но их совместное предупреждение запоздало.

{ПРОЦЕСС ЗАКЛЮЧЕНИЯ КОНТРАКТА}

Тяжело дыша, Базетт прислонилась спиной к пыльной стенке ящика и посмотрела на свое запястье. Там красовалась уже знакомая ей метка командных заклинаний, напоминавшая своими очертаниями ее Фрагарах.
— Я… Мастер? — словно не веря в то, что сейчас произошло, Базетт перевела взор на Диармайда. Исполнилось то, ради чего она некогда отправилась на Войну за Святой Грааль. В прошлый раз ее радость была слишком мимолетной и обернулась последовавшей вслед за этим цепочкой мрачных событий. Но теперь ее Слугой вновь стал герой из ее любимых легенд, и ее невольно начала переполнять гордость. И даже столь странный процесс заключения контракта не смог омрачить ее настроение.

Диармайд же казался озадаченным всего лишь мгновение, после чего преклонил перед Базетт колено и произнес:
— Теперь ты – мой Мастер, Базетт из клана Фрага, я же – твой Слуга, Лансер. Мое тело станет твоим оружием в этой войне, мои копья будут нести твою волю, а моя преданность и непоколебимость станут твоим непробиваемым щитом.
— Ээ… Встань, Лансер, не нужно, — коснулась его плеча явно почувствовавшая себя не в своей тарелке Базетт. Когда же воин поднялся на ноги и встал перед ней, ожидая ее слова, она улыбнулась ему:
— Надеюсь, мы станем хорошими партнерами!
— Поздравляю, Диармайд, — улыбнулась Сэйбер. — Желаю успеха вам обоим.
— Не отчаивайся, мой друг, уверен, ты тоже встретишь своего соратника, — ободряюще сказал Артурии Лансер.

Из-за ящиков показалась Моргана:
— Все готово.
— Давно пора, — буркнула Акаги, вскакивая с места и устремляясь к месту проведения ритуала. Пожав плечами, Локи последовал вслед за своим Мастером. На полпути к ним присоединились Сэйбер и новая пара «Мастер-Слуга».

Моргана провела их сквозь хитросплетения ящиков, и перед ними предстал большой магический круг диаметром в полтора человеческих роста, мерцавший замысловатыми линиями и письменами. Волшебница произвела замысловатые пасы руками и нараспев произнесла сложное заклинание. Материя в центре круга исказилась и с гулом начала сворачиваться сама в себя, и через несколько мгновений перед героями предстало нечто, напоминающее миниатюрную черную дыру, посверкивающую разрядами магических молний.
— Это оно? — спросила Базетт. Моргана кивнула:
— Да. По ту сторону вас ожидает родной мир. 
— За мной, Кастер, — Акаги подошла к порталу и без колебаний прыгнула в него, исчезнув в завихрениях эфемерной ткани времени и пространства.
— Довольно уместно будет поинтересоваться, — произнес Локи, загадочно посмотрев на Моргану. — Надеюсь, на самом деле оно соединено с каким-нибудь смертельным или негативным планом?
— А тебе так не терпится от нее избавиться? — усмехнулась волшебница. — Нет, портал на самом деле связан с вашим миром.
— Что ж, надеяться все равно стоило, — разочарованно сник Локи и прыгнул в портал вслед за Акаги.
— Я пойду вперед, Мастер, — твердо произнес Диармайд, взмахнув своими копьями. — На случай, если на той стороне нас поджидает опасность.
Базетт кивнула, и воин ринулся в зияющее ничто, в тот же миг растворившись в бушующем небытие. Следом за ним отправилась и сама магесса, предварительно поблагодарив Моргану и попрощавшись с ней.
— Скажи, Моргана, — хмуро поинтересовалась Сэйбер. Очертания ее лица резко заостряло зеленоватое свечение, исходящее от активированного магического круга. — Ты на самом деле не желала мне зла?
— Да, дорогая сестра, — кивнула головой волшебница. — Мой сын занял твое место, а большего мне и не нужно. Кроме того, — Моргана впервые смутилась, подбирая явно непривычные для нее слова, — однажды, я уже потеряла тебя. И не скажу, что это мне пришлось по душе.
— Спасибо, сестра, — вдруг почувствовав к Моргане расположение, Артурия подошла к ней и заключила в крепкие объятия. Несколько секунд они стояли вот так, пока смутившаяся волшебница не кашлянула и отстранилась. Сэйбер подошла к порталу и уже приготовилась прыгнуть в него навстречу судьбе, как вдруг резко замерла и развернулась, обратив к Моргане взволнованное лицо.
— Как же я могла забыть! Мордред! Я думаю, ему угрожает опасность!
— Ты про засаду в месте встречи? — усмехнулась волшебница. — Не волнуйся, у Мордреда есть свои подозрения, он готов к этому. Кроме того, скоро к ним присоединится Мерлин, так что у заговорщиков нет шансов.
— А кто они вообще такие?
— Несколько герцогов, некогда присягнувших тебе на верность. Когда после твоей смерти положение Камелота стало крайне неустойчиво, они почувствовали наживу и решили отхватить себе кусок королевства.

Сэйбер кивнула и вновь замерла, над чем-то напряженно думая. Затем, пристально поглядев в глаза сестры, она спросила:
— Ты можешь связать меня с Мордредом?
— Зачем? — удивилась Моргана.
— Хочу ему кое-что сказать.
Пожав плечами, Моргана взмахнула руками и произнесла замысловатую арию. Перед Сэйбер возникло призрачное зеркало, на глади которого проявилось поле битвы. Мордред и его рыцари уже с готовностью встретили засадные войско и приняли бой. Пока не было ясно, кто побеждает, но на лице Мордреда и сражавшихся рядом с ним рыцарей застыла железная решимость, а где-то вдалеке мерцали отголоски мощной магии, говоря о том, что Мерлин был где-то неподалеку.
— Он услышит тебя, говори, — кивнула Моргана. Сэйбер посмотрела на Мордреда, собираясь с духом, и произнесла:
— Когда-то я сказала, что из тебя не получится короля, сэр Мордред.
Мордред словно споткнулся и замер, устремив изумленный взор ввысь. К нему бросилось сразу несколько вражеских солдат, но в них с ревом врезался сэр Кай, защищая своего предводителя.
— Теперь я вижу, что допустила тогда ошибку. Неси с честью возложенное на тебя бремя и приведи королевство к процветанию, король Мордред! И… я горжусь тобой, сын мой.
— Отец? — прошептал рыцарь. За одно мгновение множество эмоций сменилось на его лице, от изумления и неверия до радости и гордости. Воздев свой клинок к небу, Мордред прокричал:
— Друзья! Мне явилась весть из Авалона! С нами Король Артур! За Камелот! За Англию!
Воодушевленный рев войска вторил ему, громогласным эхом разнося над полем брани боевой клич.

Моргана взмахнула рукой, и зеркало растворилось в воздухе. Сэйбер закрыла глаза и тяжело вздохнула, ощущая, как тяготивший ее душу камень исчез.
— Прощай, Моргана. И постарайся завязать с кознями и интригами, — улыбнулась Артурия.
— Последую твоему совету – и королевство развалится под напором невидимых врагов, — усмехнулась волшебница. — Счастливого пути, сестра.

Сэйбер подошла к мерцающему порталу. Какое-то мгновение на ее лице присутствовала печать сомнений, но спустя секунду в ее взгляд вернулась непреклонная решимость, и она прыгнула в завихрения ткани времени-пространства. Едва девушка исчезла из виду, чревоточина захлопнулась, и магический круг погас, вновь погружая пыльный склад в полумрак.

Моргана еще несколько минут стояла, занятая раздумьями, после чего, одним мановением руки стирая со стены магический круг, развернулась и неспешно направилась к выходу сквозь лабиринт ящиков и бочек.
— А мне остается прибирать за вами. Неблагодарное дело, но придется, иначе моего бедного Мордреда по возвращении хватит удар при виде того, что вы тут натворили…

Отредактировано Game Master (03.09.2012 22:22)

+4


Вы здесь » Fate/Splinters of Wishes » Архив игры » Деревня в окрестностях замка [Англия]