Вверх страницы
Вниз страницы

Fate/Splinters of Wishes

Объявление


Fate:Stay Night Fansite Рассылка Ролевой курьер Сайт о аниме Blood Plus - Кровь+ Сайт о аниме Code Geass - Код Гиасс


Третьи игровые сутки

Город Фуюки

• Дата: 5 Августа 2005г.
• Время: 00.00 - 07.00
• Облачно, дует легкий свежий ветерок, над всей частью города и его пригорода, пройдет кратковременный дождь; температура воздуха +16º

Погода на неделю




Приветствуем, случайно и не случайно заглянувших к нам на огонёк! Вы попали на ролевую игру по мотивам визуальной новеллы Fate/Stay Night. Наш проект постоянно растёт и развивается, и мы стараемся сделать игру еще более интересной и удобной (всё для вас). Fate/Splinters of Wishes идёт с 4-го апреля 2010 года, и странные события начинают раскрываться. Но, конечно, же не всё сразу, должна же быть интрига? Так вот, Вы проходите, не стесняйтесь, поосмотритесь тут, а если понравится, то милости просим в наш премилый коллектив.



В нашей Библиотеке открыта для чтения статья про демонов. Также были обновлены статьи про Грааль, Слуг и Ассоциацию магов и дополнен Глоссарий.

Мы вернулись. Живы. На реконструкции. Сюжет всё тот же. Кто остался, тот остался. Подробнее в новостях.







Гид по игре Fate/Splinters of Wishes

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Fate/Splinters of Wishes » Архив игры » Дом семьи Алесси [Пригород]


Дом семьи Алесси [Пригород]

Сообщений 1 страница 15 из 15

1

Дом семьи Алесси

http://storage3.static.itmages.ru/i/12/1227/h_1356557450_3535604_bc6e80592c.jpeg

Выполненный в современном стиле, этот дом достаточно просторный, но не слишком громоздкий. Двухэтажное приземистое здание всё ещё сверкает новенькими стеклами в оконных рамах и пахнет свежей краской. Когда одна достаточно влиятельная итальянская семья захотела приобрести в этом городе особняк, но не нашла подходящего, она просто выкупила участок земли и, заплатив внушительную сумму одной строительной компании, заказала у них постройку дома в кратчайшие сроки. Стараясь не особо привлекать внимание, семья Алесси обустроила готовый дом.
Помимо двух этажей и располагающихся там комнат, внизу также есть просторный подвал, оборудованный под тренировки Анны с огнестрельным оружием. Естественно, это самое оружие там тоже есть - не так много, чтобы привлечь внимание правоохранительных органов и местной мафии, но достаточно, чтобы не позволить навыкам Анны заржаветь. Помимо прочего, перед самым домом был вырыт бассейн, впрочем, никем из жильцов не использующийся, а из задней пристройки был сделан гараж. Пустующий по сей день.

Отредактировано Анна Алесси (17.05.2012 19:44)

0

2

[Анна Алесси]
4 Августа
Время: 13.20 - 14.30

Центральный парк

Как она и предполагала, путь занял слишком много времени, чтобы успеть к приходу её преподавателя вовремя. Дело было даже не в усталой медлительности самой девушки, не в гнетущем молчании, повисшем среди них после выхода из парка, а в том, что идти пришлось окружными путями - показываться среди белого дня на глаза людям в том, во что превратилась её одежда, Анна определённо не хотела. И даже не из-за того, что те могут о ней подумать, а из-за банальной гордости - она слишком привлекательна, чтобы так просто разрушить свою репутацию роковой итальянской красавицы. Ко всему прочему, этот Сэймей, оказывается, тоже был одет как-то странно. Нет, она, конечно, прекрасно понимала, что такое различие в культуре и национальный костюм, но просто предположить себе не могла, что нормальные эксгибиционисты мутируют вот в это странное нечто. Под его балахоном не то что фигуру рассмотреть нельзя было - из-за него она и приняла в начале мужчину за женщину.
Анна, в который раз уже за это время тяжело вздохнув, покосилась на шедшего рядом нового знакомого. Слишком ровно, слишком бесшумно. "Точно маньяк," - констатировала про себя девушка. Проснувшийся интерес жёг язык, но она молчала, всё с тем же непроницаемым выражением лица вышагивая в сторону своего заветного убежища. Как с дрессировкой собаки, так и с воспитанием слуги - нужно ждать, пока потенциальная жертва сама проявит свой интерес или потребует внимания. Естественно, она вела себя не слишком умно, ведя к себе домой незнакомого, странного мужчину, но, в любом случае, кем бы он ни был, следовало во всём разобраться -  расспросить о возникшей связи, о татуировке на её руке, обо всём том, что она ещё не знает. Проще всего это было сделать на своей территории. Ко всему прочему, там у неё, по крайней мере, было оружие, а значит - это ему следовало опасаться того, что взбредёт взбалмошной девахе в голову. По крайней мере, так поступали даже опытные бойцы её отца - не слишком приятно находиться рядом с бомбой и не знать, когда и по какому поводу та взорвётся.
Сэймей, тем не менее, молча шёл рядом. Спокойно, ровно, бесстрастно. С одной лишь вещью в руках - чертовски раздражающим веером. "Кисейная барышня," - мстительно выплюнула Аннушка себе под нос. Достаточно тихо, чтобы её не услышали - буквально одними губами. Мужчина, похоже, не последовал её приказу и бросил тело там, на парковой аллее. Меж аккуратных тёмных бровей синьорины Алесси пролегла едва заметная складочка, выдавая её негодование. Даже зная, что тот парень скорее всего умер, Анна не желала так просто оставлять это дело. Она желала знать, из какого оружия была нанесена та рана. Она хотела видеть человека, способного такую рану нанести, и поработить. А если не получится - уничтожить. И сейчас из-за ленивости или брезгливости её нового слуги, молодой мафиози пришлось отложить свои грандиозные планы в дальний чёрный ящик с надписью "вряд ли сбудутся".
Последовал очередной тяжкий вздох - теперь полный разочарования в Сэймее, всех окружающих её людях и мире в целом. Пускай, что ли, вину прочувствует, ведь нельзя же таких милых девушек, как она, так жестоко расстраивать. Хоть сама бери, да возвращайся.
Наконец, впереди показалась дорога, ведущая к одному из особняков пригорода, расположенному немного глубже в лесу, чем остальные. Настроение Анны медленно поползло вверх - она опоздала на урок, так что Франческа, её служанка, должна была как раз выпроваживать ни капельки не нравящегося её госпоже японца. А если это так, то им, похоже, следует зайти с чёрного хода. Девушка свернула с асфальтированного пути на простую, но достаточно утоптанную тропинку, обходя только-только показавшийся дом. Чем ближе они подходили, тем слышнее был слышен спор - холодный мужской голос о чём-то настойчиво вещал, а мягкий, женский успокаивающе ему отвечал. Анна торжествующе ухмыльнулась самыми уголками губ - похоже, ей сегодня заниматься не придётся.
Она повозилась с сумочкой, выуживая из неё связку ключей, и, щёлкнув замком, раздвинула широкие стеклянные двери. Они оказались прямо на кухне - на плите уже стояла кастрюля, распространяя по всему помещению аппетитные запахи. Анна сняла вконец испорченные босоножки и только тогда обернулась, замерев, аки громом поражённая... за ней шёл не только Сэймей и, похоже, тот всё-таки выполнил её приказ. По крайней мере, она надеялась, что труп в руках крупного синеволосого мужчины был не потому, что им понадобилось замести следы.
- Ну, и кто это? - вопрос, заданный максимально холодным тоном, хлестнул не хуже плети. - Если это твой дружок-извращенец, то скажи, чтоб он живо отсюда выметался. Я не собираюсь делать из своего дома ночлежку.

Отредактировано Анна Алесси (28.10.2012 19:00)

+1

3

4 Августа
Время: 14.30-14.50

Путешествие было в меру скучным и обыденным: решив не проявлять никакой инициативы, исключительно наблюдая за той, кому выпала честь стать его Мастером, Сэймэй провёл всё то время, пока они петляли по аллеям и закоулкам, наблюдая за девушкой и, как это не удивительно, наблюдая за городом. Ему не очень нравилось то, во что превратилась Япония. Время изменило её, облачило в саркофаг из железа и камня, время сыграло плохую шутку с тем, что можно было назвать природой. Нет, не теми деревцами, которых насажали по аллеям и паркам словно бумажные цветы, не способные заменить настоящие живые, но духами, силой, энергией. Если в парке оммёдзи не чувствовал духов по вполне понятным, на то время, причинам, то теперь можно заявить смело: Япония, какой он её знал, умерла. Судя по инертности, затхлости и вечному дисбалансу – она умерла давно и, похоже, её уже нельзя будет восстановить. Его печалили такие вещи. Мир перестал быть по-настоящему живым, лишь изредка где-то ощущались отголоски, отзвуки, но что они значили капли воды в песчаных садах? Ровным счётом ничего. И, поэтому, оммёдзи хмурился, хмурился и размышлял, не в силах поверить, до чего докатились люди, как они забыли то, что должны были помнить. Удивительно, но его начало пугать то, что он мог бы увидеть дальше, но сделать это он был обязан. Это была необходимость, которая могла бы определить его будущую роль. Сю японии изменилось, изменилось катастрофически и восстановить его будет нелегко.
Тяжкий груз печали немного поумерил пыл ханьё, но предаваться мрачным размышлениям  он больше не собирался. Переключившись на иные объекты интереса, обратив всё своё внимание на ту же Анну, замечал её негодование, видел каждую эмоцию на её лице. Она была несдержанной, не умеющий контролировать себя девушкой, она была так же чужда ему и этой земле, как он был чужд этому времени. И, всё-же, так вышло, что они встретились. И уже это было любопытно, так что неодобрительно смотрящему вслед Сорю не переубедить его в том, что она будет только мешать. Им предстоял разговор, долгий разговор, в котором, возможно, на происходящее прольёт свет тот, кого нёс сикигами. Уж сам оммёдзи не собирался просвещать Анну, если будет возможность сделать это тому, кто сможет разъяснить всё понятным и доступным для неё языком.
Дом Анны ему не понравился, как не нравился город. Он не был живым. Коробка из камней и стёкол, выглядящая грубо, резано. Конечно, в этой эпохе – такие дома не редкость. Это необходимость, которая диктуется модой и иными, более приземлёнными факторами. Но сам ханьё не стал бы жить в таком доме даже под страхом смерти. Раньше. А теперь, будучи не совсем живым, он намеревался, как минимум, опробовать, изучить и постичь этот новый опыт.
Как и положено, оммёдзи оставил свою обувь, старомодные сандалии, которые тут же исчезли, у порога и зашёл в дом босым. Что-то в нём не менялось. Скорее по привычке и из уважения к традициям, он принёс свои извинения за визит на японском и только затем обернулся в ту сторону, в которую смотрела Анна. Ну конечно, он и забыл, что она не заметила его появления. Заприметив неодобрительный взгляд Владыки Тихого Океана, словно молвивший ему о том, какую ошибку совершил Сэймэй на этот раз, оммёдзи лишь улыбнулся и указал концом веера внутрь дома, словно он был тут хозяином.
- Это Сорью, будьте знакомы. Прошу, занеси молодого человека в… комнату для гостей и положи его на диван. – Ханьё повернул голову в сторону Анны и спросил уже у неё, - Ты не могла бы показать нам гостиную? В конце концов, ты же хозяйка этого дома.
- Может ещё с ложечки покормить и одеяльце подоткнуть? – отозвалась ему его новоиспечённый Мастер, но всё-таки развернулась в сторону выхода, приглашающе махнув рукой. У неё, похоже, было несколько ехидное настроение, так как её ответ прозвучал достаточно насмешливо. Решив, что серьёзность в такой ситуации будет чрезвычайно уместна, колдун отрицательно кивнул серьёзно, как мог, не сдерживая улыбки, так что пришлось прикрыть её вновь раскрытым веером, ответил.
- Нет, я благодарю за столь любезное предложение, но вынужден отказаться. А вот этому удачливому молодому человеку совершенно не помешает какая-нибудь похлёбка. Что-то сытное и простое. Скоро тело начнёт восстанавливать потраченную энергию, а я не хочу заниматься его исцелением повторно.
Комнату можно бы было назвать уютной, диван казался мягким, и, что не удивительно, чистым. Однако, степень его чистоты была незамедлительно исправлена телом Йена, которое довольно бережно уложили на мягкую поверхность. Что же, диван можно вычистить, человека – тоже. Не велика потеря.
Удовлетворившись результатом, Сэймэй сложил веер и посмотрел на своего сикигами. Сорю, вполне понимавший такие простые просьбы без слов, кивнул и… исчез. Серебристо-голубая вспышка, сначала, разделила его напополам, а, затем, части его тела словно стали голубой пылью, мгновенно пропавшей.
- Ну что же, займёмся тобой, незнакомый маг, который, скорее всего, мог бы стать моим Мастером. Котин?
- Сэймэй-сама? – она пахла глицинией, эта невысокая, кажущаяся хрупкой, девушка, что появилась в едва заметной вспышке лилового света. Её наряд так же украшали узоры с этими цветами. Удивительно хрупкая для кото, которое она держала на коленях, казалось, этот струнный инструмент должен был раздавить её, но похоже, чувствовала она себя более чем уверенно. Её тонкие пальчики мягко гладили струны. Переведя взгляд на лежащего мужчину, она, сначала, похоже, очень удивилась, но, затем, лишь вновь мягко провела по струнам инструмента, лежащего у неё на коленях. – Вы хотите, чтобы я играла для него.
- Он почти в порядке, Котин. – Ханьё чуть улыбнулся ей. – Поэтому, пожалуйста, сыграй для себя. А он и я – мы просто послушаем.
Вместо кивка, едва заметно взмахнув ресницами, девушка начала… играть. Тихую, ненавязчивую мелодию, спокойную и достаточно простую, но играть лишь так, как играла Котин, чья игра вдыхала жизнь, чья игра заставляла замереть даже смерть, что не в силах была оторваться от музыки. Звуки струн этой хрупкой и прекрасной девушки исцеляли не хуже магии Сэймэя. И уж всяко приятнее. Мужчине всего-лишь нужно было немного помочь, не более того. Он уже был практически здоров, всего-лишь отсыпался, но игра Котин вдохнёт в него жизнь и приведёт в чувства намного быстрее любой магии мастера инь-ян. С первыми звуками коно, в комнате словно расцвела цветочная поляна. Прикрыв глаза, Сэймэй просто сел в кресло и откинулся на спинку, тихо наслаждаясь мелодией.

: Minoru Miki - Rhapsody for twenty-string koto

Отредактировано Abe no Seimei (17.05.2012 20:51)

+2

4

4 Августа
Время: 14.50 - 15.00

Йен Вудворт:

Пустота... Всепоглощающая, холодная и липкая, она сжимала его руку всё крепче и крепче, раздрабливая кости как хрупкое стекло. Ощущение боли распространялось от руки, а потом и по всему телу, а потом ничего - ни звуков, ни запахов, ни цвета.
«Неужели, всё вот так и закончится?»
Вопрос растворился в окружающем пространстве, не оставив и следа. Ответа не последовало, мысли на этом оборвались, и пришла тишина, такая уютная, в ней слышался только стук сердца. Кажется, он спал, но снов не видел, будто на сны сейчас не хватало сил, и он лишь слушал мерный стук. А что было потом? Какие-то новые звуки стали окутывать его, так нежно и бережно.

Йен открыл глаза, первые несколько секунд его глаза смотрели вверх, но не на потолок, а будто сквозь него. Потом были вялые попытки вспомнить, кто он, и где он. Вспомнить получилось не сразу, он сморгнул пелену небытия с сознания. Япониия, Фуюки, Люсия, встреча, расставание... задание, артефакт, кровь, круг, свет, боль...
«!»
Он вскочил с дивана, отсутствие руки (да и сил тоже) сразу же дало о себе знать, он потерял равновесие и осел на пол. Перед глазами всё поплыло, делая видимое изображение "не в фокусе". Его губы почти беззвучно бормотали на английском:
- Она нашла меня.
Но через секунду он понял, что не один. Йен беспомощно стал оглядываться по сторонам, силясь узнать это место, но не узнал, не потому, что забыл, а потому, что он это место видел впервые. Вудворт судорожно пытался сложить то, о чем знал. Он умирал, или погиб, оставшаяся рука как по наитию потянулась к тому месту, где должно было быть её зеркальное отражение: под подрагивающими пальцами ощущался шрам, куски пиджака, которые сильно пропитались кровью, были еще влажные, а кое-где, ткань начала затвердевать, и походила на накрахмаленный воротник рубашки. Раны нет,  хорошо, рука с магической меткой была цела - тоже хорошо. Маг активировал магическую метку, прогнав через неё парну, чтобы быть наготове, если рядом всё таки будет враг, ему ведь могли сохранить жизнь не из альтруизма, а по каким-то корыстным причинам. Активация цепей прошла немного болезненно, да и далась с трудом, из-за нехватка сил, но, благодаря этому зрение стабилизировалось, и он увидел неподалеку миловидного мужчину-азиата в белом одеянии. От этого мужчины исходила аура невероятной силы, он, без сомнения, был Слугой. И Йен не сомневался в том, что именно этого Слугу он и призывал. Как человек, хорошо знакомый с этой страной, её нравами, обычаями, культурой, историей и мифологией, Вудворт здесь не мог ошибиться, в своё время, Йен часто приезжал в эту страну.

Маг склонился в почтительном поклоне, и обратился к Абе-но Сэймэю:
- Для меня большая честь, встретиться с Вами, - голос молодого человека звучал как-то слабо, но уверенно. К тому же, он как всегда был вежлив, соблюдение этикета для него было важно не только как для представителя аристократии, это было еще и частью его индивидуальности - прошу простить меня, за столь неподобающий вид. Полагаю, тот факт, что я еще жив, это Ваша заслуга, - он поднял взгляд, и посмотрел на Кастера.
В голове промелькнула мысль: «Неужели призыв удался?», но через секунду Йен понял, это не так, связи со Слугой он не чувствовал, и не видел его параметров. Что же это значит?
- Позвольте спросить, что произошло, пока я был без сознания? Я не могу понять кое-чего, и мне хотелось бы знать, к чему привели те события, которые были начаты мною, в городском парке.

+3

5

4 Августа
Время: 15.00 - 15.05

Музыка была великолепна. Как и должна была быть, Сэймэй наслаждался тихой мелодией, прикрыв глаза, просто отдаваясь звучанию. Котин могла исцелять своей музыкой, но если подумать – музыка ли лечила? Или она просто наполняла энергией, жизнью, желанием жить? На этот вопрос другим, было не так уж просто ответить, а сам оммёдзи ни за что не поделился бы своими наблюдениями с остальными. Ведь держать их в неизвестности намного увлекательней. Сколько времени конкретно прошло, он не знал, не следил за этим, лишь чуть приоткрыл глаз, когда человек на диване пошевелился, приходя в себя. Для него это был шок, такое состояние, такой взгляд, ошарашенный, отрешённый, испуганный. Эмоции навалились на него, чуть ли не душили, пожалуй. Йен задёргался, словно испуганный и оглушённый воробей, принял боевую стойку, постарался распушить свои реденькие пёрышки, если бы это не было так печально, то это бы могло быть и впрямь смешно.
Сэймэй наблюдал, следил, за тем, как он активировал свою магию, не слишком знакомую оммёдзи, мастеру восточного колдовства, но почувствовать ток энергии в его теле, как она проходила сквозь эти искажённые нервы труда не представляло. Возможно, при более пристальном изучении, сын кицунэ даже бы сказал, чего именно мог пожелать добиться этот человек, просто изучив его немного, но он не желал. Смотреть и понимать – не было смысла. Подобные вещи были ниже его, они едва ли значили что-то действительно существенное. Лениво обмахиваясь веером, оммёдзи ждал, пока молодой человек соберётся с мыслями и, наконец, обратит на него внимание. Случилось это не сразу, разум бедолаги плохо отходил от повреждений, но услышав обращение, надо сказать, достаточно уважительное обращение, Сэймэй перестал обмахиваться веером и открыл второй глаз.
Изумрудный взгляд полулиса изучал человека, достаточно неудачливого, чтобы попасть в такое глупое, но, в то же время, спасшее его положение. Судя по тому, что он понимал с кем говорит, бедолага действительно предназначался ему в мастера. В целом, не самый плохой экземпляр, но не столь увлекательный, как та, кого ему подбросила Судьба.
Прежде чем отвечать, Сэймэй помедлил, не потому, что хотел помучить Йена, скорее, просто ждал, пока тонкая трель, издаваемая струнами под пальчиками его сикигами завершится – обрывать сладкое звучание мелодии не посмел бы даже он. Уже после этого, он сложил веер и положил его на подлокотник кресла, встав, церемониально поклонившись в ответ, легонько, скорее как покровитель.
- Рад, что ты, похоже в добром здравии. Руку, к несчастью, сохранить не вышло, но твоя жизнь гарантированно вне опасности. – Наконец, сын Кудзонохи заговорил. Он говорил неспешно, достаточно вежливо, хотя не требовалось колдуну обращаться к этому человеку по-настоящему уважительно. Он не император, в конце концов. Только императоры любят, когда им любезничают и говорят приятные вещи. – Увы, но ты действительно не мой мастер, - садясь обратно в кресло, ответил оммёдзи и взял в руку веер, но не стал раскрывать его, просто держал, раздумывая, что ему говорить. Хотя, раздумий особо не требовалось, скорее, ханьё ждал, ждал, пока Анна начнёт спускаться по лестнице, дабы и она могла расслышать часть разговора. Котин, тихо сидевшая на полу, ближе к углу, просто молчала и взирала на хозяина, всё так же нежно поглаживая струны.
- Удивительное сочетание удачи и невезения, - наконец, начал Сэймэй, - Тебе достаточно не повезло, чтобы ты был ранен, полагаю, уже почти завершив призыв, ранен смертельно, надо добавить. Но достаточно повезло, хотя кто бы мог знать, что тебя найдёт другой человек. Почти без магии, но со скрытым потенциалом. По глупости своей, закончивший текст призыва. Собственно, теперь она – официальный Мастер в этой Войне. Остальное, упоминания не требует. – раскрыв веер, оммёдзи скрыл своё лицо, лишь посматривая на Йена своими лисьими глазами. – И было бы неплохо представиться, чтобы я знал, как мне тебя звать.

Отредактировано Abe no Seimei (21.05.2012 18:28)

+2

6

[Анна Алесси]
4 Августа
Время: 14.35 - 15.10

Оставив свои проблемы внизу, в гостиной, Анна поднялась наверх, перед этим тихо шепнув служанке не совать свой любопытный нос к гостям. Объяснять ей что-либо она не собиралась - повиновение было в крови у Франчески. Однако, задавать неудобные вопросы та умела слишком хорошо, что, вкупе со способностью понимать всё с точностью до наоборот, делало её просто невыносимой. Анна не хотела провести остаток дня, объясняя глупой курице, что, нет, она никого не убивала, никого не похищала, и вообще, это она тут жертва. Конечно, заработав себе определённую репутацию, наследница семьи Алесси могла не думать о том, что кто-то посмеет её предать или просто не выполнить полученный приказ, но в подобном отношении тоже были свои минусы. Например, всё плохое, что когда-либо происходило, практически постоянно списывали на проделки Анны, что не могло её не бесить. Да и это отношение! Отец даже не настаивал на том, чтобы она взяла с собой больше охраны. Даже не так, он специально проследил, чтобы с его милой дочерью уехала только её служанка. Будто бы с большим числом боевых единиц та могла устроить какой-нибудь переворот. Чисто из-за скуки и вредности. Ну, да, отчасти отец был прав в своих ожиданиях, но и Анна не была непобедимым злом, с которым обычные люди не могли справиться. Так что, находясь в Японии, синьорина Алесси была буквально вынуждена вести достаточно тихий образ жизни, чтобы раньше времени с ней не распрощаться. Несмотря на свою любовь к острым ощущениям, дурой Анна не была и, не имея козыря в рукаве, на рожон не лезла. И до сих пор проблемы обходили её стороной, и это было ужасно скучно, просто до посинения. Тихий, мирный, спокойный японский городок, смурные, вечно вежливые жители - всё это уже сидело у неё в печёнках. Подобные серые будни способны были убить Анну гораздо быстрее и вернее, нежели метафорические, не уступающие, а то и превосходящие её по силам враги.
Сделав глубокий вдох, она медленно, с наслаждением выдохнула, мысленно подготавливая себя ко всему - от внезапно объявившихся у неё дома зомби (кажется, Сэймей говорил что-то про то, что тому трупу вскоре понадобится еда), вплоть до нашествия инопланетян. Находясь в ванной, Анна убедилась в том, что странные красные знаки с её руки просто так не исчезнут. Раздражение смешивалось с не дюжим интересом, составляя взрывоопасный коктейль - ей одновременно хотелось и вышвырнуть того странного парня, опасаясь исходящих от него странностей, которые она просто не могла понять, и заставить рассказать всё, что он знает, всё больше погружаясь в те безумства, которые ещё только должны были с ней произойти.
- Чтож, пора...
Облачившись в тонкий, длиннополый шёлковый халат бежевого цвета, Анна не торопясь направилась в сторону своей гостиной. Служанка гремела посудой на кухне, по-видимому, даже не попытавшись взглянуть на то, что происходило в другой комнате. Хорошо, одной нудной проблемой меньше. В остальном же... как только она начала спуск, внизу послышался спокойный, разъясняющий что-то голос её нового знакомого. Анна вслушалась, ещё больше замедлив свой спуск. Сэймей говорил о каком-то призыве, о неудачах и везении, упомянул какую-то войну... и мастера. Сопоставив услышанное с тем, что уже знала, Анна опять-таки ничего не поняла, но ясно было одно - говорили о ней. Только вот с кем? С тем синим извращенцем, который нёс труп?
В комнату она вошла с максимально спокойным выражением лица, даже не вздрогнув при виде ожившего задохлика и искусно раздетой дамы с какой-то странной бандурой на коленях.
- Я, кажется, говорила, что ночлежку здесь устраивать не собираюсь, - ничего не выражающий взгляд прошёлся по женской фигуре, подмечая её изящество и красоту. Настроение Анны упало ещё на два деления ниже. - И бордель, кстати, тоже.
Прошествовав мимо женщины, Анна заняла второе кресло - рядом с Сэймеем. Его она даже взглядом не удостоила, почти намеренно игнорируя того, кто наверняка специально выводил её из себя. Вместо него, требовательный взгляд упёрся в лоб незнакомому пока англичанину, буквально за пол часа превратившегося из абсолютного трупа в полутруп.
- Добрый день, - в голос итальянки просочились мягкие нотки, словно говорила она с душевнобольным. - Меня зовут Анна Алесси, я хозяйка этого дома. И если вы хотите остаться в живых, прошу, расскажите мне пожалуйста о том, что произошло в центральном парке и почему у меня появилась эта татуировка.
Смолкнув, Анна приподняла левую руку, демонстрируя скрытые ранее длинным рукавом халата алые метки.

Отредактировано Анна Алесси (28.10.2012 19:00)

+2

7

4 Августа
Время: 15.05 - 15.15

Йен Вудворт:

Тон Слуги был вполне вежлив и ненавязчиво располагал к себе, но Йену ясно дали понять, что его призыв не удался… Точнее, удался, но не в пользу мага. Паническая мысль о провале возложенной на него миссии едва не захлестнула его, однако он сумел сохранить свою сдержанность и трезвый ум. Отчасти он понимал, что случившееся не обернуть вспять; к тому же еще был шанс уговорить того, кто стал Мастером, отказаться от этого и передать Йену командные заклинания. Плюс ко всему, его успокаивало простое, но от того не менее чарующее звучание кото, струны которого перебирали пальцы миниатюрной прекрасной девушки, одетой в украшенное лилиями кимоно. Несмотря на то, что молодой маг понимал, что это прекрасное создание – не от мира сего, он все равно с трудом отвел от нее свой взгляд, переводя свое внимание на Сэймэя.
- Рука, не такая уж и большая проблема, есть мастера, делающие превосходные протезы, - проговорил он это так, будто потерял и не руку вовсе, а что-то малозначительное. Но это было только внешнее проявление, его воспитали так, что он как маг должен был во главу всего ставить Магию, не зависимо от того, что он думал на самом деле. А на самом деле, его угнетало то, что он потерял руку, но не показал этого.
    Йена затронули лишь слова, сказанные о человеке, который заключил контракт вместо него.
    «Почти без магии, но со скрытым потенциалом» - повторилось эхом в мыслях.
    «Возмутительно, какой-то неуч вступил в Войну!», - несмотря на всю напускную вежливость и изящный аристократизм, Вудворд, как и любой маг с родословной, относился к подобным необразованным выскочкам крайне пренебрежительно, и слово «потенциал» для него ничего не значило, ведь магом нужно родиться, и учиться магии всю свою жизнь, чтобы достичь своих целей. Путь мага, это особый путь, здесь не место невежеству.
- Меня зовут Йен Вудворт, я являюсь представителем одной из могущественных магических организаций этого времени, - удовлетворяя просьбу Слуги, представился маг. В его голосе сквозила гордость и за своё имя, и за принадлежность к Ассоциации Магов.
В это время в комнате появилась еще одна девушка, одетая в длинный домашний халат – явно хозяйка дома… и та, что стала Мастером Сэймэя. Она тоже была красива, но в отличие от продолжавшей, как ни в чем не бывало, теребить струны кото девушки-сикигами (по крайней мере, Йен догадывался, что она сикигами, основываясь на том, что он знал об Абэ-но Сэймэе), которая так и лучилась умиротворением и благожелательностью, она создавала впечатление Джекила, скрывавшего внутри себя злобного Хайда. Не красило картину и то, что она была для Йена лишь выскочкой-«неучем».
На слова про ночлежку и бордель молодой человек даже не отреагировал, сочтя их несущественным проявлением человеческой глупости. Впрочем, приветствие, которое прозвучало дальше, тоже было произнесено не многим лучше, в нём даже прозвучала угроза, на что маг лишь разочарованно усмехнулся, а когда девушка показала ему командные заклинания на своей руке - нахмурился.
«А чего еще ждать от того, кто не знаком с магическим миром?»

    - Вы совершили большую глупость, прочитав слова, написанные мною, и теперь не я, а Вы рискуете своей жизнью. Вы даже не представляете, во что ввязались..., - пояснял он всё снисходительным тоном, агрессии или враждебности не выказывал, но и уважения тоже, полагая, что в этой комнате только могущество Героической Души достойно уважения. - Вы стали участницей Войны за магический..., - он на секунду запнулся, подбирая слова, - ...предмет, который исполняет желания. Но не надейтесь, что Вы сможете победить других участников и выиграть. Юная леди, у Вас, как я понял, совершенно нет ни опыта, ни знаний, которые бы Вам дали шанс на победу. А посему, я Вам предлагаю передать эту «татуировку» мне.
Йен счел нужным все-таки вернуться на диван, потому что, несмотря на то, что с ним все было более-менее в порядке, легкое головокружение и слабое чувство тошноты не спешили оставлять его. Сев, Йен чуть прикрыл глаза и вздохнул, после чего закинул ногу за ногу и попытался сложить вместе кончики пальцев своих рук, как он всегда привык делать, когда задумывался о чем-либо. Когда же он запоздало осознал, что не сможет этого сделать, на его лице мелькнуло выражение горечи.
Вудворт перевёл взгляд на Сэймэя:
    - В этой Войне, нет правил, и, полагаю, Грааль уже может не дать того, что Вы ищете. Что-то в «механизме» было нарушено в прошлой Войне, и теперь в городе возникают аномалии, порождённые Граалем. Слуги появляются в этом мире и без ритуала призыва, поэтому, тут совсем небезопасно. В особенности, - он посмотрел на Анну, - для этой леди. Уже были случаи, когда Слуги нападали на людей, стремясь получить необходимую им энергию. Если она передаст Командные Заклинания мне, а сама уедет, то это сбережёт её жизнь, а такой Мастер, как я, увеличит шансы на Вашу победу.  Мне же Грааль не нужен, для меня важно сохранить информацию о Магии в тайне. - Йен полагал, что его предложение самый оптимальный вариант, к тому же, у него еще были надежды на то, что он не подведёт Ассоциацию, и сможет исполнить свою миссию.
- Моя организация приказала мне вступить в Войну и, параллельно устраняя аномалии, выяснить причины их появления, - продолжил говорить Йен. - Мне были даны четкие указания всеми силами сохранить секретность магии, предотвратить дальнейшие человеческие жертвы и выяснить, что произошло с Граалем, дабы прекратить весь этот хаос, накрывший город. Поэтому я еще раз надеюсь на Ваше понимание и взываю к Вашему благоразумию.

+2

8

4 Августа
Время: 15.10 - 15.20

Как и всегда с начала их кратковременного знакомства, Анна забавляла его. Было в её невежестве что-то такое, что вызывало снисходительную улыбку и поднимало настроение. Находил подобное Сэймэй более чем удовлетворительным. Как Кастеру, ему не нужно было следить за великой силой Мастера, особенно, оммёдзи, самому известному колдуну на этих землях. И когда перестаёшь рассматривать людей исключительно как топливо, начинаешь искать тех, кто будет обладать иными качествами. Умом, силой воли, умением развлечь, в конце концов! Абэ-но Сэймэй не считал её плохим выбором, о чём Сорю уже был поставлен в известность. Необычным, странным, неоднозначным, но не плохим. Для только вышедшей из душа Анны, сейчас был весьма ответственный шаг, выбор в её жизни, по сути, долженствующий определить её будущее. Именно эти моменты любил наблюдать Сэймэй. Когда Сю человека подвергается искажениям, когда оно грозит измениться, стать иным, обрести новое значение. Изменится ли Сю Анны? А, может, изменится Сю этого мага? Стоило немного изучить. Котин продолжала играть тихую мелодию, словно её тут не существовало, но с нею всегда так. Проходит немного времени, и она словно сливается с домом, её уже перестаёшь замечать, слышишь лишь то, чем она живёт: музыку. Веер Сэймэя двигался неспешно, почти лениво, обмахивая его, но, скорее, служил тем, что скрывал его едва заметную улыбку нетерпения, ожидания, предвкушения. Разговор начался. И начал его Йен, как он представился, но не Анна. Её вопрос был закономерен, ответ мага же – гораздо любопытнее. Улыбка на губах колдуна не пропала, когда он чуть прищурился и произнёс, словно одёргивая Вудворта.
- Я спрашивал только имя. –  Его не интересовало ничего, кроме того, кто был перед ним. Только сущность человека, то, что составляло его пресловутое Сю, его имя, его характер, цели, желания. Душа Йена, больше ничего. Голос колдуна был нейтральным, но это напоминание было… пожалуй, чрезмерно вежливым. Люди должны говорить лишь за себя самих.
На данном этапе, Сэймэй взял на себя роль наблюдателя, насмешливо расценивая текущую ситуацию, как и то, во что она может развиться, как некий своеобразный торг, где товаром был сам Сэймэй, а покупатель и продавец старались доказать друг другу, что достойны этого товара больше, чем другой. Наблюдая за этим импровизированным торгом со скрытой улыбкой, оммёдзи чуть обмахивался веером, едва шевеля кистью. Подумав немного, колдун сложил его и легонько взмахнул в сторону Котин, от чего та даже вздрогнула, прервав игру. Хотя, для неё не было слова «прервать», скорее, она постепенно завершила свою мелодию, которую нельзя было испортить даже преждевременным концом. Сикигами понимала хозяина без слов, слишком давно они друг с другом, а, потому, чуть улыбнувшись в ответ… Пропала. Пропал запах глицинии, медленно покидала это помещение свежесть летнего луга. Лишь присутствие Сэймэя говорило о том, что тут что-то не так. Когда Котин исчезла, в комнате словно подул лёгкий ветер и послышался перезвон колокольчиков, тихая трель, скорее звучащая в голове, чем наяву.
- Ты говоришь любопытные вещи, Йен. – Сэймэй склонил голову на бок, опираясь локтем о подлокотник и подпирая голову сложенным веером. – Грааль испорчен? Связан ли он с тем местом, где тебя, едва живого, нашла и, по-своему, спасла Анна?
Высокомерие, явно сквозившее в голосе Йена, не раздражало Сэймэя, не так, как можно бы было посчитать. Да, это вызвало неудовольствие, но он не намеревался так уж рьяно воевать с любым воплощением человеческой природы. А подобное – лишь выдавало в нём простого человека.
Откинувшись на спинку кресла, Сэймэй посмотрел на девушку и насмешливо прищурился. Слова, сказанные этим высокомерным магом, были более чем разумны, и оммёдзи был склонен скорее согласиться с ним, чем как-то оспорить сказанное. Тем не менее, случилось то, что случилось. Духи ли, просто её удача, но вышло не так, как планировал этот маг, что ханьё полностью удовлетворяло.
- И, тем не менее, тебя подстрелили ещё в начале Призыва, Йен Вудворт. – Голос Сэймэя был более чем спокойным и расслабленным, он лишь комментировал, высказывался. Не отрицал слов мага, он должен был это уже заметить, просто говорил правду. – И случилось чудо: тебя нашёл другой человек. Достаточно глупый, чтобы завершить ритуал, достаточно странный, чтобы не испугаться и не попросить помощи. Заинтересовавшийся… бумажкой.
Тем не менее, Сэймэй понял, что именно ему не понравилось в собеседнике, что делало его похожим на Асайю. Сокрытие магии. Это высокомерие и жадность, желание укрыть знания. Глаза Сэймэя выдавали откровенное недовольство, лично этим человеком. Нет, он мог понять и принять всякое, но, всё-равно, желание скрыть тайные знания – это вызывало в нём нечто вроде отвращения.
Уж не по их ли вине мир духов, каким его знал Сэймэй, прекратил существовать?
- Однако, кое-что в твоём поручении достойно, а слова твои разумны. И, возможно, будет лучше, если ты ответишь на все её вопросы. Вести слепца проще, чем зрячего. И пояснишь, что в этот раз не так в работе Грааля. Что сможешь.
Помимо всего прочего, у ханьё появились кое-какие мысли, которое ему нужно было как следует обдумать. О том, что делать с Йеном, если Анна упрётся и не согласится, а, так же, мысли о том, что происходит в этом городе. В частности, как именно был связан Грааль и то мерзкое пятно в парке. Но, если это в этом и правда была кое-какая связь, то Сэймэй знал одно: существование такого отвратительного инструмента ему абсолютно не импонировало.

+3

9

[Анна Алесси]
4 Августа
Время: 15.20 - 15.25.

Анна откровенно закипала. Медленно тикала, отсчитывая секунды до взрыва, словно часовая бомба. Правда внешне это никак не проявлялось - всё та же доброжелательная улыбка, застывший взгляд синих глаз и расслабленная поза. Она никогда и никому не позволила бы заставить себя чувствовать не в своей тарелке. Находясь в своём доме, пускай даже имея дело с чем-то непонятным, абсурдным, Анна была способна мыслить трезво и чувствовать себя хозяйкой положения в любой ситуации. Потому что это была её территория - всё, что находилось в небольшом домике принадлежало ей. Буде то серебряные вилки или же жизни недотёп-гостей. В любой момент синьорина Алесси могла лишить их жизни - пускай этот Йен хоть трижды Копперфильд, он не сможет увернуться ото всех, выпущенных из пистолета, пуль. Хотя бы одна обязана попасть в цель. И её, вкупе с умениями Анны, вполне хватит, чтобы оборвать жизнь обнаглевшего неудачника, посмевшего смотреть на неё свысока в подобной-то ситуации.
- Да, конечно, я многого не знаю о тех фокусах, которыми промышляете вы, - девушка улыбнулась ещё чуть дружелюбнее, мысленно же разбирая собеседника на составляющие - она уже добралась до желудка и медленно его вырезала. - Но вы совершаете огромную ошибку, настолько сильно недооценивая нас, "простых смертных". - Во вкрадчивый, мягкий голосок Аннушки проскользнули лёгкие ехидные нотки. Она поднялась с кресла и направилась в сторону шкафа с винами, возвышающегося около стены. - Подумай сам, насколько ты вправе говорить так, будто ты выше меня. Не знаю, что там за война, что за магия и насколько высоко твоё положение во всей этой волшебной мути-иерархии. Но могу сказать тебе лишь одно - по сути, ты просто неудачник.
Тонкая девичья ладонь обхватила пузатую бутылку без этикетки - эти вина делались специально для таких, как они с отцом, всегда из лучших сортов винограда, лучшими виноделами. Такая бутылка могла стоить состояния, но ей она досталась бесплатно - как подарок на день рождения. В погребе отца находилась ещё одна, но эту Анна всё-таки успела прихватить с собой. Девушка не пила, считая алкогольное опьянение - проявлением трусости и попыткой сбежать от реального мира. Только что-то такое же хорошее и вкусное могло удостоиться чести быть выпитым ею. К тому же, сейчас ей следовало немного успокоиться - со странным исчезновением той полураздетой девахи с не менее странным музыкальным инструментом злость в ней была практически ничем не сдержана. Умиротворение, навязываемое чужой музыкой, медленно спадало, открывая путь истинной натуре Анны - несдержанной, гневливой и скорой на расправу. Взгляд чистых, голубых глаз остановился на рукояти пистолета, припрятанного тут же, в шкафу, и она усмехнулась, не спеша возвращаться обратно в кресло. "Гостеприимная" хозяйка обернулась к своему собеседнику, держа в руке наполненный бокал. Понимая, что пауза слегка затянулась, Анна заговорила вновь:
- Ты неудачник, Йен. Несколькими часами ранее ты истекал кровью в пустынном парке, получив рану, не совместимую с жизнью. Уж не знаю, как тебя вылечил этот хитрец, но факт остаётся фактом. Теперь твоя жизнь принадлежит мне, такой вот недостойной и неразумной, и я её заберу, как только посчитаю нужным. Ты не будешь мне противиться, если в тебе ещё остались крупицы чести. Но, что я слышу, вместо смирения, которое ты должен проявлять, ты требуешь у меня что-то, что теперь принадлежит мне по праву? И даже не свою жизнь? Ты действительно настолько глуп или прикидываешься? Не смей читать мне морали, находясь в таком положении.
На Сэймея Анна не обращала никакого внимания, лишь краем уха улавливая смысл произносимых им слов. Тот в её глазах опустился до уровня мебели - слуги, которому немедленно требовалась дрессировка. Слуги, бесполезного без навязанного ему подчинения. Сейчас Сэймей её раздражал, а показывать своё негодование при Йене было бы ошибкой. Потому она игнорировала. Ко всему прочему, Анна просто не ощущала от него угрозы - ни своей жизни, ни положению. Он не пытался возвыситься над ней и явно не собирался нападать. Потому и отошёл на второй план - с ним Анна планировала разобраться наедине.

Отредактировано Анна Алесси (28.10.2012 19:01)

+1

10

4 Августа
Время: 15.25 - 15.30

Вопросы Сэймэй задал по существу, но Йен не торопился с ответом. Да, он посвятил их в общие черты дела, но становиться источником информации он тоже не желал.
- Да, он испорчен, - протянул, наконец, Йен, пытаясь понять, что ему следует говорить. - Пока неизвестно, является ли это результатом уничтожения малого Грааля в прошлой Войне, или же имело место быть еще какое-то воздействие на магический механизм.
Продолжать он не стал. Во-первых, его посвятили не во все в подробности, а во-вторых, свои догадки он предпочел оставить при себе.
В ответ на следующие слова Кастера Йен лишь как-то нехотя кивнул. Отвечать на вопросы Анны ему хотелось еще меньше. К тому же Сэймэю, несмотря на всю его легендарность, тоже доверять не стоило. Из сказаний о нем Йен знал, что тот был слишком непредсказуем. Нельзя понять, что творилось в его голове. Сын Кицунэ, большего говорить и не нужно…
Тут начала говорить Анна.
Когда комментарий о «простых смертных» едва покинул ее уста, Вудворт едва удержался от того, чтобы хмыкнуть. Воистину, она либо все еще ребенок, либо слишком наивна, если верит, что обычный человек может совершать настоящие подвиги. Все это не более чем сказки и юношеские мечты. Реальная жизнь гораздо суровее, и без должных умений в ней не ступить ни шагу.
Это, черт побери, война, юная леди. Война ломает и самых крепких… 
Услышав же о «фокусах», Йен даже оскорбился, хотя, впрочем, ненадолго. Он быстро «вспомнил», кто говорит эти слова. О, как же можно быть столь суетной и безрассудной? Лишь Магия может дать человеку истинное понимание вещей, и лишь она способна повелевать всем сущим. Так что, если человек не познал Магию, то, конечно же, для мага такой человек всегда будет стоять на ступеньку ниже, что бы тот ни говорил. Йен искренне в это верил, а слова девушки ему показались лишь словами того, кто глубоко заблуждается, не более, посему, бурной реакции на них просто не последовало, лишь разочарование отразилось на его лице.
Когда Анна его назвала неудачником, он лишь улыбнулся, как улыбается  взрослый, видя ошибки ребенка.
- Это не является неудачей, милая леди, - с иронией проговорил маг, - Вы неверно понимаете значение неудачи как таковой, от этого Ваши дальнейшие умозаключения лишь больше путаются. Это было лишь естественным результатом противостояния Слуге, - вдаваться в подробности он не стал, так как хотел оставить это дело себе, и уже поставил перед собой цель выяснить истинную суть Мастера Арчера.
Агрессивность Анны показалась Йену слишком неуместной, и даже удивила его, хотя он опять внешне никак этого не показал. Вудворт хоть и ставил подобных людей ниже магов, но все же относился к ним вполне нейтрально, да и в своих словах он не заметил ничего оскорбительного, что могло вызвать ее враждебность… Он понимал, что в том, чтобы притащить в дом незнакомого и к тому же раненого мужчину, приятного мало, но, во-первых, он вовсе не напрашивался на спасение, во-вторых, помощь раненому незнакомцу, как правило, присуща человеку благородному, и агрессии тут тем более не было бы места… Поэтому он пришел к выводу, что она была не более чем избалованной  богатенькой девчонкой, которая не умеет сдерживать свое высокомерие.
Оставаться более ему здесь не хотелось. Попытка уговорить вернуть ему Слугу провалилась, поэтому нужно был срочно сворачиваться и придумывать план Б, дабы не вызвать на свою голову гнев своего начальства. Нет, его не пугали угрозы Анны, но он понимал, что Сэймей без труда сможет его уничтожить. Пока он не был уверен, понимает ли Анна, какое оружие в данной ситуации может быть действенным против мага, но если она сможет понять, что действенным является отданный Слуге приказ, это может плохо кончится для него. Поэтому его, как ничто другое, волновала его потерянная рука. Потеря руки как части организма мало заботила мага, это он вполне мог пережить. Но для него рука была ценным инструментом для занятий магией, поэтому можно сказать, что с ее потерей он ослаб чуть ли не вдвое. Нужно было как можно скорее найти ей замену, иначе он не то что от Слуги, от обычного мага даже не сможет защититься.
- Полагаю, Вы кое-чего не понимаете, юная леди. Ваше высокомерие и бессмысленная самоуверенность в данной ситуации просто неконструктивны, - начал он снисходительно, старательно подбирая слова, дабы не вызвать очередную порцию агрессии. В то же время, некоторый сарказм едва ощутимо, проскальзывал в словах, - Это война. Война, а не светский променад по Ричмонду. И Ваш нрав здесь ничем не поможет. Слуги умирают не из-за того, что они слабы, а из-за того, что слаб их неопытный Мастер. Надеюсь, в ближайшее время, когда Вы поймете, во что ввязываетесь, Вы все же образумитесь и примете мое предложение. Сейчас же позвольте откланяться. Мне нужно привести себя в порядок.
Сказав это, Йен поднялся с дивана.

Отредактировано Game Master (17.06.2012 00:22)

+2

11

4 Августа
Время: 15.30 - 15.35

Сэймэй почти не следил за разговором - наверное, зря. Может быть, участвуй он в нём, кое-что пошло бы не так, однако, что сделано - то сделано и оммёдзи лишь слушал и думал. Над многими вещами, прозвучавшими тут. Не сказать, что его радовало происходящее: всегда неприятно попасть в ситуацию отличную от привычной, когда вместо стандартной и шаблонной войны получаешь нечто совершенно неадекватное и непонятное. Это выбивает из колеи ибо информация, который ты владеешь неполна и несовершенна, однако... Однако, скрывать возбуждённую улыбку и интерес Сэймэю едва удавалось - обычная война хоть и была важным делом, но это была просто война, такая, какая есть, без изысков, без особенностей, но неразгаданные тайны, непонятные происшествия - они увлекали гораздо сильнее. Возможный хаос, творящийся в этом городе мог увлечь и развлечь, что, несомненно, радовало сына кицунэ. Ибо его самым главным врагом оставались не козни соперников, но скука. Он устал от спокойствия и мира, даже Война в её изначальном виде не факт, что смогла бы развлечь его как следует. Ибо война... Это рутина. Опасная, чрезвычайно опасная, но её правила оговорены, условия - тоже. Рамки, пусть и едва заметные, будут всегда. Не сражаться днём, не оставлять свидетелей. Именно поэтому, Сэймэй сидел и задумчиво постукивал свёрнутым веером по щеке - он всегда делал так, когда задумывался над чем-либо. Эта Война была иной. Более опасной и более хаотичной, нужно было менять свои стратегии и, вообще, понять, что же именно пошло не так. Тайна. Интерес. Что-то, чем можно увлечься - для тех, кто знал оммёдзи не стало бы неожиданностью, если бы его пристальный интерес был обращён на решение именно таких проблем, но не на непосредственную победу в этом сражении. Слова спасённого "гостя" тщательно обдумывались и изучались - ханьё не был глупцом, чтобы не предположить самое смелое и необычное, но проистекающее из слов Йена - слуг может быть... Много. Взгляд оммёдзи буквально впился в Вудворта, словно о его возможных тайнах стало известно. Этим самым задумчивым взглядом колдун не просто изучал мага, он словно пытался залезть в его голову и прочитать самые сокровенные его мысли, выпотрошить его сознание, извлечь все знания. Увы, такая роскошь была крайне непозволительна и пришлось отбросить эту мысль. Не стоило давить на гордого представителя местной "элиты" - нужно было аккуратно вытянуть из него все знания, а это более долгий процесс. Не на один день.
- Кое в чём этот человек прав. - Наконец, произнёс мужчина в белом каригину, а, затем, поднялся с кресла. - Я провожу тебя, Йен Вудворт. - Вне всякого сомнения, он не собирался покидать Анну надолго - но отпускать такого потенциально опасного и обладающего таким багажом информации волшебника было бы просто неразумно.  Конечно, девушка может заподозрить заговор или даже последить за ними - это неплохо, по крайней мере сам оммёдзи не имел ничего против этого. А если она проследит за ними - будет даже замечательно. Впрочем, кастер очень сомневался в своих предположениях.
Лишь оказавшись вдали от Анны, Сэймэй задумчиво посмотрел на Йена и заговорил.
- Ты можешь идти. Учти, впрочем, что ты уйдёшь не просто так. - Ловкие пальцы ханьё выхватили офудо из рукава каригину и он сложил её пополам, приложил к губам и прошептал заклинание. - Я пожелаю продолжить нашу беседу в скором времени... - протянув бумагу Йену, колдун чуть улыбнулся. - У меня есть вопросы, а то, что я не твой слуга ещё не значит, что мы не можем исследовать эту проблему для твоей... Ассоциации. Сверни офудо на запястье.
Это была правда, в общем-то. Пока что магу было совершенно не выгодно как-то запутывать или манипулировать Йеном. Обезопасить себя? Пожалуй. Получить гарантии? Несомненно.
Протянутый офудо был этим гарантом. По сути, Йен тесно связывал себя с Абэ-но Сэймэем, но это была маленькая плата за спасение его жизни. Маленький якорь, который позволит колдуну, в дальнейшем, наложить именно те заклинания на волшебника, которые он сочтёт необходимым и просто отследить при необходимости. Позже, так как времени у него предостаточно. Снять офудо у него тоже не выйдет - листок тонкой бумаги просто пропадёт, истлеет, когда заклинание перенесёт якорь на тело "гостя". Увы, должное изящество отсутствует, компенсируясь такой банальной вещью, как скорость. Не слишком благоразумно было бы продемонстрировать отсутствие благодарности за проявленный ранее акт... альтруизма и не принять маленькое обязательство на себя. Как и Анна, Сэймэй считал, что кое-чем этот человек ему обязан и прекрасно знал, что и сам человек это осознаёт. Должен осознавать. Да и просто не принять подарок было бы глупо. Опасно, почти смертельно глупо.
Сэймэй предпочитал не верить в столь явную человеческую глупость.

Отредактировано Abe no Seimei (11.08.2012 13:08)

+2

12

4 Августа
Время: 15.35 - 15.43

Йен молча протянул руку, чтобы взять офудо из рук Кастера, но вот свернуть бы его на запястье он просто не смог бы, для этого нужна была вторая рука. Маг опустил глаза, ему явно нужна была помощь, даже в таком незначительном действии. Ощущение какой-то беспомощности сковало его на мгновенье, и он сказал:
— Полагаю, что свернуть эту бумажку на моём запястье придется Вам, у меня сейчас только одна рука. — сродни унижению, показывать свою несостоятельность, но выбора то не было.

Вудворд и не думал протестовать, и выказывать своё недовольство, хотя надо сказать, его не слишком радовала перспектива магической связи со Слугой. Но тем не менее, Йен надеялся, что Сэймэй внял его речам, и готов если уж не перейти на его сторону, то хотя бы содействовать в его деле. Маг очень надеялся, что в конечном счете, Слуга решит разорвать контракт с этой вздорной особой, непонятного происхождения, и заключит контракт с ним. Впрочем, молодой человек был просто уверен в том, что всё сказал и сделал правильно, и результат не заставит себя ждать.
Сейчас же Йена беспокоила Слуга, которая помешала ему провести ритуал, магу совсем не хотелось наткнуться на неё снова, но успокаивало то, что всё таки сейчас еще день, да и бродить по пустым околичным улицам он не собирался. Пока же главная задача Вудворта, это высококлассный протез, который заменит ему утраченную руку, и он знал, кто ему сможет в этом помочь, правда для этого следовало покинуть город. Но раз есть шанс вернуть Кастера, значит и Йен еще вернётся в Фуюки.

OOC: Abe no Seimei, Вы можете написать, что Кастер свернул офудо на запястье Йена, и тот ушёл. Далее можете играть без NPC. Йен направится к дому, который снимал, и далее в аэропорт, до вечера его в городе не будет.

Отредактировано Game Master (23.08.2012 21:07)

0

13

4 Августа
Время: 15.43- 15.45

Как он мог забыть? До чего неэтично заставлять бедолагу в ощущать свою ущербность, увечье и неудачу - не то, чтобы Сэймэй сильно переживал из-за этого, но вот чуть-чуть уколоть - это с удовольствием. Он с неизменной улыбкой свернул офудо на запястье Йена и тот действительно вспыхнул - словно его только что подожгли. Никакой боли, само собой, бумага очень быстро превратилась в пепел и просто пропала, после чего оммёдзи сделал шаг назад. Дело сделано - даже сейчас он чувствовал эффект заклинания, а уж позже, когда оно закрепится - разорвать его, наверное, сможет лишь тот, кто обладал бы такими познаниями в магии, как и сам Сэймэй.
- Доброго пути, Йен Вудворт. - Слуга кивнул своему новоиспечённому сподвижнику и развернулся, возвращаясь в дом, к своему нынешнему Мастеру, дабы немного прояснить ситуацию. Йен не до конца выполнил свою роль, как надеялся сам Сэймэй, что его расстраивало, хотя определённая информация, которой "поделился" маг в некотором роде окупала "провал" этого молодого человека. К сожалению, сейчас Кастера ждал очередной разговор с Анной, а она, скорее всего, пребывала в не самом хорошем расположении духа - разговоры, такие как у неё были, всегда раздражают и хочется выместить своё неудовольствие на окружающих. Грустно, но такова жизнь. Неспешно вернувшись на своё место, Сэймэй уселся на своё старое, если можно так охарактеризовать кресло, в котором он провёл последние полчаса-час. Уселся и взглянул на своего мастера снова. В который раз, изучая её, словно пытаясь проникнуть в её разум, разобраться, что именно и как именно ею движет.
- Ты не слишком ему поверила. - Он констатировал достаточно очевидную вещь. Это легко было определить по её раздражению, по тому, как она явно была недовольна произошедшим. На секунду, Кастер даже задумался о том, чтобы вновь позвать Котин, но счёл это довольно подлым - разберётся сам. Конечно, раздражённая женщина - ужасное существо, но на его веку он встречал и похуже, пусть и не намного. - Но насчёт Войны и того, что это серьёзно "неудачник" был прав. Советую принять это к сведению.
Снова комментарий, очередной и довольно обыкновенный комментарий - он говорил очевидные вещи, о которых додумался бы любой мало-мальски разумный человек. Может быть, она уже и сама пришла к таким выводам, а, может, её эмоции мешали трезво мыслить молодой леди. Такое бывает всегда, поэтому-то сын кицунэ и старался сохранять разум чистым и безмятежным.
- Полагаю, теперь, ты хочешь поговорить со мной, Анна? Что же.
Раз уж возложенная на раненного миссия не была выполнена, то к величайшему сожалению самого оммёдзи, придётся разбираться с такими незначительными делами самостоятельно. В частности, говорить с нею лично.
- Но сперва... в этом доме есть сакэ? Боюсь, что разговор может слегка затянуться.

+1

14

[Анна Алесси]
4 Августа
Время: 15.25 - 15.47

Длинные, аккуратно подпиленные ногти Анны, покрытые матово переливающимся, прозрачным лаком, отбивали звонкую дробь по стеклянному боку бокала. Она не ответила на выпад Йена и не собиралась вмешиваться в их с Кастером перешёптывание, пускай это и было очень неприятно - могли бы закончить и в комнате, а такое наушничество только наводило на мысли о предательстве. Мягкие, алые губы Анны были капризно поджаты, брови хмуро сведены к переносице, а острый, пристальный взгляд синих глаз мог, казалось бы, проделать дырку в самой крепкой стали. Всё происходящее всё меньше и меньше нравилось хозяйке дома. Конечно, она  мучилась от невообразимой скуки в этой глуши, где даже подходящих соперников найти нельзя, не говоря уже о преданных последователях. Однако, то, во что её неумолимо ввязывали, грозило сделать и без того крутой нрав итальянки ещё более резким и заносчивым. Поведение одного только Вудворта будило в ней желание расправиться с ним особо жестоким образом - начиная от выковыривания наглых глазищ и вырывания грязного языка, заканчивая заживо снимаемой кожей и удалением хирургической пилой его позвоночного столба. В общем, задержись он в её доме подольше - никакая бы чёртова магия не спасла от мести униженной мафиози. Пожалуй, впервые Анна пожалела о том, что её приняли за безобидное существо. Очень-очень бесило то, что с ней обращались, как с неразумным ребёнком, даже с учётом явственного отсутствия у неё некоторых знаний. Это не давало им никакого права смотреть на неё сверху вниз, словно на какую-то ущербную.
- Здесь нет сакэ, - тихо, но отчётливо угрожающе отрезала она, не размыкая прикрытых на время размышлений век. Из груди Анны вырвался глубокий, неровный вздох. - И я не желаю ни говорить с тобой, ни слушать, так что внемли своему Мастеру, убожество, и заткнись.
Девушка легко поднялась со своего кресла, преодолев те несколько шагов, разделяющих его и низкий гостиный столик. Дойдя до него, она с силой вдавила ножку бокала в поверхность стола. Послышался резкий, тонкий дребезжащий звук и едва слышный после него хруст. От округлого основания бокала откололся небольшой осколок, но, к счастью для служанки Анны, сама ёмкость выдержала и большой, пушистый ковёр остался незапятнанным. Лицо итальянки словно бы закаменело - складки на лбу расправились, губы сжались в ровную, упрямую полосу. Только по ярко-красным пятнам на её щеках можно было определить, что находится Анна совсем не в лучшем своём расположении духа. Слишком мало информации поступило - с ней поделились, но то была скорее подачка, брошенная голодающей собаке кость. И подобное было неприемлемо. Прошёл уже час с чем-то с тех пор, как странный колдун пришёл к ней в дом. Как казалось Анне, этого времени вполне достаточно, чтобы не только посветить её во все их таинства, но и удосужиться поинтересоваться насчёт её способности постоять за себя. Она не принимала магию и верила исключительно своему оружию, но была готова слушать! Этого не оценили. Даже больше, над ней открыто насмехались. Тянули время, словно резину. Но даже она в определённый момент рвётся...
- Я не стану спрашивать, о чём вы там шушукались, - наконец, буквально выплюнула она, смерив фигуру в кресле крайне презрительным взглядом. - Просто выметайся из моего дома. Мне не нужен подчинённый, действующий в обход меня, и обращающийся со мной, как с полоумной. Однако, эту вашу Войну я так просто не оставлю. Не допущу, чтобы кто-то вроде вас говорил обо мне с явным пренебрежением. Я найду кого-то более верного, и все, кто смеет недооценивать дочь семьи Алесси, будут умерщвлены. Ты знаешь, где выход.

Отредактировано Анна Алесси (28.10.2012 19:01)

+2

15

4 Августа
Время: 15.50

Сэймей молча выслушал гневную тираду своего Мастера, не поведя даже бровью. Слова Вудворта всплыли из памяти, и в этот раз он не мог с ними не согласиться. Прискорбно, конечно, у барышни есть потенциал, но ее вспыльчивость, высокомерие и безмерная гордость смогли просочиться даже сквозь неприступную каменную стену спокойствия Слуги. Он не видел смысла в том, чтобы оскорбляться, доказывать ей что-то... В конце концов, зачем ему это делать? Он мог понять причину ее такого поведения, но, одновременно с этим, лишь укоренился в мысли о том, что его Мастер просто утонет в этой Войне, как щенок. Нет, избалованная "юная леди", здесь никто не собирается подавать тебе все на блюдце. Будь все так, Война за Грааль превратилась бы в мимолетное легкое развлечение, которое нисколько бы не скрасило многовековую скуку Сэймея. Анна, может, и привыкла к интригам, но, похоже, всегда шла против них напролом, тогда как такое количество хитрых и изворотливых змей, как в этой Войне, просто закусает ее до смерти. Что ж, очень жаль.
— Но Мастер... — начал было он, решив дать своей мысли о том, что эта девушка - все же неплохой выбор, еще один шанс...
...и окончательно удостоверился (испытав при этом даже легкое удовлетворение), что воззвать к благоразумию этой вспыльчивой упрямицы не получится даже у него.
— Молчать, ничтожество! — продолжала кипеть, словно медный чайник, Анна. — Сказала же, видеть тебя здесь больше не желаю! Мало того, что со мной нянчатся, как с младенцем, и кидают подачки, будто бездомной собаке, так еще и, видимо, призывают лезть на рожон туда, где нет очевидной выгоды, а во всей этой авантюре я не вижу ничего хорошего.
— Но между нами заключен контракт, я не могу так просто взять и уйти, — спокойно отозвался Сэймей, скрыв за веером свою усмешку.
— Ох, да я тебя... Ладно! Что нужно, чтобы разорвать контракт? — по каменному лицу Анны было видно, что она с великим удовольствием занялась бы сейчас членовредительством, но пока кое-как сдерживалась. Слуга прикрыл глаза и вздохнул.
— ... Просто скажите "Силой командного заклинания я разрываю с тобой контракт, Слуга".
— Силой командного заклинания я разрываю с тобой контракт! Пошел вон! — тут же выпалила Алесси, вскинув руку с командными заклинаниями. Часть метки замерцала и исчезла, после чего вся она испарилась с запястья девушки, не привязанная к ней более мистическим контрактом.
— На то ваша воля... — Сэймей слегка поклонился и, с резким звуком сложив свой веер, растворился в воздухе, покидая этот негостеприимный дом.

На какое-то время в гостиной воцарилась тишина, нарушаемая лишь отдаленным тиканьем старых часов и разъяренным стаккато, которое выстукивали пальцы Анны по подлокотнику кресла. Гневный румянец все никак не желал сходить с ее щек, прямо говоря о том, что Алесси не собиралась приходить в радушное расположение душа.
— Франческа!!! — заорала вдруг она, вскакивая с кресла. Казалось, даже стрекотавшие на улице насекомые, разминавшиеся перед своим ночным концертом, смолкли, заслышав этот рык. Дверь распахнулась, и в гостиную влетела бледная как мел горничная.
— Собирай чемоданы, Франческа, мы уезжаем, — властно потребовала Анна.
— Н-но, госпожа, — заикнувшись, промямлила горничная, — Вы же только что прие...
— Поговори мне еще, — процедила девушка тихим угрожающим тоном, в котором явственно слышалось желание лишить Франчески волос, а вместе с ними и полголовы впридачу. Всхлипнув, горничная поклонилась и исчезла из гостиной так же быстро, как и появилась. А Анна направилась наверх, одеваться.
— Страна идиотов, — пробормотала она, поднимаясь по лестнице.

Вопреки желанию семьи, она решила уехать. Нью-Йорк, может быть, будет вполне ничего...

ООС: Анна покидает город и, тем самым, выбывает из игры. Сэймей волен в своих действиях, однако заручиться поддержкой Мастера все равно остается первостепенной задачей.

+1


Вы здесь » Fate/Splinters of Wishes » Архив игры » Дом семьи Алесси [Пригород]